Духовная кастрация в ДНР, или «Нигилизм» Марии Штерн

Художница Мария Штерн, также известная как Серое Фиолетовое, — трансгендерная арт-активистка. Жила в России и Финляндии, участвовала в акциях скандальной группы «Война», в 2017 году пыталась провести в ДНР эпатажную акцию в поддержку ЛГБТ, но была задержана и выдворена из самопровозглашённой республики.

Недавно она разместила у себя в Фейсбуке нигилистический манифест. Он бы выглядел трогательной старомодной утопией, если бы его не портила попытка подняться над схваткой, т. е. над любыми «мещанскими ограничениями», к которым Мария относит правозащиту, психотерапию и другие, по её мнению, «слишком человеческие» виды деятельности. Интересно, что при этом она — главная редактриса портала «Нож», где периодически публикуются материалы о психотерапии и психиатрии (примеры: 1, 2, 3, 4, список далеко не полный).

Впрочем, в этом свете становится ясно, почему на сайте появляются статьи вроде  «Психодети»: как появилось и живет «ВКонтакте» поколение психофармакологии» Валерия Ганненко. Этот текст выглядит неэтичным (там использовались скрины записей без разрешения авторов) и искажает реальную картину: все участницы и участники групп психологической поддержки почему-то объявлены подростками, хотя многим из них от 20 до 35 лет, их проблемы — надуманными, а сами группы — некоей новой субкультурой. Статья вызвала возмущение как модераторок групп поддержки, так и участниц. Одна пользовательница сети ВКонтакте так отозвалась об том тексте:

«Нет, не поверите, там сидят не те, которые «омг я грущу уже два дня у меня нврн депрессия» или «я вчера веселилась а сегодня мне грустно нврн это биполярочка». Больше половины аудитории лежали в больнице, проходили курс лечения дома».

Но если редактриса не уважает психотерапию как таковую, логично, что она не настаивает на проверке информации, представленной в статьях о психотерапии.

Мария Штерн берет для своего издания интервью у Александра Дугина

Также под прицел Марии Штерн попали SJW (так называемые Social Justice Warriors — по определению Википедии, блогеры, «воспитанные в культуре политкорректности и считающие, что борьба с социальной несправедливостью сводится к борьбе с явной или неявной дискриминацией тех или иных групп людей»).

Художница нарекает SJW-политику «глубоко реакционной чушью», ограничивающей свободу трансгендеров, потому что как правовые реформы, так и низовые инициативы вроде создания безопасных пространств — это попытки успокоить, а не освободить травмированных людей.

К сожалению, такие высказывания сродни риторике левых, пытающихся абстрагироваться от проблемы захваченного Крыма. Если ты якобы на ничьей стороне в этом конфликте, то автоматически оказываешься на стороне империи. Страна-агрессор притягивает пассивных, вечно молчащих или вечно парящих над войной на стрекозиных крылышках «истинного анархизма». Так, московская «анархо»-феминистка Татьяна Болотина, ранее заявлявшая, что она «просто на стороне женщин», а украинская война — разборки мужчин-олигархов, сейчас регулярно ездит автостопом в Крым через российскую границу, радуется этому и планирует основать на аннексированной территории лесбийскую коммуну. То есть она не возвышается над конфликтом империи и бывшей колонии, а охотно пользуется ресурсами колонизированной земли.

Анархистка Мария Штерн оказывается сродни правым. Возмущаясь демонизированным «диктатом ненасилия», человек — не всегда осознанно — поддерживает насилие, включая то, которое могут применить к нему самому. Впрочем, где он, этот диктат? Можно подумать, пресловутые SJW — радикальные пацифисты, требующие подставлять вторую щёку даже тогда, когда противник равен тебе. Разве не левые феминистки, сторонницы тех самых безопасных пространств, выступают за освобождение девушек, арестованных после так называемого превышения самообороны?

Вот самый характерный фрагмент манифеста:

«Не нужна психотерапия – нужен психо-хакинг; не нужны сейф-спейсы — нужна возможность проявлять волю в реальном, диком мире; не нужен трансгендерный переход — нужны свободные трансформации тела; и, наконец, нужно бороться не за «смену документов», а за их отмену. Иначе же вместо возможностей мы получаем всего лишь ещё одну категорию-ловушку для усталых людей».

Мария Штерн поясняет, что психо-хакинг — большой комплекс практик, от приёма психоактивных веществ до творчества и магии. Но, во-первых, психотерапия психо-хакингу не противоречит и может использовать и сходные с эзотерическими практики, начиная от ритуалов и заканчивая сенсорной депривацией по запросу клиента. Недаром Карл Густав Юнг учился у тибетских наставников и кое-что у них позаимствовал. Так, камеры сенсорной депривации имеют ту же основу, что шаманские ретриты. Врачи пропишут другие, неправильные таблетки? Но обожаемые поколением «Лимонки» экстази так же расслабляют, как антидепрессанты.

Во-вторых, мне как реалисту интересно: что люди вроде меня получат от красивых лозунгов Марии? Многие вещи из Марииного списка мы и так практикуем, но этого недостаточно. Фактически нам предлагают отказаться от борьбы за постепенные реальные изменения и бороться за что-то абстрактное. Сомневаюсь, что люди, родившиеся в 80-90-х годах, доживут до полной отмены документов. Двум женщинам, решившим взять ребёнка из детдома и спокойно завещать имущество партнёрше, а не плохо знакомой дальней родне, прямо сейчас нужен однополый брак, а не высокопарные разглагольствования о свободке без документов. Человеку, страдающему от гендерной дисфории, прямо сейчас нужна справка от комиссии и рецепт на легальные гормоны, чтобы не затариваться подделкой через даркнет малопонятно у кого. Потому что от нелегального тестостерона бывают проблемы с печенью и обменом веществ.

Я недаром упоминаю поколение «Лимонки». Мне с самого начала не нравился Лимонов из-за его мачизма, скверного позёрства и сидения на двух стульях, но свойственный радикалам 90-х демонстративный отказ от безопасности характеризует моё поколение в целом (а Мария Штерн ненамного младше меня и работала в одних группах с бывшими нацболами). Мне тоже было свойственно брезгливо отмахиваться от предложения отдохнуть, отсидеться где-то, найти комфортное место и восстанавливать там силы. Нет, надо обязательно наступить себе на всё и проламывать головой ворота, иначе ты трус и слабак.

Теперь можно подводить итоги. Многие мои ровесники повесились, сторчались или ударились в православие и продались «Единой России». У некоторых — хроническая депрессия или язва. Зато погеройствовали. Кто-то отвечал на любые жалобы: «Забей и не парься». Теперь этот кто-то не может провести вечер без пары бутылок пива или нескольких рюмок водки, потому что его тошнит от жизни. Лучше бы мы создавали безопасные пространства, чтобы заново набираться сил. Сразу банили бы хамов, подонков и непрошеных советчиков, а не воображали себя непробиваемыми бойцами, которым плевать на любых преследователей. Окружали бы себя приятными вещами — а потом снова шли воевать. Чаще обращались бы к той самой психотерапии, чем к бутылке. Нам было бы легче.

Впрочем, Мария Штерн лукавит. Одну комфортную зону она себе нашла — это редакция журнала «Нож», где печатается немало чудесного, например, оправдывающая «русский мир» статья с цитатами крымнашистки Анны Долгарёвой. Тусовочные слухи о спонсировании «Ножа» Кристиной Потупчик Мария не подтверждает, но и не опровергает. По её словам, этот портал — царство истинной свободы. И, конечно, ни секунды не «ловушка для усталых людей». Какие ловушки могут быть в империи русского мира?


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...