Брассенс: «Будь проклят хоровод безвременных кончин под возгласы «ура!», под скрежет гильотин…»

m_167630763_0Жорж Брассенс начал свою концертную деятельность с выступлений перед товарищами из французской Федерации Анархистов.  Потом он преодолел застенчивость и стал петь свои «порнографические вирши» публично.  И это имело последствия не только для французской поп-культуры. Песни на его стихи поют и сейчас. А его лирика оказала влияние на испанских и итальяских поэтов-анархистов.

Брассенс был «каноническим» анархистским бардом, чьи песни лучше разъясняют положения либертарной политической философии, чем десятки пропагандистских статей.  Он насмехался над милитаризмом, конформизмом, мещанской моралью.  Наш человек.

В песне «Пасть за идею» он говорит со слушателем о политике. Людей призывают к жертвам во имя Родины, Партии или Идеи. Впрочем, большинство пропагандистов «жертвенности» при этом неплохо себя чувствуют и не готовы сами класть голову на алтарь.

 

Оригинальное исполнение

 

Панк-версия

 

 

Итальянский перевод

 

Ж.Брассенс. СМЕРТЬ ЗА ИДЕЮ (пер. А. Аванесова)

Пасть за идею? Что ж, идея неплохая!
Я сам едва не пал, под натиском людей,
Которые крича и флагами махая,
Шли плотною толпой на смерть ради идей.

Пристроившись в хвосте, как будто на аркане
Мы с музою моей за ними поплелись,
Рискнув на свой манер подправить их девиз:
Умрем ради идей! Я — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!

Пусть кажутся порой намеренья благими,
Не следует хватать идеи на лету,
А то, неровен час, отдашь концы во имя
Той, что уже назавтра будет не в ходу.

Приятно пасть в боях с идейными врагами,
Но горько в смертный час понять, что прогадал,
Что в спешке не за ту идею жизнь отдал…
Умрем ради идей! Я — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!

Пророки и вожди на нашей с вами тризне
Твердят на все лады, что ради их идей
Не жалко, черт возьми, и миллиона жизней,
А сами не спешат расстаться со своей.

Туда, где льется кровь, их не загнать пинками.
За делом рук своих следя из-за кулис,
Похоже, все они когда-то поклялись:
«Умрем ради идей! Мы — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!»

Затмили небосвод знамена сект и фракций.
Воззваний пруд пруди и лозунгов не счесть,
И мучает вопрос безусых новобранцев:
Какую из идей для смерти предпочесть?

Кликуши-близнецы витийствуют пока не
Спихнут в могильный ров очередную рать,
Но мудрый наобум не станет умирать…
Умрем ради идей! Я — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!

Когда бы рай земной, обещанный не раз нам,
И вправду мы могли построить на крови,
Давно бы цвел наш мир оазисом прекрасным
И вместо воронья нам пели соловьи.

Но светлый фаланстер, как повелось веками,
Отложен на потом, и боги жаждут вновь.
Вновь смерть рождает смерть и кровь рождает кровь!
Умрем ради идей! Я — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!

А вы, поводыри доверчивого стада,
Хотите умереть — пожалуйте вперед!
Для многих «просто жить» — последняя отрада.
Костлявая и так отсрочек не дает.

Карга, увы, точна без ваших понуканий.
Будь проклят хоровод безвременных кончин
Под возгласы «ура!», под скрежет гильотин…
Умрем ради идей! Я — за! Двумя руками!
Умрем! Но стариками!

Дословный перевод:

Умереть за идеи

Умереть за идеи – прекрасная идея.
А вот я чуть не умер оттого, что у меня ее не было,
Когда толпа народу, у которой она была,
Накинулась на меня, вопя смертным воем.

Им удалось меня убедить, и вот моя дерзкая муза,
Отрекаясь от заблуждений, примыкает к их вере –
С небольшой однако оговорочкой:
Умрем за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша.

Рассудив, что дело терпит,
Отправимся на тот свет прогулочным шагом,
Ибо, если поспешить, может случиться,
Что умрешь за идеи, которые завтра будут не в цене.

А поскольку, согласитесь, горько и обидно,
Отдавая богу душу, обнаружить,
Что пошел не той дорогой и ошибся идеей,
То умрем же за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша.

Святые Иоанны Златоусты*, проповедуя мученичество,
Чаще всего, однако, задерживаются на этом свете.
Смерть за идеи, следует здесь сказать, –
Это смысл их жизни, и они не торопятся его лишиться.

Однако наблюдая повсеместно, что в долголетии
Им удается перещеголять Мафусаила**,
Я заключил, что про себя они должны говорить:
«Умрем за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша».

Идеи, требующие славного самопожертвования,
Предлагаются всевозможными сектами в большом количестве.
И перед жертвой-новичком встает вопрос:
Умереть за идеи – это здорово, но за какие именно?

А поскольку все они друг на друга похожи,
То, завидя куда они клонят свои знамена***,
Разумный человек потопчется вокруг могилы в сомнении****:
«Умрем за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша».

Если предположить, что нужна всего пара гекатомб
Для того, чтобы все наконец образовалось и устроилось,
То после стольких великих битв и стольких снесённых голов
Мы б давно уже проживали в земном раю.

Но золотой век все откладывается в долгий ящик,
Боги жаждут***** – и все им мало.
И только смерть повторяется снова и снова******,
Умрем же за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша.

О поджигатели, о славные парни,
Умрите же первыми! Мы предоставляем вам эту честь.
Но, ради Бога, черт побери, дайте жить другим –
Тем, для кого жизнь на земле – единственная роскошь.

В конце концов, старуха смерть пребывает в добром здравии
И не просит помочь ей махать косой.
Довольно плясок смерти вокруг эшафотов.
Умрем за идеи, ладно,
Но сделаем это не спеша.

© NM  sova_f

* Св. Иоанн Златоуст – Епископ Константинопольский, прозванный так за красноречие

**Мафусаил – один из праотцев, прославившийся своим долголетием (он прожил 969 лет). Его имя стало нарицательным для обозначения долгожителя («мафусаилов век»).

***«Quand il les voit venir avec leur gros drapeau» («Когда они топают под своим здоровенным знаменем» – перепев поговорки: «je te vois venir avec tes gros sabots» («вижу, куда ты клонишь»).

****«Le sage en hesitant tourne autour du tombeau» – парафраз поговорки «tourner autour du pot» («ходить вокруг да около»).

*****«Боги жаждут» – название романа Анатоля Франса о Великой французской революции.

******«Et c’est la mort la mort toujours recommencée» – измененная цитата из «Морского кладбища» Поля Валери «Et c’est la mer la mer toujours recommencée», где говорится не о смерти, а о море.

Вам также может понравиться...