«Союз бедных хлеборобов» как предтеча Махновщины

Сидят [слева направо]: Нестор Махно, Вольдемар Антони, Петр Онищенко, Егор Бондаренко, Иван Левадный Стоят [слева направо]: Филипп Крат, Лука Кравченко, Иван Шевченко, Прокоп Семенюта, Лука Коростылев, Назар Зуйченко, 1907

О махновщине написано много, впрочем, как и о самом Несторе Махно. При этом хорошо известен тот факт, что анархическое движение в Гуляйполе выросло не на пустом месте, а в ходе длительной борьбы против самодержавия и царизма, местных помещиков и черносотенного движения. С начала ХХ века её возглавлял анархист Вольдемар Антони, друг Нестора, бывший одновременно его наставником. Рассмотрим, что из себя представляло это движение, насколько оно было популярным и чем занималось.

Место

Несмотря на то, что Гуляйполе той эпохи имело репутацию села, селом оно по факту не было. Проживало там около 10 000 человек, была небольшая индустрия, например, металлообрабатывающая фабрика Крига, культурная и образовательная инфраструктура, а зажиточные граждане уже могли себе позволить пользоваться электричеством, что было тогда неслыханной роскошью. В селе также были хорошие дороги из брусчатки, железная дорога со станцией и паровая мельница. Одним словом, это был небольшой городок со своим пролетариатом, хотя по большей части труд и был аграрным.

Лидер

Вольдемар Антони в молодости

Хотя анархистские организации формально оглашают равенство своих членов и, как правило, действительно стараются стремиться к такому порядку вещей, неформальные лидеры все равно во все времена присутствовали. Таким в то время был Вольдемар Антони с подпольной кличкой «Заратустра» — рождённый в пролетарской семье анархист, радикальные взгляды которого возникли под влиянием отца, посещавшего тайные кружки РСДРП. В 1909 Антони эмигрировал в Латинскую Америку и вернулся на родину только в 1962. Умер в 1974 году в Никополе.

Могила Вольдемара Антони в Никополе

Организация

Видя популярность анархических идей среди молодежи, Вольдемар Антони организовал в 1904 году группу анархо-коммунистов «Союз бедных хлеборобов». Группа имела формальное членство — регулярные активисты назывались групповиками. По словам самого Антони, их было 40 человек. По информации женевского анархистского еженедельника «Буревестник», в СБХ было 50 групповиков. Каждый должен был иметь контакт с не менее, чем пятью людьми, не посвящёнными в дела группы, но принимающими участие в акциях. Таких людей называли массовиками. По словам самого Антони, массовиков было всего 200.

Группа была законспирирована, каждый её член был обязан иметь подпольную кличку и соблюдать молчание на допросах. Предателей карали смертью. Оскорбления со стороны надзирателей или помещиков также карали смертью. По свидетельству Антони, группа выступала за 8-часовый рабочий день, свободу слова, собраний, манифестаций и низложения самодержавия.

Деятельность

Задачи группы можно разделить на три основные направления:

  1. Экспроприации — налёты на кареты и кассы;
  2. Печать листовок и прокламаций, распространение их в рабочей среде;
  3. Боевое противостояние черносотенцам — например, «Союзу истинно русских людей имени Архангела Гавриила», помещикам и «кулакам-мироедам» (зажиточным крестьянам).

Антони в своих мемуарах свидетельствует о мерах борьбы с черносотенцами, когда члены этого движения начали вербовать крестьян и для обнаружения групповиков СБХ. С ними сотрудничали как помещики и кулаки, так и бедные крестьяне. Антони пишет в своих мемуарах, что анархисты понимали — если не нанести удар первыми, то их подполье рано или поздно будет раскрыто. Групповики решили действовать просто и со вкусом — сожгли дома всех сельских черносотенцев. Под раздачу попал и простой крестьянин, который кичился сотрудничеством с «истинно русскими» и носил их значок с Архангелом.

Открытка «Союз истинно-русских людей», 1900-е

В записках Антони этот случай описан вот так:

Вскоре запылали помещичье усадьбы. Сожгли даже одного крестьянина дом, который очень кичился своим жетоном Архангела. Горела хата черносотенца. Сбежались люди, стали наблюдать, но никто и рукой не пошевелил. «Люди добрые, чего же вы стоите? Помогите потушить пожар!» «Хай тобі Архангел помогає», — отвечали крестьяне.

И когда пострадавший в отчаянии сорвал с груди архангела и, с пристрастием, бросил жетон — причину своего несчастья — в огонь, то крестьяне сказали: «О, тепер ми тобі допоможемо», и дружно взялись тушить.

После этой серии «истинно русские» пропали и перестали донимать СБХ. Группа боролась и против антисемитизма, пресекая антиеврейскую агитацию. В конечном счёте группа всё же была уничтожена, и причиной этому стали экспроприации.

Сам Антони вспоминает, что всегда старался «придержать» парней, поэтому «эксами» они занимались в дни его отъезда из села. Насколько это правда — судить сложно, так как свои воспоминания он писал для безопасного возвращения в СССР. Они «отредактированы» в духе времени — чтобы соответствовать тому, что от Антони ожидали услышать. Антони в своей работе всячески пытается отойти от ореола «атаманщины» и «бандитизма» и сойти за заблудшего марксиста.

После разгрома группы Антони ушёл в бега, а Нестор Махно, один из активистов СБХ, впитавший анархизм от своего наставника — «Заратустры», чуть было не попал на виселицу, которую заменили вечной каторгой. Что было дальше, во что превратилось Гуляйполе и как было продолжено дело «Союза бедных хлеборобов», знают, наверное, все.

Вольдемар Антони в старости (сидит справа)

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...