Токсичная благотворительность, или Как заработать на феминизме

Вся информация, использованная в этой статье, взята из открытых источников.

О краудфандинге и любых сборах в активистской среде принято отзываться или хорошо, или как о покойниках. Понятно, почему: сегодня ты поругал Машу за сборы на «лесбийскую коммуну», завтра Машины подруги или случайные люди, которым показалось, что ты на ровном месте обидел несчастную, не дадут тебе денег на адвоката или операцию — а в таких случаях бывают важны даже копейки. Аудитория далеко не всегда понимает, что одно дело — собирать на лечение, прикладывая скрины документов, и совсем другое — на украшения, жилплощадь или абсолютно провальный проект.

Да, на украшения тоже собирают. Люди, далёкие от гламурной тусовки, с удивлением узнают, что популярная психологиня Наталья Холоденко выпросила у подписчиц огромную сумму на бриллиантовые серьги, а потом капризничала, что побрякушку подороже купить не удалось. Если в досетевую эпоху в роли банкомата выступал одураченный богатый мужчина, то сейчас предприниматели, изучив повадки гламурок или начитавшись маскулистских статей, не так легко ведутся на жеманство и лесть. Место мужчины-спонсора буквально заняла женщина, точнее, подписчицы, «коллективный банкомат». Конечно, такую аудиторию тоже надо завоёвывать, но управлять ею проще: можно позволить себе меньше лгать, не так ярко штукатуриться. Или проповедовать бодипозитив и манипулировать женщинами, клеймя их «мизогинками» за любое недовольство.

Журналистка Алина Фаркаш насобирала на макбук — госпоже нужен солидный девайс, а не абы что. Саша Корнилова выпрашивает деньги на книги, причём те, которые легко найти в интернете, дорогие игрушки, бытовую технику (1, 2). Поэтесса из ролевой субкультуры Ника Батхен купила на донаты домик в Крыму. Ей негде было жить? Нет, просто творческой натуре хотелось на море. Дама обещала устраивать там вписки и фестивали, прошло несколько лет — воз и ныне там. Персона под ником Флеш, известная в ролевой тусовке блогосервиса diary.ru, собирала на жильё в Евросоюзе. Список можно продолжать долго, и, что интересно, многие из этих женщин называют себя феминистками или сочувствующими движению. Остановимся на Татьяне Болотиной, известной в узких кругах как «анархо-барыня» и «анархо-крымнашистка». Без шуток — она хотела основать лесбокоммуну в аннексированном Крыму и регулярно туда ездит со стороны России.

Это относительно здоровая молодая (1985 года рождения) женщина, проживающая с отцом в просторной московской квартире. То одну, то две комнаты Татьяна сдаёт, но этих денег ей мало: с 2012 года она решила не работать, чтобы победить капитализм. Если её содержательницы поступят так же, некому будет содержать Татьяну, но этот момент она игнорирует.

В 2017 году — именно тогда мне стало окончательно ясно, что Татьяна — не наивная идеалистка, а расчётливая циничная особа, и мы перестали общаться, — она попросила феминисток оплатить её долг. В посте 2014 года она говорит о кредите в 100 000 р., к 2017 году накрутилась задолженность. Татьяна могла бы найти юриста, работающего с небольшими долгами физических лиц, и оформить банкротство, но предпочла другой путь. В ответ на предложения найти работу заявила: «Я и так работаю — активисткой». Закрыв кредит, Болотина попробовала устроиться на работу в Абхазии, но, судя по записям в инстаграме, вскоре уволилась.

Теперь Татьяна открыла Фем-базу — помещение около 30 метров, где изредка собираются от двух до шести феминисток и беседуют на темы вроде «я ощущала себя мальчиком, но излечилась радфем-матчастью, аминь». Активистка слёзно умоляет каждый месяц перечислять на её сбербанковскую карту 40 000 рублей — 30 000 на аренду, остальные — на «активистскую зарплату», потому что во время сходок Татьяна там сидит. Чайник, мебель и другие бытовые мелочи тоже позаимствованы у донатчиц. В 90-х мне «повезло» снять комнату у петербургских необаптистов, поэтому Татьянин активистский сценарий кажется мне подозрительно знакомым. Пастор секты «Новое Поколение» тоже не работал, только проводил по выходным служения. Пел и читал проповеди, к слову, лучше Болотиной.

Иногда Татьяна сдаёт эту комнату в субаренду для мероприятий других феминисток, что заканчивается скандалами: то заезжая певица нарисовала слишком яркую эмблему на стене, и это показалось Болотиной «иерархизацией пространства», то посетительница хотела принести на чаепитие печенье, но ей отказали, потому что оно на молоке, а Татьяна — веганка, и невеганской еды на её базе быть не должно.

Стоит ли база этих денег? Болотина подчёркивает, что пространство безопасно для посетительниц, ведь туда не пускают транс-женщин. Но вспомним, что участницу другого болотинского проекта, Фембанды, в 2016 году изнасиловала цисгендерная лесбиянка. Транс-женщины тут и рядом не стояли. Феминисткам, пытавшимся выяснить, почему это произошло, Болотина заявила, что не отвечает за поведение других женщин и слушать ничего не хочет. Выяснилось, что насильница — не активистка Фембанды, но несколько месяцев тусовалась с участницами группы, отмечалась с ними на общих фото, и никто не заподозрила её в склонности к насилию.

Денег на аренду Фем-базы Болотина просит не только у веганок-лесбосепаратисток, а у всего феминистского сообщества. Но ходят к ней, за небольшим исключением, только они — других гуриня успела распугать.

Когда-то Болотина грубо наехала на преподавательницу танцев Лилит Мазикину, заявив, что требование оплачивать уроки угнетает неимущих женщин. Теперь сама Татьяна проводит за 300 рублей тренинги «по преодолению внутренней лесбофобии» и лекции по «экономической сепарации от мужчин». И эти мероприятия, и тибетскую разминку можно устраивать дома, благо места у Татьяны достаточно. Перенести часть мебели из одной комнаты в другую — небольшой зал готов. Некоторые буддистские учителя до сих пор проводят тренировки и медитации у себя дома, не вынуждая единомышленников скидываться на аренду. А посещает их явно больше народа, чем Болотину.

Кстати, о йоге: упрекает ли Татьяна преподавательницу за платные уроки? Разумеется, нет. Ведь это не какая-то посторонняя Лилит Мазикина, а женщина, которая преподаёт на Фем-базе.

Наблюдатели какое-то время гадали, зачем эта база нужна. Мегаломания? Ведь можно снять помещение по более низкой цене или не снимать вовсе. Надежда, что утопический проект окупится? Но там то и дело отменяют мероприятия, потому что никто не приходит, а скидываются женщины всё неохотнее. Недавно ситуация прояснилась: на своей странице ВКонтакте Болотина написала, что собирается оформлять шенген, чтобы кататься по Европе и общаться с западными феминистками (1, 2). Кто, пока она путешествует, будет замещать её на Фем-базе, непонятно, зато стал понятнее другой аспект Татьяниной деятельности. Болотина — не участница международных фестивалей, форумов и биеннале, значит, так называемую гуманитарную визу ей не оформят. Она также не сможет предоставить справку по форме 2-НДФЛ. Зато на её счёт ежемесячно приходит 40-45 000 рублей, и справки с банковского счёта будет достаточно, чтобы доказать платёжеспособность. Осенью она планирует собирать на кинопроектор, и пожертвований придёт ещё больше. Отлично придумано.

В основном, аренду Фем-базы оплачивает психологиня Марианна Александровна Х., которая почему-то решила, что известным и хорошо себя зарекомендовавшим веганским организациям её средства не нужны, а Болотиной без них никак. Но Татьяну обеспечивают и женщины с ментальной инвалидностью (одна из них написала автобиографическую книгу о шизофрении). Они отчаялись найти подруг и отношения даже в очень терпимой либертарной тусовке, поэтому пытаются купить если не дружбу, то хотя бы доброжелательность товарок. Поневоле вспомнились олдовые хиппи, которым «пионеры» (старшеклассники и юные студенты, только-только вступившие в «Систему») отдавали карманные деньги, чтобы олды не выгнали с флэта. Порядочно ли брать деньги у подростков и людей со сложным психиатрическим диагнозом?

Эти женщины могли бы потратить деньги на психотерапию по скайпу или заказать лекарства из другой страны, но, будучи легковнушаемы, ведутся на сказки Болотиной то о коммуне, то о «единственном феминистском центре». Ну, какой единственный центр? Гораздо более масштабная группа, «РФО ОНА», проводит встречи в библиотеках и антикафе, и никому не надо экономить на еде и одежде, чтобы руководительница оплатила аренду. Впору задуматься, зачем Татьяне в своё время понадобилась легенда о строительстве деревенской коммуны. Женщина прославилась и привлекла внимание потенциальных донатчиц. Теперь идею коммуны можно отложить в долгий ящик и заняться тем, ради чего она затевалась, — устройством собственной беззаботной жизни.

«Я хочу не работать, а тусоваться, сидеть в соцсетях и ездить за границу — за ваш счёт», — едва ли не открыто заявляет Болотина. А где-то аутичные люди перебиваются с хлеба на воду, потому что панически боятся лишних коммуникаций и действительно, а не на словах не способны работать на «обычной» работе. Где-то умирают больные дети. Пациентки хосписов тоже нуждаются во внимании, но зачем о них вспоминать, если одной молодой тётке приспичило купить дорогой компьютер, другой — камушки, а третья вообразила себя Наполеоншей от феминизма.

Пару раз мне приходилось репостить просьбу знакомой владелицы домашнего приюта помочь животным. Эта женщина пристроила более двухсот бездомных кошек, ведёт прозрачную отчётность и за пять лет волонтёрства никого не подвела. Каждый раз после этого от меня отписывалось несколько человек. Наверно, дело в том, что эта волонтёрка не пиарилась во всех соцсетях и не позировала на площади с плакатом. Ей некогда.

Кот не устроится в офис (разве что это Нестор Махнатий, которому активисты ГО «Трудові Ініціативи» завели страницу в фейсбуке), рак сам не вылечится, адвокат политзека за «спасибо» не защитит. Но болотины всех мастей могут жить за собственный счёт. Им даже на съёмную комнату тратиться не придётся. Не выгонит же отец на мороз.

Очевидно, что токсичная благотворительность плотно связана с проблемой более низкого женского дохода в целом. Но «феминистки»-попрошайки (и нефеминистки, которым кровь из носу нужно селфи с бриллиантами) лишь усугубляют эту проблему, присаживаясь на женские шеи и виртуозно играя на чувстве вины.

Я, допустим, хочу квартиру в Любляне. Но аскать на неё довольно странно, да ещё и у тех, кому тоже приходится нелегко. 


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...