Загнивающий Запад. Версия 2.0

Идеологическим основанием для пересмотра границ в 2014 году служил языковой ирредентизм, риторику которого политический класс России поначалу активно использовал, но вскоре от неё отказался. Вероятно, причиной для отказа послужило то, что логика/риторика языкового ирредентизма и разжигания межъязыковых противоречий может рассматриваться как дестабилизирующий фактор уже внутри самой России. Соответственно, мобилизация этой логики и риторики должна проходить лишь в узко очерченных временных рамках и подчиненяться конкретным политическим задачам.

В связи с этим постоянно возникает необходимость в другом идеологическом инструменте, использование которого не чревато внутренней дестабилизацией. Таким инструментом стал обновленный нарратив о «загнивающем Западе».

Этот нарратив существует в тренде последних десятилетий, когда любая идеологическая или логическая последовательность не приветствуется. Общие рамки нарратива ограничиваются общими положениями, в то время как конкретное идеологическое и фактологическое наполнение определяется целевой аудиторией, с которой в данный момент идёт работа.

Для либералов создаётся картинка, согласно которой на Западе господствует государственное вмешательство, цензура со стороны левых и радикально левых партий и групп. Для консерваторов рисуется упадок традиционных ценностей, деградация традиционных институтов, повальная аморальность. Муссируется тема потерянного «Золотого века европейской цивилизации». Для ультраправых сочиняют истории о бесчинстве мигрантов, представителей других религий и этносов, а также о полной беспомощности европейского общества перед ордами варваров с востока или дикарей из Африки. Для левых придумывают ужасы разгула вольного рынка, подавления рабочих выступлений и инициатив, технического капитализма и воинствующего национализма вкупе с империализмом. Для транс-эксклюзивных феминисток создаётся картина повального преследования женщин и феминисток транс-сообществом.

Этот список можно тянуть достаточно долго, расписывая нюансы и вариации, выясняя внутреннюю архитектуру и логику каждого из пропагандистских потоков. Более того, в нашу информационную эпоху совсем не трудно выстроить последовательность и под нужным углом осветить нужные для каждого из этих потоков информационные поводы. То есть, даже если не учитывать фабрикацию новостей о распятых детях, формировать информационную повестку нужным образом не составляет большого труда.

Интересная попытка собрать воедино разные информационные потоки в рамках общего нарратива о «загнивающем Западе» — это текст философа Максима Кантора. Пытаясь совместить часть образов, создаваемых для разных аудиторий, автор вынужден совмещать и методы с подходами. В итоге получается эклектичная и внутренне противоречивая ерундовина, где аргументы правых консерваторов пересыпаются левой риторикой, и в этом супе плавают даже топосы советской кампании по борьбе с «антинародным формализмом».

То есть, попытка как в зеркале отразить реальность, преломленную через нарратив о «загнивающем Западе», изначально обречена на провал — это создание галереи кривых зеркал. Поначалу я хотел написать не о заметке Кантора, а о прочных основаниях для размышлений и указать на феномен, игнорирование которого и создаёт «болото мысли», в котором готовы увязнуть даже вполне разумные и эрудированные люди.

В эпоху интернета и социальных сетей найти, обработать и подать как репрезентативную выборку можно что угодно. Видеозаписи ритуалов маргинальной религиозной секты, якобы поклоняющейся потомкам царя Соломона и царицы Савской, могут подаваться как  доказательство угнетения и унижения белых людей, якобы в контексте протестов BLM. Миллионы пользователей ежедневно создают прорву контента, из которого при желании можно выудить примера чего угодно. Совокупность таких примеров создаёт структуру, нарратив, больший, чем просто сумма фактов, даже если каждый факт строго верифицирован и подан нейтрально, чего не стоит ожидать.

Если бы можно было составить новостную ленту из избранных новостей, постов и твитов из российских тюрем, в которых содержится около полумиллиона российских граждан, эта картинка очень отличалась бы от картины жизни типичного московского обывателя Москвы, да и жителя любого другого города тоже.

При работе с выделенной аудиторией подобные факты оказываются созвучными ожиданиям этой аудитории и ложатся на благодатную почву. Каждое следующее сообщение, созвучное общему представлению о реальности, принимается и становится ещё одним кирпичом в основании общей картины. Таким образом функционирует самовоспроизведение герметичной системы представлений, в пользу чего играют  общечеловеческие когнитивные искажения, перечислять которые не имеет смысла.

Для постсоветского информационного пространства нарратив о «загнивающем Западе» должен служить инструментом дискредитации возможных альтернатив российскому и другим постсоветским режимам.

В несколько изменённом виде этот нарратив используется и на экспорт. Идея о неправильной, потерянной, сломанной Европе (или даже мире), о потерянном «золотом веке» отлично ложится на мировоззрение западных правых консерваторов, создавая любопытный информационный мутуализм и может привести нас к занимательным выводам. Вроде того, что нынешняя саморепрезентация России во многом сформирована американской и немецкой консервативной повесткой, а значит, вторична и зависима. Можно даже выдвинуть провокационный тезис о том, что постсоветская Россия (и бывшие советские республики) являются информационными колониями — потребителями смыслов, произведённых в метрополии. 

Потребителями иной вариации нарратива о «загнивающем Западе» могут быть более традиционные консерваторы, левые и даже некоторые группы либералов.

Феномен нарратива о «загнивающем Западе, версия 2.0», безусловно, заслуживает тщательного исследования. Полное игнорирование этого явления приводит к тому, что люди перестают видеть разницу между полученной информацией и реальностью как таковой и пытаются на очень зыбком основании размышлять именно о втором, хотя для начала было бы неплохо разобраться именно с первым.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...