Русские тоже плачут, или Эмпатия только для своих

Русские продолжают жаловаться на вызванную санкциями нехватку айфонов, гамбургеров и туристических виз. Самые эгоцентричные из них требуют от украинцев понимания и сочувствия. Мне это напомнило эпизод из студенческой юности: домашняя девочка, узнав, как мы живём в общаге, некоторое время молчала, а потом ляпнула: «У меня тоже проблемы: я хочу в Австралию, но папа купил новую машину, и придётся лететь в Европу». В нашем корпусе тогда сломалась единственная на весь этаж стиральная машина, а душ был один на всех, в подвале. Проникнуться горем мажорки, которая не увидит Мельбурн, почему-то не удалось.

Когда более привилегированные люди плачутся менее привилегированным, в их интонации нередко чувствуется подвох: они как бы пожаловались, но в то же время и похвастались. В самом начале 90-х колоссальной популярностью в России пользовался второразрядный мексиканский сериал «Богатые тоже плачут». Деревянная игра половины актёров, заезженные мелодраматические штампы, сюжетные провалы, затянутость — но эта история шла на ура. Русские на тот момент очень устали от проблем типа «сдох холодильник, придётся вешать колбасу за окном, чтобы не протухла». Они мечтали превратиться в плачущих богатых, чтобы и достаток был, и проблемы остались — иначе стыдновато как-то, — но проблемы красивые, гламурные, с двойным дном. Чтобы жалоба на горе-злосчастье была неотделима от похвальбы, чтобы состоятельный нытик, рассказав о трудностях, ощутил себя выше собеседника, вешающего колбасу за окном.

Одно из порождений этого дискурса — колонка петербургской феминистки о санкциях. Между строк сквозит душераздирающий ресентимент: «Мы только-только начали нормально жить, а тут…» В её телеграме после ссылки на колонку — череда однообразных постов о слезах, депрессии и т. д., затем, разумеется, возмущение русофобией и колониализмом Запада, который проявляется в санкционной политике. К слову, у дамы двойное гражданство — она может уехать в Израиль, но не едет. Украинки, у которых нет близких родственников-евреев и второго гражданства, у которых просрочены загранпаспорта, должны проникнуться отчаянием этой персоны. Годами собирающей донаты на еду из кулинарного отдела супермаркета или ресторанную доставку, потому что она «старается вообще не готовить». Ниже достоинства этой барыни стоять у плиты. Украинки, которые сбежали в посёлки Львовской области и скоро будут копать огороды, оценят.

Русская радикально-феминистская культура мышления и вовсе поразительна. Недавно подписчицы паблика «СТРАШНАЯ» выяснили, что для украинок есть разница, свои солдаты или чужие. Радфем осыпали украинок язвительными вопросами: «Если свой солдатик изнасилует, это не так обидно, что ли?» — звучащими в контексте военного противостояния не только триггерно, а попросту подло. После этого радфем заявляют, что у всех женщин якобы повышенная эмпатия. Что ж, мы не первый год видим, как эмпатичны многие россиянки, от патриархальных депутаток Мизулиной и Павловой до озлобленных анонимных «радикалок».

Оказывается, «матчасть», гласящая, что все мужчины — одинаковые насильники, не работает: для реальных женщин есть разница между вражескими военными и своими, между империей и её бывшей колонией, между национальными культурами, страной-агрессором и страной, протестующей против агрессии. Россиянки пытаются заткнуть украинок (например, админка паблика «Феминизм: наглядно» отказалась освещать так называемую «спецоперацию» и назвала украинок «антифеминистками, которые хотят её посадки за проукраинскую агитацию»), чтобы сохранить за своими группами статус безобидного ролевого кружка, где обсуждают шмотки, волосы на ногах и мужиков-козлов. Чтобы ад, в котором живут женщины соседней страны, не отвлекал русских феминисток от праздной болтовни и раздувания из мухи слона — всё тот же описанный выше принцип «я жалуюсь так, чтобы вдобавок похвастаться». Смотрите, сёстры, я так страдаю, что не могу отказаться от патриархальных адаптивных предпочтений — косметики и маникюра. Кстати, как вам мои новые палетки и синяя помада? Вы осознали суть моих мучений, женщины из бомбоубежища?

В 2013 году админки первого крупного интерсекционального паблика Check Your Privilege перевели с английского видео профеминиста Зака Литтла How Can I Show Feminists That I Am Smarter Than Them? Этот паблик сейчас закрыт для всех, кроме участниц и участников, но я на всякий случай поставлю ссылку. Пассажи Литтла, обращённые к цисгендерным гетеросексуальным мужчинам, напоминают мысли, которые приходят нам в голову при виде очередного страдающего русского, и странно, что русские феминистки, требующие от мужчин не учить их феминизму, не могут использовать собственные рекомендации и ведут себя с украинками, как мужчина-менсплейнер — с изнасилованной школьницей.

Я сделаю краткий рерайт советов Литтла привилегированным мужчинам, оскорблённым агрессивными выпадами женщин, пострадавших от насилия. Вместо этих мужчин в уравнении теперь русские, включая леваков и радикальных феминисток, а вместо женщин в вакууме — жители и жительницы Украины.

Если вы спорите с украинцами, в особенности с безоружными украинками, вынужденными рожать в метро или прятаться с малолетними детьми в подвалах, и чувствуете острую необходимость рассказать, что они обязаны чувствовать и как им избежать русофобии, — попробуйте вместо этого закрыть рот.

Никого не интересует ваше гиперчувствительное восприятие определённого слова или фразеологизма, будь то «москали», «поребрик», «русский корабль, иди нахуй». Украинкам плевать, что вы сегодня не купите «Кока-Колу», а завтра вам придётся оторвать задницу от дивана и научиться варить щи. Украинок буквально убивают ваши сограждане.

Когда у вашей соседки пожар, вы не припираетесь к ней домой, чтобы рассказать, мол, есть люди, которые от наводнения, а не пожара погибли. Вы просто вызываете пожарных и помогаете залить огонь и вынести вещи.

Вот самое безвредное из ваших имперских прав — право быть высокомерными козами и козлами, воображающими, что если они живут аж в Питере или Москве, то повышают уровень дискуссии одним своим присутствием. Вас шлют за русским кораблём, потому что уже устали с вами разговаривать. Остановитесь. Начните слушать и, возможно, что-то поймёте. Например, что у живых женщин бывает национальная и религиозная идентичность, и воображать их безвольным стадом самок с клеймами хозяина вместо отрефлексированной идентичности — и есть та самая мизогиния, о которой вы кричите. Что некоторые параграфы левацкой матчасти внезапно тоже не работают. Что треды из твиттера о внимании к самым мелким трудностям и посты в духе «папаша на меня пять лет назад странно смотрел — явно педофил, пруфов не будет» более актуальны в мирное время. Сейчас время другое. Сейчас в Харькове дети голодают.

Поплачьте, если хотели в Мельбурн, но не трясите микропроблемами перед теми, кого завтра может не оказаться в живых. Вы же столько лет призывали людей к эмпатии — где ваша собственная эмпатия? Вероятно, накрылась буквой Z. 


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • USD, EUR: PayPal, [email protected]
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0

Вам также может понравиться...