Помеченные: клерикалізм

2

Поповщина и школа

После того, как министр образования Украины Лилия Гриневич позволила своему министерству выдавать государственные дипломы о высшем духовном образовании, не стоит ждать от МОН чего-то хорошего. Остается радоваться, что до сих пор в школах в качестве обязательного предмета не вводят «Закон божий» или его суррогаты вроде «Основ христианской этики» и «Основ православной культуры».

1

Покемони на городі

Игра Pokemon GO с первых дней после своего появления вызвала бурную реакцию со стороны консерваторов разных оттенков. Охота на виртуальных монстров в дополненной реальности возмутила настоящих монстров из плоти и крови.

0

Солідарність із веселковим Львовом!

Незвично засніженої неділі, 20 березня, київські активістки та активісти зібралися біля КМДА, щоб публічно висловити солідарність із Фестивалем рівності, що мав відбутися на цих вихідних у Львові.

3

Прямое президентское правление и конец светскому государству: 10 пунктов из проекта конституции Польши

25 октября в Польше прошли парламентские выборы, в результате которых победила правоконсервативная партия “Закон и справедливость” (PiS). Она была правящей партией в 2005-2007 гг. и запомнилась популистской риторикой братьев Качинских о “четвёртой республике”, использованием спецслужб и даже Института национальной памяти как инструмента политической расправы, сращиванием государства с церковью и наступлением на социальные и репродуктивные права

10

Казус Садового и парадоксы демократии

Разочарование многих либералов в Садовом, который якобы прогнулся под клерикалов, доведя до увольнения Ирину Магдыш за критику церкви, очень напоминает разочарование всё тех же либералов в Правом Секторе после атаки на киевский ЛГБТ-прайд. Либералы искренне полагают себя обманутыми, но на самом деле обманули они себя сами.

10

Теология загнивания (к вопросу о православном сталинизме)

Путь от марксизма до откровенной поддержки православного клерикализма (который идеолог “Боротьбы” Виктор Шапинов стыдливо сравнивает с “теологией освобождения”) занял всего около четырех лет.

6

Почему я не “не Шарли” или ещё раз об обвинении жертвы

В оценке любого преступления нужно чётко разграничивать само преступление, его мотив и собственно личность пострадавшего. Совершенно не важно, была жертва нацистского, клерикального или ментовского насилия хорошим человеком или не была.