Альт-райт: восхождение троллей. Часть вторая

Ранее мы публиковали переводы исследований Мэтью Лийонса о происхождении альт-райтов и их динамики за последние полгода [1, 2, 3, 4, 5]. Предлагаем вашему вниманию другой взгляд на эти происшествия — «Birth of Alt Right» Дэвида Ньюверта. Автор рассматривает связь политического феномена альт-райт с интернетизацией современного общества, замещением реальной жизни виртуальной, что приводит к несерьезному отношению к фактам, логике и, как следствие, насилию, чьи последствия совершенно реальны и ощутимы.

Читать предыдущую часть

Дорога на Gamergate

Все началось с людей, обсуждающих в интернете аниме — японские мультфильмы обо всем, начиная с котят и заканчивая монстрами. В 2003 году 15-летний ньюйоркский школьник по имени Кристофер Пул основал, не выходя из спальни, собственный сайт, названный 4chan (форчан). Задумка заключалась в том, чтобы создать открытый форум, на котором все могли бы выкладывать картинки и общаться об аниме и комиксах. Сайт получил бешенный успех — в первые 6 дней существования он набрал около миллиона посетителей. Вскоре проект пришлось расширить, и с тех пор он — один из самых влиятельных имиджбордов в Интернете.

Во многом первоначальный успех форчана был достигнут благодаря мемов вроде LOLcats — котиков, которые как бы говорят всякие смешные фразы (самым известным стал «I can haz cheezburger», после которого сайту предложили дорогой хостинг). Форчан также получил известность за свой троллинг — именно обитатели этого сайта создали самый живучий интернет-розыгрыш, известный как RickRolling.

Помимо всего прочего, форчан был однозначно открытым форумом. Люди могли регистрироваться без электронной почты, так что большинство пользователей были анонимами. Разделы форчана стали прибежищем не только любителей японской мультипликации, комиксов и компьютерных игр, но и неонацистов, белых супремасистов, агрессивных гомофобов, а также содержали массу порнографических материалов. Жесткий троллинг вскоре стал не просто манерой общения, а своеобразным соревнованием среди обитателей этой имиджборды.

На форчане также присутствовали последователи субкультуры «мужесфера» — сетевого сообщество, сотканного из блогов, чатов и форумов, которое выступало за «права мужчин», а точнее, защищало мужчин от феминизма. На самом деле, движение быстро стало клоакой, в которой плескались женоненавистники и насильники. В сети мужесфериане (активисты за права мужчин) называли феминизм «раком общества» и утверждали, будто это движение основано на ненависти и преследует целью уничижение мужчин. Они жаловались на женское «изнасилование криком» и, по аналогии с отрицанием Холокоста, утверждали, что феминистки изобрели теорию патриархата, чтобы «оправдать аборты» и «уничтожение мужчин и мужественности».

Учитывая, сколько разных людей собирались на форчане, было неудивительно, что в начала 2013 года все эти «силы» объединились для создания Gamergate — изначально сетевой феномен, который прокрался в реальный мир.

Геймергейт началася с того момента, как феминистка и разработчица игр Зои Куинн получила похвалу за свою дружественную женщинам онлайн-игру Depression Quest, которая раскрывала внутренний мир человека, страдающего клинической депрессией. Детище Куинн, как написал Адам Смит в издании Rock, Paper, Shotgun, превратило игру из просто упражнения в конфликтах в игру как способ общения, комфорта и понимания.

Позитивные отзывы о Depression Quest вывели из себя геймеров-антифеминистов, которые невероятно злились из-за успеха этой феминизированной игры, которая разительно отличалась от традиционных «мужских» игр. Вскоре Куинн обнаружила, что ее электронная почта и аккаунты в соц-сетях просто ломятся от сообщений с угрозами.

Зои Куинн

Кто-то даже отправил на ее почтовый адрес письмо с угрозой изнасилования. Возже, в августе 2014, год спустя после выхода Depression Quest, бывший парень Куинн выложил изобилующий грязными подробностями текст об их отношениях, в котором также жаловался на ее нового парня, игро-журналиста Нейтана Грейсона.

В разделах форчана эта история быстро зажила собственной жизнью, особенно ярко — после того, как критики Куинн заподозрили Грейсона в предвзятости. Якобы журналист дал игре положительную оценку только потому, что встречался с Куинн, хотя на самом деле таких публикаций он не выпускал. Однако на волне трэнда этот факт никого не волновал.

Форчановские тролли пустились во все тяжкие, утверждая, что раскрыли скандал вокруг этики игровой журналистики. Грейсона обвиняли не только в нарушении стандартов, но и даже в феминистических, либеральных и антибелых заговорах внутри индустрии компьютерных игр. Вскоре каждый, кого пытался уточнить, что тролли имеют в виду, становился частью заговора.

Актер Адам Болдуин, активный в ультраправых кругах, назвал этот спор хэштегом #gamergate у себя в твиттере, и феномен стал общемировым. Предыдущий наплыв писем с угрозами Куинн показался сущим пустяком по сравнению с тем, что произошло дальше. Разработчица игр была «задоксена» — адрес ее проживания, информация о личных контактах и прочее были выложены в сети, что заставило ее скрываться. Однако на этом домагательства не закончились.

Анита Саркисян. Фото: Susanne Nilsson

Анита Саркисян, известная в США феминистка и культурный критик, стала получать угрозы изнасилования и убийства после негативных отзывов о Геймергейте, а ее публичное выступление отменили из-за звонка о бомбе. Это случилось вскоре после истории с Брианной Ву, о которую мы писали в прошлой части.

Хозяева форчана, потрясенные волной домагательств и угроз со страниц своего сайта, анонсировали в сентябре 2014 бан за любые дискуссии по Геймергейту. После этого один из долгожителей сайта Фредрик Бреннан создал идентичный сайт-конкурент  (8chan, «бесконечный чан»), так как форчан, по его мнению, стал слишком строгим.

Участники Геймергейта на бесконечном, в твиттере, реддите и прочих площадках создали собственный жаргон — изначально просто хейтспич, нацеленный на женщин, ЛГБТ и цветных людей в игровой индустрии. Это был язык уничижения. Они называли свои цели «особыми снежинками», подразумевая останки жертв нацистских концлагерей, которые будто через дым попадают на небо, свои сайты называли «безопасными пространствами» по аналогии с сейфспейсами феминисток и т.д.

Жертвы их угроз якобы врут или преувеличивают, но даже тогда, когда домогательства становятся общеизвестным фактом, они отвечают, будто с их стороны тоже много потерпевших.

Геймергейтеры проявляли удивительную склонность к конспирологии. Феминистки, например, изображались ими как часть большего заговора — «культурного марксизма», который пытается уничтожить западную цивилизацию. Но то, что однажды было популярной идеей в узком кругу маргиналов, стало распространяться с невероятной силой.

Пропаганда борьбы с несуществующими явлениями

На форчане и бесконечном «угроза «культурного марксизма» стала центральным пунктом многих дискуссий, сперва в рамках Геймергейта, а после и в политике как таковой. Типичный трэд начинался со слов: этого белого человека систематически прессуют опасные левые силы, а те консерваторы, которые боятся дать достойный ответ мультикультурализму, просто предатели.

В конечном счёте Геймергейт выпал из новостей, споры утихли, и никто из анонимов так и не почувствовал себя удовлетворенным проделанной работой. Гораздо важнее было то, что всплыло во время этих событий.

Обиженные «защитники прав мужчин» из «мужесферы», белые националисты, которые сеяли ненависть к феминисткам и обожание «традиционных ценностей», а также геймеры и сетевые тролли срослись в движение. В новом сообществе они продолжали ненавидеть «продажных консерваторов» и обсуждать политику и заговоры, отодвинув компьютерные игры на задний план. Самую ядерную желчь они приберегли для либералов, мультикультуралистов, геев и лесбиянок, черных, латиноамериканцев и евреев — в особенности евреев.

Это разрастающееся сообщество защитников «белой расы» и «традиционных ценностей» нуждались в самоназвании, и наконец получили его: «альт райты».

Толпа это движ

В 2009 году юный белый националист по имени Ричард Спенсер придумал термин «альтернативные правые», когда писал заголовок для палеоконсервативного журнала Taki’s Magazine, в котором работал редактором. Заголовок был предназначен для статьи другого белого националиста — Кэвина ДеАнна, описывающего новый вид консерватизма, враждебного неоконсерватизму и открытого для «расиализма». Менее чем через год, в начале 2010, Спенсер основал собственное интернет-издание под названием The Alternative Right. Название движения, которое он пиарил, сократили до «альт райт», и оно надолго закрепилось.

Название было разработано, исходя из пиар-соображений. Прежде всего, оно смягчило имидж белых националистов и сделало его привлекательным для новобранцев от консерватизма. Когда движ вырос до национальных масштабов в 2016 году, в сочетании с предвыборной кампанией Трампа, возникло разногласие по поводу того, использовать новое название движения или говорить по-старому: неонацисты и белые супремасисты. Это был отголосок идентичной дискуссии 1990-х, когда патриотическое движение не знало, как себя описать: «антиправительственное» или «антидемократическое».

Как объяснил Мэтью Лийонс, движение куда более сложное, и одним термином его не описать. Оно вобрало в себе не только белоых националистов и супремасистов разных видов, но также женоненавистников, антифеминистов, неореакционеров, которые находили в демократии угрозу цивилизации, а также некоторых правых анархистов.

Определять альт-райт только через его отдельные элементы было не только совершенно неправильно, но и скрывало бы его ориентацию на культурную гегемонию и общую привлекательность.

Лягушонок Пепе. Иллюстрация: Мэтт Фьюри

Взять, к примеру, лягушонка Пепе. Этот персонаж появился отнюдь не как талисман альт-райта. Его создатель, мультипликатор и либерал Мэтт Фьюри, изобразил улыбающегося лягушонка как часть абсурдистского комикса еще в 2005 году. Пепе писал, опустив штаны, и говорил: «Чувствую себя хорошо, чувак».

Коронная фраза Пепе и его образ — большеглазый, большеротый и веселый — быстро распространился и стал мемом. В 2014 он был самым популярным мемом в соц-сетях.

А после его прибрали к рукам альт-райты. Уже популярный среди ультраправых троллей на форчане, образ Пепе все больше и больше появлялся в альт-райт мемах, распространяемых на других форумах. Вскоре постоянные пользователи перестали использовать лягушонка в мемах из опасения быть принятыми за расистов и белых националистов.

А после его прибрали к рукам альт-райты. Уже популярный среди ультраправых троллей на форчане, образ Пепе все больше и больше появлялся в альт-райт мемах, распространяемых на других форумах. Эндрю Энглин, бывший скинхед и лидер троллей на форчане, часто использовал изображение Пепе на своем неонацистском сайте The Daily Stormer, а другие альт-райты это радостно приветствовали. Вскоре постоянные пользователи форчана перестали использовать лягушонка в мемах из опасения быть принятыми за расистов и белых националистов.

Пепе был всего-лишь дурацкой мультяшкой, но для альт-райтов он стал тем, чего у других ультраправых никогда не было: иронией. В отличии от своих предшественников вроде «Ку-клукс Клана» и «Арийских наций», лидеры и последователи альт-райта считали семя умнее и утонченнее, а их риторика о расизме, насилии и дискриминации были замешаны на юморе.

Как объяснял Энглин:

Движение, которое подпадает под все определения неонацизма и белого супремасизма, используя мультяшную жабу для саморекламы, имеет возможность обойти все исторические стереотипы, связанные с ультраправыми, поскольку ставит себя в юмористическом стиле без прицепа «Списка Шиндлера» и «Американской истории Х».

Пепе вряд-ли является единственной мультяшной фигурой, взятой на вооружение альт-райтами. Форчановский бэкграунд движения свидетельствкет о большом количества анимешных мемов, большая часть которых представляет няшных девочек в нацистских образах, которые как бы игриво произносят различные женоненавистнические, расистские или антисемитские речи. Для продвижения идей белого национализма взята масса персонажей всех типов.

Альт-райты в первую очередь проявили себя именно благодаря культурной гибкости — способности оставаться на передовой текущих событий, тем и идей, адаптировать их для своих потребностей, а затем носиться с ними. Спенсер считает, что эти мемыимеют «власть» и являются «способом мгновенной коммуникации».

Движение гордится непостижимостью своих мемов и прочих культурных маркеров — от заключения имен евреев в круглые скобки до использования прозвища Shitlord как почетного для истинных адептов альт-райта, а также упивается особым секретным рукопожатием. Самый мрачных из этих мемов — хэштег #WhiteGenocide, сокращенная мантра белых националистов «Разнообразие это кодовое слово для начала геноцида белых».

Многие мемы альт-райтов используют образы из поп-культуры. Например, изображение певицы Тэйлор Свифт используется для продвижения «арийских» стандартов красоты; новый фильм из вселенной «Звездных войн» высмеивается в связи с тем, что его главные герои — женщина и чернокожий. Идеофиксом альт-райтов также является маскулинность, отраженная в их мемах cuckservative, где консервативных политиков выставляли в качестве бесхребетных мужей, глядящих на то, как трахают их жён.

Они упиваются неприкрытым расизмом, поскольку это шокирует обывателей. Частично это отражено в их термине «dindu nuffin», который как бы намекает о плохом английском афроамериканцев, скандирующих «I didn’t do nothing» на протестах против полицейского насилия по отношению к черным. Термины породили хэштеги для соцсетей (#Cuckservative, #Dindu), которые распространяют идеи среди самой юной и впечатлительной аудитории.

Не так давно альт-райты описали примыкание к их рядам как «проглатывание красной пилюли», ссылаясь на фильм «Матрица» 1999 года, где персонаж Киану Ривза Нео узрел истинную реальность, выбрав красную пилюлю вместо синей, которая оставила бы его в счастливом неведении. Альт-райты используют это как метафору того, что их идеология срывает покровы, тем поражая «борцов за социальную справедливость» (social justice warrior — прозвище, которое считается теперь оскорбительным даже среди борцов за социальную справедливость), «культурных марксистов» и мейнстримовые медиа, которые якобы подавляют их идеи. Алгин объясняет это так:

Альт-райт это массовое движение в самом истинном смысле этого слова, тип массового движения, который может существовать в интернете, где голос каждого громкий настолько, насколько он того захочет. В мире интернета низовая иерархия может держаться только на ценностях, осознанных ценностях, чьих-то идеях. Альт-райт это сетевая толпа бесправных и в основном анонимных, молодых белых мужчин… Толпа это движ.

А теперь, благодаря силе своей вездесущей интернет-активности, а также экстремистским идеям альт-райт стал чем-то гораздо большим. Он стал механизмом массовой сетевой радикализации большинства молодых белых американцев.

Интернет-радикалы

Дилан Руф, убийца 9 человек в церкви Чарльстона

В результате террористических аттак осенью 2015 в Чаттануге, штат Теннесси, и Сан Бернардино, штат Калифорния, которые совершили небелые будто бы исламисты, различные представители СМИ, эксперты в терроризме, а также чиновники начали проявлять озабоченность ролью «интернет-радикализма» в подпитке насилия. Резня в гей-клубе Орландо в июне 2016 года, погубившая 49 человек и совершенная мусульманином, который будто бы начитался в интернете об исламизме, усилила дискуссию еще больше.

В отличии от терактов на почве белого супремасизма и других ультраправых идей, исламистское насилие получило непропорционально большее внимание со стороны медиа. Когда 20-летний Дилан Руф убил 9 человек в церкви города Чарльстона в 2015 году, СМИ и правоохранительные органы с очень большой неохотой назвали это событие внутренним терроризмом, при том, что такое определение было более чем адекватно согласно методике ФБР. То же самое было и тогда, когда антиабортный экстремист расстрелял клинику Планирования беременности в Колорадо Спрингс в том же году, убив троих людей. Преступление так и не сочли терроризмом.

Антиабортный активист Роберт Дир, застреливший 3 и ранивший 9 посетителей центра планирования беременности. Фото: ABC News

А когда белая парамилитарная группировка была арестована за планы по минированию канзасского мусульманского сообщества в октябре 2016, почти никто из СМИ не уделил этому преступлению внимания, даже после того, как суд признал его внутренним терроризмом.

Дилан Руф, например, провел большую часть своих дней за чтением альт-райтовских сайтов. Очевидно, что такие же вещи, которые вдохновляли в интернете исламистов, происходили и в другом сообществе — где собирались белые националисты мужского пола.

Все эти инциденты имели одну общую черту: их исполнители подпитывали свою мотивацию в основном в интернет-сообществах. Каким образом произошла такая радикализация? Для объяснения этого феномена разработаны несколько различных моделей. Большая часть из них, правда, была заточена для изучения исламистов, но их выводы идеально подходили для объяснения тех же процессов с белыми националистами.

Одна из теорий, разработанных психологами Кейтилин МакКенна и Джоном Баргом в 1998 году, называется «демаргинализация идентичности». Она пыталась объяснить, почему некоторые социальные группы больше склонны проводить время в интернете, чем другие. Люди со скрытыми и задавленными культурой идентичностями гораздо чаще сбивались в интернет-сообщества, чем люди с общепринятыми идентичностями.

Иллюстрация: Getty images

Психологи обнаружили, что люди, которые пишут на форумах, посвященных скрытым идентичностям, вроде ЛГБТ или неонацизма, оценивают мысли и мнения других групп гораздо более резко, чем люди, которые пишут на форумах о маргинализированных идентичностях, которые воспринимаются проще — вроде ожирения или заикания. МакКенна и Барг писали:

Впервые индивидуум, изучающий свою маргинализованную идентичность в онлайн-среде, может воспользоваться преимуществами присоединения к группе себе подобных: он сможет чувствовать себя менее изолированным и неправильным, раскрывать какие-то тайные части своего характера, делиться собственным опытом и учиться у других, получать эмоциональную поддержку и мотивацию.

Процесс радикализации происходит по следующим этапам. Журналистка Эби Уилкинсон, отметившая, что озабоченность радикализацией исламистов привела к таким правительственным мерам борьбы с проблемой, как британская программа «Prevent», изучала альт-райтов с максимально саркастичными и даже насильственными взглядами.

Читая истории отдельных людей можно отметить их прогресс от от неопределенной неудовлетворенности и стремления к социальному статусу и сексуальному успеху, к полномасштабной приверженности идеологии белого господства и женоненавистничества. Неофашисты рассматривают свои сайты как места для вербовки. Они находят злобных, разочарованных молодых людей и уделяют им внимание, которого они требуют. Однако, нет эквивалента «Prevent», чтобы попытаться это искоренить.

Аналитик Southern Poverty Law Center Киган Хэнкс, который посвящает много своего времени мониторингу активности и разрастания альт-райтов, объяснил, что сама форма дискурса этого движения играет важную роль в рекрутинге: люди сперва сталкиваются с их идеями через шуточки о нацизме, которые сделаны нарочито безумно, чтоб привлекать больше внимания.

Вы знаете, люди буду смеяться с этих штук, просто потому что они слишком выходящие из ряда вон. А кто воспримет это лучше всего? Молодые умы. Идея состоит в том, чтобы привлечь молодые умы. Конечно же, они нацеливаются на людей, которые проводят большую часть времени в таком окружении. Это движение очень сильно засасывает, и люди строят вокруг него всю свою жизнь.

Поддержать редакцию:

  • Гривневый счёт «ПриватБанк»: 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Для заграничных доноров: перевод через skrill.com на счёт [email protected]
  • Bitcoin кошелек: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • Etherium кошелек: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • Dash кошелек: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • Litecoin кошелек: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...

  • Максим Сахаров

    Аффтар, ты такую.хрень написал – начиная от геймергейта и заканчивая SJW. Альт-райты есть только следствие провала политики подавления белых “угнетателей” и попыток перераспределить блага шариковским способом, не более.

  • dan

    Левые фемки настолько ебанулись, что хотят запретить единственный доступный женщинам вид юмора-сарказм.
    КЕК

  • dan

    Левые фемки настолько ебанулись, что хотят запретить единственный доступный женщинам вид юмора-сарказм.
    [грустный Пепе джпг]

    • Elena Georgievskaya

      Чувак, женщинам доступны абсолютно все виды юмора, от тонкой постмодернистской иронии до грубого сарказма. Но ты, наверно, книжек мало читал и не знаешь об этом. Альт-райт, что с тебя взять.

      • Гражданин Кекистана.

        >все виды юмора, от тонкой постмодернистской иронии до грубого сарказма

        Всё заканчивается шуточками про х*емразей и БАН-БАН Х*ЕНОСЕЦ. Вау, как это ылитарно, на уровне винишко-тян которая ненавидит клятых муде, а потом сосется с Германом.

  • Александр Дубинский

    Не знаю ни одной компьютерной игры Аниты Саркисян как и не читал ни единой книги Ларисы Ницой. Совпадение? Общество выигрывает там, где есть свобода и конкуренция и проигрывает там, где есть цензура.