Рубрика: Былое и думы

0

Записки одного замполита. Часть третья

Мы вслушивались в звуки тренировки третьего батальона в поле, вжимались в окопы при «тренировке» по нам сепаров, тренировались и отрабатывали ответку по ним и ждали. Ждали наступления третьего батальона.

0

Мой 2014 год. Часть вторая

Я услышал, как рвутся мины — этакий отвратительный рявкающий звук. Поступила команда «с брони!», и наша пехота горохом посыпалась на землю, водя автоматами по акациевым зарослям. Я остался на башне один.

0

Записки одного замполита. Часть первая

Часто спрашивают, как я, мирный человек, стал военным, и что я при этом чувствовал? Мое психологическое привыкание к войне и ее быту происходило постепенно. Изначально я решил для себя: не «отмазуюсь»,  не «кошу», и если ко мне приходит повестка, я иду на войну без вопросов. 

0

Мой 2014 год. Часть первая

Внешней вооруженной угрозы быть не может, думал я — любой спор будет решен мирно, Киев прогнется — и всё. Так я полагал до двадцатых чисел февраля 2014, когда чужая армия оттяпала кусок украинской территории.

1

Майдан. Вогнехреща. Заключительная часть

После первого разгона Евромайдана, убийства Вербицкого и других активистов, избиений журналистов неудивительно, что люди пришли на «мирный марш» со «средствами самозащиты». И я не удивлён, что обе стороны заранее были готовы вгрызться друг другу в глотки. Прекрасный солнечный день. И трупы, лежащие на Институтской и в Мариинке. Гранаты, летящие в людей. И коктейли Молотова, жгущие вооружённых солдат.

0

Майдан. Вогнехреща. Часть четвертая

Я еду в метро и созерцаю людей, ещё не знающих, насколько круто изменилась их дальнейшая жизнь. Идут дни. До того мирная улица превратилась в горящую линию фронта, в огненную стену, отделяющую «Беркут» от гражданских людей в масках и шлемах. 22 января — День соборности Украины. По злой иронии, в этот же день начали стрелять по протестующим насмерть.

0

Об одном сокрушительном поражении феминизма и его уроках

Американский средний класс после войны жил «традиционным укладом»: муж работает, жена ведет домашнее хозяйство. Рано утром жена везет мужа к поезду, он целует ее и едет в город на работу. Она возвращается домой, готовит обед, убирает, стирает, ходит по магазинам, а вечером едет на ту же стоянку забирать мужа. Однако как раз к семидесятым годам этот уклад стал уходить.

0

«Сімейні цінності» та «дух феодалізму»

Неформальні структури «сімейного» типу — прості й стійкі. Вони пережили Сталіна і навіть, у певному сенсі, стали панівними. Сталін не знищував систему кланів, як стверджують його фанати, він лише періодично знищував непідконтрольні йому клани, його власна влада багато в чому базувалася на цих неформальних структурах, а сам він називався «батьком народів».