Большевистский свинец в наших сердцах, или Почему травмы СССР не дают нам нормально жить

Анализируя в очередной раз причины и последствия большевистского переворота, я пришёл к интересным мыслям. Наверняка многие обращали внимание, что СССР, будучи ядерной сверхдержавой, во многом уступал по уровню жизни и потребительского комфорта другим странам соцлагеря. На вооружение, шпионаж, сеть доносчиков и тюрьмы шли колоссальные средства, а народу предлагалось строить дачи из говна и палок, шёпотом пересказывая друг другу политические анекдоты, — и это в государстве, которое «все боялись». Какой в нём был смысл, если даже рабочие капиталистической и расистской Америки жили не в пример свободнее и лучше?

Есть мнение, что такой дисбаланс — следствие плановой системы, не способной быстро реагировать на нужды потребителей. Естественно, планирование сказалось на рынке товаров и услуг, но это лишь часть проблемы.  Всё же основная причина в другом — в острой необходимости направлять все средства на оборону и внутренний порядок. 

Казалось бы, если в СССР всем так хорошо жилось, то зачем было расставлять по доносчику возле каждой мусорки, контролировать любую гражданскую деятельность? Чтобы враг ненароком не прошмыгнул, и наивные советские граждане не начали преклоняться перед Западом? Тоже странно, ведь в стране лучшее образование и самая культурная культура. Я бы копнул ещё глубже и предложил искать причины в самой основе большевистского переворота. 

Так сложилось, что российские красные после революции 1917 года были твердо уверены, что они одни знают, как движется история, и, следовательно, имеют над ней власть, а значит, в борьбе за политическое доминирование делают ставку исключительно на грубую силу и подлые методы, радикально отсекая всякий политический плюрализм. У большевиков не было друзей, кроме других большевиков. Большевики не могли делать что-либо в союзе с другими силами — только при условии, что сразу же их поглотят.

В этом красные были самыми настоящими миллениаристами — как сейчас «Исламское государство». Считая себя последним оплотом порядка и процветания, они объявляли войну всем вокруг. Именно такая тактика вызвала цепь событий, которые заставили их быть все жёстче и жёстче и допускать всё меньше разногласий, пока наконец товарищ Сталин не начал физически уничтожать всех не согласных с его курсом, а заодно всех тех, кто стоял рядом, чтобы вирус иных идей не передался ещё кому-то.

Сперва большевикам понадобилось уничтожить всех оппонентов справа, затем слева и по центру. Потом они взялись за фракции внутри своей собственной партии, установили диктатуру и перебили несколько миллионов собственных граждан. Спрашивается, зачем было вести изнурительную гражданскую войну за власть в бывшей империи, чтобы затем ни на год не останавливать её уже при собственной абсолютной власти? Разгадка может крыться в самом характере большевистского господства. Отсутствие плюрализма подразумевает насилие и контроль, поскольку любое расхождение с генеральной линией делает из кого бы то ни было врага, которого нужно устранить.

Военный коммунизм, который больше похож на индустриальное рабство, чем на, собственно, коммунизм в представлении марксистов, объясняется необходимостью обеспечивать потребности фронта. С белыми не договоришься, это экзистенциальные враги. С эсерами или анархистами — тоже, ведь они конкуренты, а для социализма самое главное — не хорошие решения, а, разумеется, власть большевиков. После создания СССР почти все мировые государства стали его врагами — ведь революционное образование не может дружить с реакционными. 

Опыт Второй мировой войны дал понять, что без мирного взаимодействия с иными странами полноценной жизни не получится, но даже хрущёвская оттепель не научила партию, что для социализма нужна вовсе не монополия на политическую власть и искоренение инакомыслия в каждом зачуханном шахматном клубе. Понимать что-либо советское руководство начало уже под конец СССР, когда распад этой системы стал вопросом нескольких лет.

Бесконечное ожидание удара в спину, поиск врагов под каждой лавкой, пересмотр всего выходящего в печать, на предмет измены, полное искоренение самой идеи об ином существовании — это явные приметы тоталитаризма. А всё начиналось с нахальной в своей смелости идеи о том, что партия готова изменить ход истории, и ей просто нужно получить полный контроль над всем. 

Благодаря такому подходу миллионы погибли, десятки миллионов были морально искалечены и более сотни миллионов на сегодняшний день не могут создать систему, которая была быть хоть на сколько-нибудь стабильна и избавлена от пороков прошлого. 

Мы все несём в своих сердцах по несколько граммов свинца, который нам подарили большевики, и если присмотримся к своим идеям — то увидим в них ту самую отраву, которая говорит нам: всех отстранить, всех победить, принимать решения единолично, искать врагов и наказывать невиновных в назидание другим. 

Конечно, такого размаха, как раньше, подобные меры и подавно не принимают — это скорее карикатурное вырождение большевистского тоталитаризма навроде комплекса вахтера у каждого второго гражданина. И всё же мы обречены жить и работать в этих неприглядных условиях, когда любое политическое решение — даже самое простое — несёт в себе отголоски большевистских преступлений.

Мы — это не только левые, но и большинство жителей Украины и других постсоветских стран, возможно —  даже вся Восточная Европа, несущая на себе отпечаток красной диктатуры. Более века назад Антон Чехов писал о том, как воспитанный в чинопочитании молодой человек выдавливает из себя по капле раба. Нам же стоит выдавливать из себя большевика.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...