Слоны, винтовки и социальное неравенство

«Когда ягнята становятся львами» Джона Касбе – далеко не первое кино в ряду документальных лент о борьбе с уничтожением дикой природы в Африке. Для примера, наше издание уже освещало фильм «Вирунга» о борьбе за сохранение слонов в Демократической республике Конго. Однако Касбе удалось найти новаторскую «фишку» в этой вечной теме.

Режиссёр выбрал взгляд со стороны людей, уничтожающих природу. Описаны судьбы, мотивации, социальная подоплёка их поступков. Человек с камерой неотступно следует за героями в те места, куда обычно документалистов не пускают.

Джон Касбе родился в австралийско-индийской семье и почти все детство путешествовал по миру. В 10 лет он приобрёл свою первую камеру, чтобы снимать интервью с детьми разрушенной войной Сербии, где его родители занимались волонтёрством. На момент презентации «Когда ягнята становятся львами» режиссёру было 27. Короткометражные фильмы Джона продемонстрированы на киноэкранах всего мира, получили две номинации и одну награду «Эмми», а также признание Webbys, SXSW, Hot Docs, Vimeo Staff Picks и Ассоциации новостных фотографов Белого Дома.

«Когда ягнята становятся львами» – полнометражный дебют Джона как оператора, режиссёра и продюсера. Успешная кампания на Kickstarter принесла фильму заинтересованную аудиторию, и он достойно дополнил другие ленты на аналогичную тематикой, такие как «Blackfish», «Бухта» («The Cove») и «Трофей» («Trophy»). В Украине фильм получил специальную награду «Rights now!» на фестивале «Docudays 2019» наряду с лентой «Запись продолжается» Гията Аюба и Саида Аль Батала.

Место действия фильма Касбе – Кения, Восточная Африка. Страна известна 59 национальными парками и заповедниками (о борьбе общин Кении с изменениями климата повествует ещё один фильм, «Спасибо за дождь»). «Когда ягнята становятся львами» рассказывает сразу о нескольких людях, живущих в одном сообществе (городе на границе с заповедником), но волею судьбы и личных склонностей оказавшихся по разные стороны баррикад. Это успешный мафиози, обозначенный как «X», продающий слоновую кость; Лукас, его поставщик, профессиональный охотник на слонов; Асан, егерь, профессионально воюющий с браконьерами. Все имена вымышлены, хотя лица показаны открыто.

Особенность ленты ­– «гонзо-журналистика»: сьёмки изнутри процесса, откровенные разговоры в кадре о повседневных проблемах всех действующих лиц, вплоть до финансовых переговоров и семейных ссор. Касбе провел годы в общении со своими персонажами; этот стиль работы присущ также исполнительному продюсеру ленты Мэтью Хейнеману (автору фильмов «Частная война», «Город призраков» и др.). Как пояснил режиссёр на встрече со зрителями на «Докудейз»-2019, все разговоры, которые герои не желали включать в ленту, он вырезал. Однако и то, что осталось, впечатляет – насколько, к примеру, браконьеры не скрывают нюансов своей деятельности. Единственные, кто не попал в кадр, это покупатели слоновой кости – по настоянию поставщиков. 

Кто же эти охотники, готовые пойти на смерть, арест и моральное осуждение мира, чтобы прокормить свои семьи? Касбе поясняет: «“Х” сказал на нашей первой встрече: «Я мог убивать слонов, но, по крайней мере, я не убиваю людей». «Х» и Лукас – потомки охотников на слонов. Они научены своими отцами делать отравленные стрелы. Они носили бивни на плечах, когда были маленькими мальчиками. Они слышали шёпот вокруг себя в городе после того, как отец «Х» исчез – был застрелен рейнджерами и оставлен умирать в кустах.

Для них охота – это образ жизни, их наследие, их жизненная сила. Их отношение к животным вокруг них сформировалось задолго до прибытия белых людей, которые сначала пришли колонизировать, а затем сохранять биоразнообразие. Я понял, что никогда не видел документального или художественного фильма о браконьерстве с точки зрения браконьеров. На протяжении жизни многих из них охота на слонов стала нелегальной.

Значительным фактором интереса к ленте является то, что показана жизнь людей из одних социальных слоёв, одного уровня жизни, оказавшихся врагами. Доходит до того, что один человек убивает слонов, а второй, его двоюродный брат,  защищает этих животных с «калашниковым» в руках. Егерь мрачно отмечает: «Здесь мы все охотники». При этом Асан когда-то сам был браконьером. Асан и другие рейнджеры представлены как глубоко преданные своей работе – «лучше убить браконьера и пощадить слона». Задержанных браконьеров избивают.

На фоне этого социального раскола правительство страны активно пиарится на природоохранной тематике. Сокращение популяции слонов в Африке беспокоит мировую общественность, и кенийское правительство поддаётся западному давлению. По телевидению в 2016 году демонстрируют грандиозные костры из черепов и бивней слонов – конфискат демонстративно сжигают, чтобы браконьерам было неповадно заниматься незаконной охотой. На протяжении фильма тиски вокруг браконьеров сжимаются все сильнее, охота становится всё более опасной. Более того, торговец костью «Х» становится презираем младшим поколением «нарванных» преступников, имеющих другие заработки.

Визуально Кения изображена как прекрасная страна, где люди терпят бедствия. По мысли Касбе, браконьерство – результат жестокой бедности. Фильм показал как социальное расслоение кенийского общества, так и неготовность части кенийцев принимать природоохранную риторику зажиточных белых и собственных политиков. Очень символична сцена, где мультимиллионер-президент Кении Ухуру Кеньятта появляется на телевидении, чтобы сжечь горы бивней, и заявляет, что «слоновая кость бесполезна, если она не на наших слонах». При этом «Х» и Лукас молча наблюдают из своих обитых гофрированным железом домов, как 150 миллионов долларов уходят в огонь.

По мнению браконьеров, защитники дикой природы ценят жизнь слонов выше не только слоновой кости, но и человеческих жизней.

Примечательно, что никаких угрызений совести в своих интервью «Х» не испытывает. Он – успешный человек. Последние слоны на Земле его мало волнуют, пока они приносят ему доход. И при этом он не способен лично убить слона – «Х» поручает это дело опытному охотнику. 

Примечательно также, что и сами егери – заложники своего общества и финансовой ситуации в нём. Их зарплату задерживают, несмотря на обещания худосочного «менеджера среднего звена», а семьи требуют поддержки. Люди, от отчаяния ушедшие стрелять в собственных соседей ради защиты слонов, теряют мотивацию. Что характерно, бывший браконьер Лукас в финале фильма идёт в более зажиточный отряд егерей, где зарплату платят большую и вовремя. Так покупается его лояльность и на 180 градусов разворачивается жизнь.

Касбе и его коллеги-монтажёры Фредерик Шанахан и Кейтлин Грин поработали над поддержанием динамики ленты: кадры ночной охоты и жестоких столкновений чередуются с более спокойными моментами, в которые Асан рыдает, говоря о будущем своей семьи, а «Х» заявляет, что хочет стать кем-то, кем может гордиться его сын.

Идейная природоохрана, вопросы биоразнообразия не особо близки людям в кадре. Всех волнуют вопросы материального благополучия, общество Кении занято прежде всего им. Последние слоны в национальных парках – просто ресурс, за который сражаются государство и одиночки-браконьеры. Не вызывает позитивных впечатлений тот факт, что государственные служащие, олицетворение заботы о дикой природе, мучают и ловят по лесам обездоленных пролетариев или крестьян. А те убивают слонов, чтобы добыть средства к существованию.

Вопрос о том, имеют ли человеческие жизни меньшую ценность, чем у слонов, является лишь одним из непростых вопросов, которые Касбе предлагает своей аудитории.

Слонов на планете осталось 415000, из них 352,271 – в африканской саванне. В 2016 году Международный союз охраны природы сообщил, что популяция слонов в Африке пережила самое худшее сокращение за последние 25 лет, главным образом в результате усиления браконьерства ради слоновой кости. В Восточной Африке популяция слонов сократилась почти вдвое за десятилетие.

Выходит так, что лишь люди в камуфляже и с автоматами способны спасти вымирающих животных.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...