Крестовый поход Трампа против антифы: об угрозах очередной американской истерии

С 2017 года американские консерваторы начали бушевать против антифашистов, организации, о которой раньше ничего не слышали, но уверены, что ее следует считать террористической и запретить. В субботу президент Трамп выразил поддержку этой идеи серией типично бессвязных твитов: «Рассматривается вопрос об объявлении АНТИФА, бесславных радикальных левых психов, бьющих (только нонкомбатантов) по головам бейсбольными битами, большой организацией террора (вместе с MS-13 и  другими). Это бы облегчило работу полиции!»

Анти-антифашистская истерия напоминает типичную правую моральную панику по поводу  секретного сатанинского сговора в 70-80-х или «игры в нокаут» в нулевых.  Последний эпизод включает в себя жалобы, будто антифашисты заливают в молочные коктейли быстросхватывающийся цемент, чтобы травмировать людей, в которых они бросают эти напитки. Один предприимчивый предприниматель (то есть мошенник) воспользовался этим для маркетингового хода по продаже металлических палок под названием «трость патриота» как оружия для защиты от антифа.  Представляется типичная аудитория преимущественно пожилых людей, которые боятся антифа и тратят пенсию на стальную палку, боясь получить однажды по голове от антифашиста в маске, который нападет на них из-за футболки с американским флагом или чего-то настолько же невинного.

На самом деле не нужно ничего представлять — Твиттер и другие соцсети полны пользователей, которые никогда в жизни не сталкивались и, скорее всего, не столкнутся с антифашистами, но все же обозначают их как террористическую группу и расписывают свои гневные фантазии о том, что сделают с ними, если те приблизятся. Этому помогает навязчивая реклама «тростей патриота»:

«Антифа нападают там, где нет возможности иметь при себе законное оружие. Они знают, что мы честные, законопослушные граждане. Из-за них мы изменили дизайн наших палок, чтобы отбиваться от их стальных велосипедных замков. Сделано ветеранами для ветеранов».

«Не ждите того дня, когда вы проснетесь в больнице после нападения стаи либералов, вооруженных велосипедными замками. Я основал «трость патриота», поскольку на меня напали на марше за Трампа. Будь готов к встрече с антифа».

Что же вызвало такую ​​панику среди консерваторов? Все просто: с тех пор, как мейнстримные консерваторы продвинулись ближе к ультраправому спектру, им пришлось испытать сопротивление со стороны антифа во время своих публичных мероприятий. Один из лучших примеров — это «битва за Йорк», которая имела место в Пенсильвании в 2002. В том же году произошло несколько масштабных боев между крупными неонацистскими организациями и антифашистами.

Хоть их и можно считать громкими событиями, консервативные медиа не уделили им никакого внимания. В те дни, когда заправляла администрация Джорджа Буша, мейнстримные консерваторы были достаточно сообразительными, чтобы отвергнуть ультраправых. Нетерпимость была взаимной, потому что тогда большинство неонацистских организаций ненавидели власть в связи с произраильской, неоконсервативной повесткой дня. Таким образом, в течение примерно восьми лет на улицах по всей Америке произошло несколько существенных столкновений между антифа и ультраправыми, но мейнстримные медиа, в том числе консервативные, полностью это проигнорировали.

Избрание Обамы в 2008 и подъем так называемого Движения Чаепития стали факторами, которые уничтожили барьер между ультраправыми и мейнстримными правыми. Консервативным медиа-деятелям вроде телерадиоведущего Гленна Бека дали широкую платформу для распространения теорий заговора о Джордже Соросе и правительственных чиновниках, якобы связанных с «братьями мусульманами» или марксистами. Скороварка, в которой ненависть и паранойя бурлили восемь лет, наконец была открыта Трампом. Будто признавая, что их момент настал, ультраправые организации ответили на сдвиг мейнстрима вправо и присоединились к движению нового президента. Некоторые ультраправые деятели даже признавали, что Трамп самом деле не на их стороне, но его риторика помогла радикализировать мейнстрим, и он, по крайней мере, может ограниченно реализовать некоторые из их политических целей. Таким образом, на антифашистском радаре появилось больше фигур из мейнстрима. 

Если в прошлом было очень сложно откопать что-то о сотрудничестве республиканцев с неонацистами, которые обычно делали все возможное, чтобы скрыть свои взгляды, то после 2016 это стало нормой. Вместо того, чтобы взять паузу и пересмотреть свои убеждения, которые привели к альянсу с неонацистами, консерваторы, известные привычкой избегать ответственности, решили атаковать антифашистов. Они настаивают, что «антифа называют фашистами всех, кто с ними не согласен», а также, что «антифа и являются фашистами». Более того, они не способны объяснить, почему антифа не конфликтуют с либералами, центристами или даже мейнстримными консерваторами, которые не участвуют в публичных мероприятиях вместе с открытыми фашистами.

Стоит напомнить, что никто из этих людей — ни президент Трамп, ни сенатор Тед Круз, ни все призывающие объявить антифашистов вне закона — не спешат также разобраться с какой-либо ультраправой группой: ополчением «3%», Identity Evropa (движение американской идентичности) или Proud Boys, связанными с рядом преступлений. Как вынуждены в очередной раз напоминать защитники антифашизма, если количество людей, убитых антифа в США равно нулю, то количество убийств со стороны ультраправых составляет десятки только в последние годы. Даже те, кто на это указывает, часто забывают добавить, что количество жертв могло быть выше, если бы запланированные атаки так часто не срывали. 

Нет, современные американские правые считают, что организация с нулевым показателем убийств должна быть вне закона как «террористическая», но при этом реальные террористические группы, убившие дюжины людей, и распространяемая ими пропаганда не должны быть остановлены, поскольку это нарушение «свободы слова». Но вселенная будто решила разоблачить это лицемерие самым ужасным способом: на следующий день после анти-антифашистских твитов президента в Калифорнии боевик, исповедующий ультраправые бело-националистические взгляды, застрелил трех человек, среди которых были 6-летний мальчик и 13-летняя девушка.

Возвращаясь к теме криминализации антифа: свобода слова и свобода собраний являются в этой дискуссии особенно важными концептами, поскольку, как уже неоднократно сказано, антифа не являются группой или организацией. У них нет членства, а такие действия, как нападения, и так незаконны. Итак, единственным логичным результатом криминализации «антифа» будут цензура и ограничения права на свободу собраний для людей, которые публично выступают против ультраправых. Бестолковые правоохранители, симпатизирующие правым, составят список атрибутов, связанных с «антифа», чтобы преследовать любого обладателя этих атрибутов. Удивительно, но правые комментаторы, которые обвиняли антифашистов и вообще всех левых в попытке ограничить свободу слова, хвалят решение президента и не видят в этом противоречия. На самом деле здесь нет никакой загадки: правые не верят в свободу слова. Они просто хотят иметь право говорить и делать что хотят и не нести за это ответственность.

На самом деле прогноз мрачный, и американские левые могут утешаться тем фактом, что правые идеи вновь продемонстрировали непопулярность в этой стране. Такие действия республиканцев, как братание с ультраправыми, давление на избирателей и подтасовка голосов — это отчаянные акты стареющей партии, которая чувствует свою нестабильность и пытается устоять благодаря установлению разновидности фашистской власти меньшинства. Их непоследовательное нападение на антифашизм при отсутствии хоть какой-то реакции на игнорируемое всеми правое террористическое движение лишь доказывает, что они — если не настоящие фашисты, то уж точно сторонники фашистов, из-за чего и заслуживают внимания антифа.

И если левые или хотя бы прогрессивные люди, которых значительно больше, чем правых, из-за своих убеждений окажутся вне закона, у них не будет никакой причины уважать закон как таковой. Они перестанут ограничивать свою деятельность рамками правового поля, и притеснители начнут скучать по тому времени, когда боялись только «бетонного молочного коктейля».

/Джим Ковпак. Перевел Дмитрий Мрачник


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...