Ущемлённые цыганами: ромский вопрос и анархисты

Флаг ромов

Недавняя колонка Анны Гриценко о ромском вопросе в Украине вызвала возмущение самых разных читателей: от рабочих-эмигрантов из Украины и России, поддерживающих Трампа, до анархо-мачистов и людей, которых можно было бы обозначить как «попутчиков анархизма» или «сочувствующих», если бы их сочувствие относилось к реальному анархизму, а не химере. С их точки зрения анархизм исчерпывается расширением прав «белого» гетеросексуального мужчины. Сейчас этот мужчина работает на дядю, а при анархизме получит БОД или станет хозяином средств производства, и, разумеется, никакие геи и нацменьшинства не омрачат его существование.

Прочитав колонку, достойные мужчины впали в истерику:

«Да, цыгане — грязные, они воруют, они торгуют наркотиками!»

«Цыган невозможно перевоспитать, при виде цыган я становлюсь самым злобным расистом, я и сам не раз от них пострадал».

«Я жил рядом с цыганами, они не умели пользоваться туалетом».

«Те, кто отстаивает права цыган, не должны переезжать из России в Украину. Вы тут не нужны. Сидите у себя за поребриком и учите аборигенов толерантности».

Российская оппозиция этим бойцам нужна, только правая. Но вот беда — большинство российских правых, таких же расистов, поддерживает аннексию Крыма. Время покажет, как Ущемлённые Цыганами выйдут из этого положения, а пока поговорим о реальной ромской ассимиляции.

Существует понятие «романо рат» — носители цыганских генов, которые могут присоединяться к общине или не делать этого — никто не принуждает. Учитывая масштаб ромской ассимиляции, процент романо рат в славянских государствах достаточно высок. Я принадлежу к ним по линии одного из дедов. Его семейная история непосвящённым людям кажется странной, будучи на самом деле типичной. К табору он отношения не имел: его предки осели после отмены крепостного права.

Кочевать по России, в силу климата, неудобно, поэтому многим ромам осесть мешало лишь одно — феодализм. Но уже при Екатерине II, которая причислила ромов ко «второму податному», т. е. крестьянскому, сословию и разрешила переходить в другие сословия, кроме дворянского, появились оседлые крестьяне цыганского происхождения.

По данным, собранным Gipsy Life, после присоединения Украины и Молдовы к Российской империи многие ромы оказались в рабстве. Две трети молдавских ромов жили оседло — это были землепашцы и дворовые крепостные. Ситуация в самой России обстояла чуть лучше: уже к 1800 году многие ромы «вышли в купцы и мещане».

Семья московских цыган Мерхоленко

По мнению фантазёров, ромы исповедуют «цыганское язычество». Я до сих пор не могу понять, что это такое. Родственная ветвь, люли, иногда бывают зороастрийцами, но чаще мусульмане. Обычно ромы принимают конфессию страны проживания: литовские — протестантскую, украинские — православную или униатскую. Родственники рассказывали, что таборные ромы крестили детей, а во время церковных праздников выстаивали очередь к иконам.

Семья украинских цыган-сэрвов

До 1917 года в Тверской области наблюдалась высокая плотность русских ромов и котляров. Если вторые жили более закрытой общиной, то первые часто смешивались с русским населением. Семья моего деда по отцовской линии, жившая в деревне Молоково, считалась зажиточной и нанимала работников. То есть причина ареста прадеда — скорее «экономическая», нежели «национальная»: ромами в этом регионе было никого не удивить. Тем не менее, после революции многие ромы последовали примеру евреев, меняя фамилии и записываясь русскими. По сей день в Твери и области — немалое количество низкорослых темноволосых людей, чью национальность сходу не определить; это романо рат, у абсолютного большинства из них в свидетельстве о рождении написано: «Русский/-ская».

Мой дед родился в 1925 году. При Сталине межнациональные конфликты обострились, в 1933 году начались этнические чистки, а уже к 1942 году, когда деда призвали в армию, о взглядах Гитлера на «недолюдей» стало известно даже в посёлках. Прабабушка понимала, что семья рискует очень серьёзно. Это и нарушение «нового крепостного права» (паспорта им не выдали, но они всё равно поменяли место жительства), и репрессированные родственники, и этническое происхождение. Немцы обошлись бы с пленным ромом вдвойне жестоко. Поэтому дед, во-первых, записался русским — паспорта нет, значит, можно назваться хоть македонцем, а во-вторых, сказал, что родился в Ярославской области. Поэтому в ряде архивных документов он числится уроженцем Ярославской области, а в полученных много лет спустя паспортах указано Молоково. Конечно, его выдавала внешность: смуглая кожа, вьющиеся иссиня-чёрные волосы, неславянские черты лица — и он очень старался быть «настоящим русским», в старости доходя до антимигрантских высказываний.

Молоково, 1838

Единственным ромом-героем Советского Союза считается Тимофей Прокофьев, но многим ромам и романо рат не хватило только одного ордена до этого звания. Дед тоже получил два ордена и сделал неплохую военную карьеру. В 1949 году, будучи офицером запаса, он устроился работать секретарём сельсовета, женился на девушке из семьи раскулаченных русских мещан и стал депутатом. В секретариат его взяли из-за превосходного почерка. Мне казалось, что это частный случай, но, как выяснилось, у многих романо рат — каллиграфические способности.

Артист театра «Ромэн» и бывший военный Николай Луценко. 1960-е годы

 

Дед отличался удивительной силой воли. Так, в сорок лет он бросил курить, хотя приобрёл эту привычку ещё на войне. Курящим я его не видела ни разу, даже когда жила у них с бабушкой в деревне. Однажды я спросила, как ему это удалось. «Сейчас же не война, — ответил он, — снарядов нет, по трое суток бодрствовать командир не требует — я пошёл и с двенадцати до шести проспал. Чего курить-то? У меня рос табачный куст на огороде, я его выкопал и с тех пор не курю».

Накопив денег на две квартиры, дед собрался их покупать, но СССР распался, и вклады сгорели. Позже он объяснял, что «привык откладывать всё на чёрный день, а то придут и отберут».

Наверно, кто-то ждёт рассказов о деревенском пьянстве и наркотиках, но более фанатичных зожников, чем мой отец, человек с цыганскими корнями, я встречала только в сектах. У деда были знакомые цыгане из Твери, успешные по тем временам предприниматели, которые торговали почему-то не веществами, а одеждой и бытовой техникой. Ромского языка никто из них уже не знал, только отдельные фразы.

С криминальными ромами пришлось столкнуться уже в зрелом возрасте — в нулевых я как-то была вынуждена делать материал о литовских нелегалах, которые, самовольно заняв чужой дом, шумели и мешали соседям, продавали низкокачественный товар, из-за чего, как выяснилось уже после публикации статьи, один потребитель чуть не попал в больницу.

В этом плане любопытна оптика угнетателя. Я поневоле сравниваю ромофобов с трансфобами и радикальными феминистками, которым достаточно услышать о нескольких совершенных транс-женщинами насильственных преступлениях, чтобы объявить всех транс-женщин «мужиками-насильниками в юбках». Представители привилегированной группы могут вести себя как угодно — криминальные русские не очерняют в глазах сограждан русских как нацию. Но ромы, таджики или узбеки обязаны вести себя безупречно: достаточно одного громкого преступления, чтобы на весь этнос легла тень.

Обычно меня принимают за полукавказку или еврейку, но, узнав об отдалённых ромских корнях, высыпают мне на голову мешок стереотипов о таборе, гаданиях и наркотиках. Особенно усердствуют правые. Все люди ромского происхождения у них «бомжи» (у меня две квартиры с удобствами, но альт-райты, называвшие меня «бомжом», действительно существуют!), «неряхи», «проститутки», «не учатся», «не хотят работать».

Если романо рат работает, но не по трудовой, расисты кричат, что он не работает вовсе. Даже некриминальных ромов в пост-СССР стараются не брать на официальную работу. Как говорит глава тверских котляров Лариса Петрович, «нам не верят, полиция задерживает, а мы спокойно жить хотим». Некоторые русскоязычные котляры уехали из Украины в Россию: по их словам, «в Донецке говорят на украинском, а мы — на русском».

Лариса Петрович, жена цыганского барона

Реальные, а не мифические ромы обладают широкой натурой, в масштабе от трудоголизма до полнейшего нежелания работать на государство. Во втором случае их мотивация понятна: тебя травят, унижают, туда не взяли на работу, сюда не взяли на работу, есть ли смысл ассимилироваться? Ксенофобы, как уже отмечено выше, адаптировать ромских детей к цивилизации не намерены. Они просто хотят убрать неправильную народность подальше, старательно забывая, что кто-то говорил то же самое об их торговавших на Привозе прабабках.

А как насчёт славянских маргиналов? Почему борцы за чистоту не устраиваются учителями в малокомплектные школы и не приводят в порядок промзоны, чтобы белые дети росли приличными людьми, а не подобием ужасных ромов? Наверно, лица титульной национальности и так хороши: что позволено славянину, не позволено рому. Но с какой стати эти ромофобы называют себя либералами и даже анархистами? Сказать: «Я мечтаю о повторении Кали Траш», — мерзко, но, по крайней мере, честно.

Только получится ли всех поубивать? Мы, романо рат, везде. В магазинах, редакциях, банках, университетах — даже по соседству с тобой, расист.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...