Убийцы-расисты и лицемерие в украинском ультраправом движении

Диана Виноградова (Камлюк)

Исследователь ультраправых движений Вячеслав Лихачёв обнаружил занимательный факт: некто Диана Виноградова, кандидатка от «Объединённых националистов» на последних выборах — это Диана Камлюк, которая в конце нулевых сидела в тюрьме за соучастие в убийстве. Она с компанией друзей выпила, закусила и напала на проходящего мимо гражданина Нигерии. В заключении Виноградова-Камлюк писала стихи для неонацистской рок-группы «Сокира Перуна», а по освобождению, уже на Майдане, отметилась чтением антисемитского стихотворения и разговорами о «жидах» и «крови белого человека» (на сцену её пустил, кстати говоря, будущий министр культуры Нищук, но какой с него спрос?). С началом войны включилась в парамилитарную деятельность «Правого Сектора». Интересная, многогранная личность.

Так вот, на Лихачёва за эту публикацию устроили набег в несколько сотен комментариев. Его обвинили в работе на Москву, а Виноградову-Камлюк поддержали («Ну, убили негра? Кому какое дело?»; «Какие-то непонятные бараны, которые ничего не сделали для Украины, выписывают тут всякую всячину») и в то же время отмазали от расизма («Расизма в ней ни капли нет», «были ошибки в жизни она за них ответила…»). Некоторые пообещали призвать Лихачёва к ответу в реале, несмотря на то, что он, в общем-то, ничего не выдумал — Виноградова-Камлюк действительно сидела в тюрьме за нападение на иностранца. Иные призывали не травить человека, который уже давно своё отсидел.

К слову сказать, наша героиня после тюрьмы неонацистских взглядов не изменила и всё ещё призывает к расовой чистоте. В её профилях можно найти неонацистские коды вроде «14 слов Дэвида Лейна» и прочую субкультурную пошлость.

Профиль Дианы Виноградовой-Камлюк в Facebook

Массированный набег в комментарии к Лихачёву говорит о том, что огласки эта публика очень не хочет. Оно и понятно — прекрасно зная о мотивах преступления, движение называло её «узником совести». А судя по тому, что написано в её биографии на сайте «Правого Сектора», Виноградова-Камлюк участвовала не в убийстве человека из расистских побуждений, а в «борьбе с наркоторговлей» (оно и понятно, ведь нигерийцы торгуют героином уже в материнской утробе). Более того, в тексте вообще отсутствует упоминание о насилии и убийстве.

Вскоре Виноградова-Камлюк отреагировала на заметку Лихачёва, назвав её «высером», «дезинформацией» и «перекручиванием», хотя в своем тексте фактически всё подтвердила, оправдываясь юным возрастом (на момент преступления ей был 21 год) и тем, что убитый ввозил в Украину героин под покровительством тогдашнего главы МВД Юрия Луценко (будто бы они с друзьями провели собственное расследование и доподлинно установили эти факты, которые, правда, до сих пор не спешат раскрывать). Что самое безумное, Виноградова-Камлюк не называет свой поступок убийством — по её словам, жертва нападения как бы умерла сама.

Какие выводы о состоянии украинских ультраправых мы можем сделать из этой истории?

1. В этой среде до сих пор мода на импортный неонацизм «с викингами», вульгарный расизм в духе русских скинхедов и прочая пошлость, о которой даже говорить стыдно, если такого персонажа, как Виноградова-Камлюк, приглашают баллотироваться в Раду, ценят и защищают.

2. Движение важнее идеологии. Если соратник выдвигает безумные идеи или убивает людей, его не выгонят из движения как социально опасного маньяка. Товарищи будут стараться скрыть эти неудобные факты от посторонних, а если они всплывут — начнут выдумывать оправдания, или отрицать, или и то, и другое одновременно.

3. Можно было бы сказать, что ультраправые просто не дают своих в обиду, но это неправда: ведь они сами время от времени друг друга колотят, убивают или сдают спецслужбам. Но действительно, есть много случаев, когда отдельных людей защищают любой ценой, даже если это убийцы или просто опасные безумцы.

4. Страх перед оглаской. Покуда праворадикальное движение не имеет других источников подпитки человеческим ресурсом, ему приходится мириться с популярными идеями, которые разделяют неонацистские субкультуры. В плане большой политики антисемитизм, расизм и всякая западная ультраправая чушь только мешают — широкой публике такое очень не нравится. Но отрезать себя от социальной базы и основного источника притока новых людей праворадикалы, тем не менее, не готовы.

В общем и целом, несмотря на огромные деньги и возможности, боевой опыт и поддержку в спецслужбах и правительстве, ультраправые группы всё равно остаются представителями маргинального течения, в которое приличные люди если и попадают, то исключительно по ошибке. Как видим по этому случаю, большинству в этой теме не важно, чем занимается человек и насколько адекватны его идеи — лишь бы он разделял «племенные» коды и враждовал с «чужими». 

Всё это делает движение опасным не только для его врагов и случайных людей, но и для самого себя. Если один способен убить человека по причине, рождённой собственной фантазией, а другой может это понять и простить — значит, дела очень плохи. Следующая вспышка насилия может произойти внутри движения и унести жизни тех, кого никак не назовёшь расовым врагом. И когда вместо чернокожего «наркоторговца» убьют белокурую бестию, любые оправдания будут исчерпаны.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...