«Подбавить перца», или Кого хотят приручить консерваторы

Фото: «Новая газета»

Кремлёвская обслуга продолжает искать полезных дураков. 9 мая сего года в «Литературной газете» появилась заметка некоего Ильи Пожидаева «Обоюдоострый феминизм: куда и с кем маршируют «независимые женщины»?» Текст прямо-таки героический: чувствуется, что автора от феминисток и вообще людей женского пола буквально тошнит, но ради веры, царя и отечества он готов с ними работать.

Для постсоветских охранителей феминистки — это такие патриархалки, только феминистки. Т. е. биологические женщины (как известно, любую персону транс-феминного спектра консерваторы причисляют к геям, а интерсексов стараются не замечать), смысл жизни которых — бытовое, эмоциональное и эстетическое обслуживание мужчины. Традиционно мыслящих женщин консерваторы позиционируют как счастливиц, которым «повезло» найти эксплуататора… простите, достойного мужчину, а феминисток — как «невезучих»: «достойные мужчины» разборчивы — они пристают только к топ-моделям, а женятся только на покорных богатых девственницах (о том, что за пределами интернета мужчины ведут себя совершенно иначе, публицисты-охранители обычно умалчивают).

Пожидаев рисует стереотипнейшую картинку, да было бы и странно, если бы консерватор не написал, что феминизм растёт из сексуальной неудовлетворённости. «Феминистских методичек», на которые поминутно ссылаются сексисты, не существует, но сексистские методички, безусловно, есть — новосёловские «шедевры», сочинения протоиереев и прочее благолепие. Там чёрным по белому написано, откуда есть-пошёл феминизм. Для сомневающихся можно приплести социальные науки:

«…история не устает доказывать нам вновь и вновь, что бешеную фрустрированную энергию неудовлетворенных дамочек (коих, как было изложено выше, — тьма тьмущая) можно направить в принципе в какое угодно русло.

Можно даже в конструктивное – разумеется, при большом желании и грамотной работе власть имущих. По факту феминистки с равным воодушевлением пляшут, поют, маршируют и раздеваются против всего, что только в голову способно прийти. Против империализма, против коммунизма, против Путина, против Трампа, против Иисуса Христа, против порока [так в тексте; то, что принято называть оговоркой по Фрейду. — Е.Г.] Мухаммеда, против расистов, против негров. Да против кого и чего угодно в принципе. Только очень желательно, чтобы зерном феминистских флэшмобов было именно «против», а не «за» — как раз-таки в силу фрустрированности феминизма как такового».

Читая про эту «бешеную энергию», ощущаешь себя евреем из анекдота: «Когда у меня плохое настроение, я покупаю черносотенскую газету, где написано, что мы правим миром». Среди феминисток хватает апатичных, депрессивных, да и просто усталых зрелых людей, которым девический энтузиазм уже не светит — только холодный сарказм. По правде говоря, я бы не отказалась зарядиться такой энергией, но если бы случилось чудо и она ко мне пришла, я бы потратила её совсем не на то, что предлагает Пожидаев:

«Ясно одно: феминизм ни в коем случае не нужно отторгать. Сегодня особенно. На бытовом уровне – да, это грязно и мерзко, но на политическом – это совсем другое дело. Использовать опыт феминизма как движения против какого-либо врага и принимать феминизм как идеологию для самих себя – это две совершенно разные вещи. Можно ведь даже держать штат ручных феминисток где-нибудь в США, как это благополучно делало руководство Советского Союза – в случае с Анжелой Дэвис».

Чтобы использовать некую группу в качестве полезных идиото_к, надо по умолчанию считать её идиот_ками. Можно пытаться охмурить людей, грубо говоря — превратить их в идиото_к, но такая задача для постсоветских сексистов катастрофически сложна, поскольку они, за редчайшим исключением, демонстрируют нехватку знаний и неумение логически мыслить. Пожидаев, например, даже не предполагает, что феминистки en masse умнее, чем ему кажутся. По его мнению, феминисток можно залучить для охранительской пропаганды:

«Феминизм — это великолепный идеологический и даже, быть может, геополитический инструмент, и грех им не воспользоваться. Неплохо было бы организовать отряды феминисток со следующими ориентировочными рабочими названиями: «Бей Пятую колонну!», «Долой янки из Аляски!», «Чистящие Кремль от «болотных»», «Страпонящие свидомых», «Сосущие коррупцию», «Порющие американских финансистов», «Анилингус для ИГИЛа», «Раздевающиеся за Русский Казахстан» и так далее – до бесконечности».

Разумеется, в подсознании автора существует мощная связка феминизма и секса. «Феминизм — это что-то про секс», потому что в патриархате женщина как таковая — сексуальный объект и экзистирует только в поле мужского взгляда. Возможно, автор, сам того не желая, выливает на страницы «Литгазеты» свои невоплощённые фантазии:

«Можно даже в принципе и подбавить «перчику». Как вариант, устроить крупномасштабный феминистский обряд БДСМ на той же площади Академика Сахарова, причем связанными и выпоронными жертвами можно было бы сделать проворовавшихся либералов».

Пошлый оборот «подбавить перчику» нередко выдаёт сексуально озабоченного и фрустрированного мужчину, а здесь налицо ещё и вуайеризм. Не говоря уже о такой глупости, как отождествление феминизма и проплаченной группы «ФЕМЕН», о нефеминистичности которой руководительница Анна Гуцол не раз сообщала в интервью. Но когда перед неудовлетворённым охранителем мелькает голая женская грудь, уже не до гугла.

Чем «патриоты» хотят приманить феминисток, да ещё и в таком количестве? Феминистки отлично понимают, что в этом лагере им нечего ловить: антиабортная позиция, «жена да убоится мужа», вытеснение женщин с рынка труда, закрытие детсадов («детям лучше дома с матерью»), маркировка женского искусства как глубоко вторичного, беспросветный male dom вместо разнообразных моделей сексуальности, лесбофобия, бифобия и тотальное лицемерие. Неужели охранители так наивны, что будут обещать «несчастным недотраханным тёткам» семейное счастье, а потом годами динамить? Приведут парней с фигурами стриптизёров и пообещают секс в обмен на антилиберальную акцию?
Всё это было бы смешно, если бы та самая история, которую уважительно поминает горе-публицист, не развёртывала перед нами примеры сотрудничества американских радфем с протестантскими консерваторами («против мужиков в юбках на женской территории») или какой-нибудь Китти Сандерс — с католиками-антиабортниками («против траффикинга»).

Если бы студентки из сети Vkontakte не кричали, что в конфликте олд- и неопатриархалов они на стороне скрепников — «секс-позитив и проституция хуже церкви». Мы-то знаем, что проблема радфем, агрессивно настроенных по отношению к трансгендерам, — не в отсутствии секса или штампа в паспорте (взрослые радфем-идеологини не скрывают ни детей, ни мужей), а в ненависти к другим угнетённым группам, проистекающей скорее из социальной и творческой, нежели сексуальной фрустрации. И это намного страшнее, т.к. транслируемые полуограмотными пожидаевыми задачи могут переприсвоить и реализовать ушлые политехнологи.

И если консерваторам не удастся создать достаточно большой штат ручных радфем, они постараются «добрать» в других группах. Ручные коммунисты-охранители уже есть — КПРФ и «Боротьба». Почему бы с таким же успехом не захламить мозги анархо-мачистам, сыграв на ненависти к либералам, а также — комплексе кастрации и гомофобных предрассудках? Не толпа, но парочка отрядов на службе у государства в итоге появится. С мира по нитке, и вот вам прелестное сообщество скрепных анархистов, скрепных феминисток, крымнашистских перебежчиков из Левого Фронта и других организаций.

У правых явно больше денег и влияния, поэтому некоторые анархисты/-ки в качестве противостоящей стратегии могут предложить лишь кропотливое просвещение. Объяснять молодёжи, что стыдно быть клоунессой псевдопатриотического цирка, управляемого презирающими тебя людьми.

Вам также может понравиться...