Аниме и анархизм

«Посоветуйте аниме про Анархистов, то есть про парней которые не спасают мир и что-то того. Про похуистов короче», — просит подросток на одном русскоязычном сервисе (орфография и пунктуация оригинала сохранена). Это было бы смешно, когда бы не было так грустно. У меня тоже просили ссылки на аниме об анархистах, интересовались, с чем связана их нехватка — с иерархическим мышлением японцев или деградацией жанра. Есть версия, что такое аниме мало переводят на славянские языки, потому что им реже интересуются.

Gintama

Так или иначе, большинство популярных франшиз содержит прямую или косвенную пропаганду лоялизма. В 32 серии «Гинтамы» незадачливый отец семейства вылетает с работы, а его сын становится хикикомори. Папаша идёт в бомбисты, но ему мешает главный герой, Гинтоки. «Хочешь революцию? А не хочешь начать с себя?» — спрашивает протагонист, который, впрочем, тоже изображён иронически. Другой повстанец, Кацура Котаро, выглядит менее комично, что не мешает ему время от времени попадать в дурацкие ситуации. Анархистом его назвать сложно — он состоит в террористической организации, которая пытается свергнуть инопланетян и вернуть власть самураев. Организация требует от неофитов проходить жестокие и абсурдные испытания и творит всякие гадости, поэтому Гинтоки разочаровывается в революции.

Но «Гинтама» — пародия на все штампы сёнэнов (аниме для мальчиков-подростков) вместе взятые, а что с более серьёзными сериалами?

На сайте Shikimori в списке персонажей-анархистов присутствует Мадара Учиха из «Наруто». Трудно причислить к сторонникам безвластия человека, желающего абсолютной власти над миром. Кажется, некоторые юные зрители запутались в идеологиях. Ни в манге Масаши Кишимото, ни в одноимённом аниме, ни в сиквеле Укё Кодачи анархистов нет. Только монструозные уголовники, крадущие «партийную кассу».

Boruto

«Боруто», ориентированный на детскую аудиторию, продолжает традицию, начатую в филлерных сериях «Наруто»: протестующие снова подаются как жертвы гендзюцу, техники иллюзий, — у них на шеях вспыхивают печати зла (арка «Банда Бьякуя»). Иначе бы они не выступили против директора компании «Каминаримон». Спровоцировал этот бунт Гекко, главарь банды, который привлекает новых участников байками о мировой справедливости. Банда действует по принципу «грабь награбленное», помогает обнищавшим жителям промышленного городка, но вскоре выясняется, что Гекко думал только о собственной выгоде. Отряд шиноби нейтрализует его, а несчастному безработному программисту, вынужденному грабить банки, помогает устроиться на работу. Вот вам, дети, мораль: вооружённые госслужащие — хорошие и всегда поддержат талантливого человека, а эксплуатация рабочих — выдумка очередного помешанного на власти дегенерата. Надо лучше работать, и всё будет в порядке. Директор компании — добрый и понимающий: за свой счёт восстанавливает барельефы Хокаге, разрушенные Боруто по недомыслию. Ведь Боруто помог его сыну из робкого хикки стать ниндзя-интеллектуалом. Как можно бунтовать против такого начальника, совершенно не понятно!

Legend of Korra

Анархисты присутствуют в американской «Легенде о Корре», продолжении «Аватара». Хотя в титрах указано производство «Nickelodeon», «Корру» анимировали в токийской студии «Pierrot», и в целом она несёт сильный отпечаток японской анимации. Не обошлось без отсылок к жанру, который условно обозначают как buddhasploitation. Эксплуатируется как пресловутый дзенский колорит, так и мифология учений Бон и Ваджраяны, а учителя Корры зовут тибетским именем Тензин. 

Это феминистский сериал с бисексуалками, суровой полицейской средних лет, воительницами в удобной, а не сексуализированной на радость мужчинам-зрителям одежде — а когда-то пресловутые бронелифчики украшали даже героинь чисто детских франшиз, не говоря о сёнэнах вроде «Марис Сильнейшей» (1983-1986) по сценарию Румико Такахаши. От финала «Корры» гомофобы второго мира истерично верещали, захламляя сайты бессмысленным морализаторством. Однако же коммунисты изображены вполне традиционно — это секта «уравнителей», чей руководитель лишает боевых магов силы и мечтает уничтожить Аватара, владеющего четырьмя природными стихиями. Обладатели нечеловеческих способностей не должны выделяться среди рядовых граждан, они опасны. А государство их наоборот поддерживает, берёт на службу и щедро платит. Амон, главный злодей, — олицетворение «коммунистической безликости»: его лицо скрыто под маской. Он оказывается лжецом, предавшим отца и брата — кем ещё может быть бунтарь?

Анархистом, конечно. Если Амон — авторитарный коммунист, то Захир из третьего сезона — как бы неавторитарный, стремящийся уничтожить любую власть. Почему «как бы»? Ну, нельзя же в детском мультфильме вывести нормального анархиста. Захир сбегает из тюрьмы и пытается похитить Корру, чтобы принести её в жертву на алтаре. Тогда цикл Аватара прервётся, и наступит первозданный хаос. Корра из последних сил борется с Захиром, друзья помогают ей, и врага арестовывают.

Республиканский город, куда прибывает Корра, вызывает в памяти республиканскую партию, и действительно — сюжет несёт отпечаток умеренно консервативной идеологии, только подновлённой, с блэкджеком и бисексуалками. Монархия здесь выглядит отмирающим архаичным институтом, а престолонаследники — деспотами вроде Царицы Земли или капризными изнеженными болванами вроде принца Ву. Зато президент — ни в коем случае не комический персонаж. Ему радостно служат маги всех рас: «Корра» — сериал, в котором цветные люди представлены очень разнообразно. Примерно как в США.

Ajin: Demi-Human

Если вернуться к японской анимации — там высмеивание и демонизация революционеров процветали ещё в 90-е. Сато из сериала «Нелюдь» — террорист, который не щадит никого, а в детстве для развлечения убивал животных. 

Future Daily

Минэнэ из «Дневника будущего» изображена с сочувствием — у неё было трудное детство. Но она тоже террористка, чьей жертвой, в первую очередь, становятся религиозные люди. Анархизм, конечно, не синоним прекраснодушного пацифизма, но связка «анархия — терроризм» давно стала штампом масскульта и начинает надоедать даже далёким от политического активизма зрителям.

В «Ковбое Бибопе» выведен эпизодический персонаж, пародирующий террориста Теда Качински, — инфантильный старик, который взрывает здания, чтобы на него обратили внимание. Главные герои, при всей их независимости от обывательских догм, работают на правительство — ловят космических преступников. Никакой идеологии у них, в сущности, нет — они просто хотят есть. Единственный онтологический анархист, пожалуй, — это трансгендерный мальчик-подросток Эдвард, гениальный хакер.

Трансгендерные персонажи в аниме довольно часто оказываются носителями либертарных идей. Эдвард рисовкой и эксцентричным поведением напоминает персонажа другой классической ленты — «Дороро и Хяккимару» по манге Осаму Тедзуки. Малолетний вор, воспитанный родителями-бунтарями как мальчик и не понимающий, почему он должен считать себя девочкой, не признаёт над собой никакой власти. Его компаньоном оказывается Хяккимару, пострадавший по вине отца-феодала, который когда-то попытался скормить сына демонам. Хяккимару выступает не только против даймё, но и против самураев как класса. Европейский зритель, привыкший к романтизации самураев, не всегда понимает, что в глазах простого народа они были грабителями и насильниками. В новой интерпретации «Дороро» антисамурайский пафос смягчён, а воришка выглядит куда более милым и трогательным.

No. 6

Другая анархистка — транс-девушка Инукаши (переводится как «собачница») из «Шестой зоны» (2011). Она «воспитана собаками», держит в заброшенном здании бывшего отеля целую свору и помогает анархистам, выступающим против тоталитарной дистопии — той самой зоны. Один из главных героев — Недзуми, единственный выживший представитель лесного народа, уничтоженного после колонизации. Ещё подростком он объявлен опасным преступником и арестован, но ему удаётся сбежать и начать подпольную работу. Анархисты в этом аниме не обладают комическим или одиозным ореолом, но при этом не слишком идеализированы.

Zankyou no Terror

Особой популярностью в постсоветских странах «Шестая зона» не пользуется: во-первых, это типичный дзёсэй (жанр, рассчитанный на взрослых женщин); во-вторых, отсылки к японской мифологии там считываются ещё хуже, чем в «Наруто», постмодернистский подтекст которого ускользает от массовой славянской аудитории; в-третьих, это сёнэн-ай — аниме об отношениях между юношами. Но есть мнение, что подобные сериалы не такие скучные, как, например, «Эхо террора» (да, снова антигосударственники-террористы, по совместительству — обычные японские школьники). В любом случае, и «Эхо террора», и множество фильмов, где герои сочетают антиправительственные взгляды и гомо/бисексуальность, не сравнятся по охвату аудитории с франшизами, популяризирующими умеренный консерватизм и лоялизм. 

Tokyo Ghoul

Единственное исключение — «Токийский гуль», одна из героинь которого, Это Йошимура, ведёт двойную жизнь — террористки с забинтованным лицом и эксцентричной, но безобидной писательницы. Учитывая, что в оригинальной манге «добрых и светлых» персонажей почти нет, она не выглядит на фоне остальных совсем уж монстром.

Масштабного аниме об анархистах, разумеется, ещё долго не будет. Зачем оно? Дети и подростки должны знать, что полицейские — хорошие, главу государства надо защищать, участники митингов обмануты или подкуплены, а папа-начальник не забил на тебя и просто задерживается на работе. А вокруг — справедливый мир, где ты обязательно получишь пряник за хорошие поступки.  


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...