Кого защищает изоляция Рунета?

В апреле 2019 года Госдума Российской Федерации приняла закон об изоляции российского сегмента Интернета. Это вызвало недовольство: ещё до третьего чтения в Москве, Санкт-Петербурге и Хабаровске прошли согласованные властями митинги. Возможно, именно они повлияли на относительно мягкую формулировку закона: рунет будет отключен от мировой сети только в чрезвычайно опасных ситуациях.

1 мая Путин подписал этот закон, также подразумевающий наказание за распространение фейковой информации, к которой весьма предсказуемо отнесли любые материалы, оскорбляющие власть. Есть опасение, что оскорбительными кремлёвские эксперты могут счесть любые правдивые материалы о чиновном беспределе.

Но ещё интереснее другой аспект дела: изоляционный проект будет стоить россиянам порядка 30 млрд руб. В феврале российские издания сообщали о 20 млрд, но, видимо, этого недостаточно. Создаётся впечатление, что российским властям больше некуда потратить деньги — остальные проблемы в стране решены.

На самом деле чиновники решают самую главную проблему — главную, конечно, с их точки зрения. Они защищаются от народа. Если правдивая информация о коррупции, отмывании денег, превышении полномочий появится в интернете, её надо маркировать как фейковую, а значит — оскорбительную. Трату бюджетных денег на цементирование власти цензоры изысканно обозначают как «защиту страны от кибер-атак». Рядовые российские граждане, очевидно, позиционируются как недееспособные лица с интеллектом дошкольников: им что-то внушают из-за рубежа враги России, а дурачки ведутся на пропаганду, поэтому надо их оградить от дурного влияния. Как детей, которых уличные хулиганы курить учат. Ведь ни один порядочный россиянин без подсказки западного шпиона не догадается, что в стране бардак.

Давайте посмотрим на Замкадье: возле многих областных и районных городов полно аварийных участков, где регулярно происходят ДТП, и если рядом с полумиллионником иногда устанавливают предупреждающие таблички, то, например, на въезде в Углич, один из самых крупных райцентров Ярославской области, считающийся «туристическим» городом, их нет. А там на Ростовском шоссе уже много лет кое-как залатанная яма, и зимой эвакуаторы увозят оттуда то одну, то другую машину. В декабре 2018 года автомобиль, на котором мы со знакомым ехали, чуть не перевернулся на этом участке, но нам повезло — врезались в дерево.

Тверская, Калужская, Рязанская области? То же самое. Дальнее Подмосковье? Дороги там чинят, но зачастую так, что уже к январю проблемные участки снова приходят в негодность.

Газификация России? Тоже провалена: более трети областей страны топят дома углём или используют электрическое автономное отопление. Об этом пишут даже провластные СМИ вроде «Московского комсомольца». В центре Калининграда, на так называемом острове Канта, построили огромный стадион для отмывания денег, но на улице генерала Карбышева, располагающейся неподалёку от Кафедрального собора, люди живут без газа. Такая же проблема — на Куршской косе, куда приезжают тысячи туристов.

Кстати, о туристах: чиновники очень хотят получать от них деньги, но привести в порядок города Золотого Кольца России, чтобы хотя бы не позориться перед приезжими, не спешат. Выломанная тротуарная плитка, стёршиеся «зебры» на тротуарах, неотреставрированные старинные дома с непотребными надписями на стенах? Всё есть. Или власть имущие проводят тайный проект по торговле русской готикой и трэшем и специально нанимают вандалов для порчи стен?

Есть в том же золотокольцовом Угличе дома Суриных и Ожеговых, официально охраняемые здания. Окна на первом этаже одного из домов заколочены, он полуободран, зато к нему присобачена табличка с надписью, что историю дома можно узнать, позвонив по такому-то номеру. Или в рунете. А хотелось бы узнать иное: почему в сотнях городов не реставрируют архитектурные памятники, и в чей карман идёт часть выделенных на восстановление денег в тех редких случаях, когда восстановлением занимаются.

Сколько денег выделяется на не только на архитектуру, но и на культуру и науку вообще, в особенности гуманитарные отрасли, лучше промолчать: даже в полуторамиллионном Нижнем Новгороде доценты-филологи получают 15-20 000 рублей, и это считается хорошей зарплатой.

Но в этой пьесе абсурда есть свои плюсы. Если правительство в срочном порядке натравливает на граждан Роскомнадзор — это один из признаков революционной ситуации. Недовольство россиян ещё не достигло той самой критической отметки, но приближается к ней. Сегодня людей душат петлёй Роскомнадзора, а завтра где-нибудь рванёт. Россияне в массе пугливы и пассивны, но рано или поздно не выдержат.

Митинг против изоляции российского сегмента Интернет, март 2019. Фото: Андрей Любимов

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...