«Эковоины» по-африкански: Национальный парк Вирунга

Национальный парк «Вирунга», ДРК

Тема Африки в наших краях разработана намного меньше, чем, к примеру, тема Ближнего Востока. О войне на палестинских территориях украинцы хотя бы узнают из новостей, Африка же скрыта завесой молчания. Мы едва ли знаем названия всех африканских стран и уж тем более не знаем о перипетиях тамошней политики. Войны и военные преступления в бывших колониях заботят нас, как и белых обитателей «Первого мира», очень мало. Есть, однако, темы, которые сквозь эту завесу время от времени просачиваются. Одна из них — красота африканской природы и необходимость её защищать.

К концу нулевых годов по природоохранным рассылкам стала курсировать новость о том, что, невзирая на гражданскую войну в Демократической республике Конго (ДРК), энтузиасты с оружием в руках защищают национальный парк, где живут гориллы. Это вызывало восхищение, но не более того. Своих проблем хватало. И вот до наших просторов дошёл фильм британского режиссёра Орландо фон Айнсиделя, посвящённый этим самоотверженным людям — «Вирунга» (2014). Фильм был выпущен кинокомпанией «Нетфликс» и представлен в Украине на фестивале «Докудейз» в 2015 году.

В сердце Африки находится страна Конго, после обретения независимости в 1960 г. сменившая три названия: ранее была известна как Заир, ныне — как ДРК. Об этой стране украинцам напоминает только имя Патриса Лумумбы, премьер-министра Конго левонационалистических убеждений, убитого агентами британской Секретной разведывательной службы MI-6 в 1961 году. Его именем названа чудом не «декоммунизированная» улица в Киеве.

На границе ДРК и Уганды находятся вулканические горы Вирунга. Здесь расположен один из самых удивительных национальных парков Африки, созданный ещё королем Бельгии в 1925 году. Его территория составляет 7800 квадратных километров. Со стороны Уганды местность, прилегающая к горам Рувензори, также охраняется: там находится национальный парк «Горы Рувензори». Оба национальных парка входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, причём Вирунга также внесён в список объектов, находящихся под угрозой уничтожения.

Лесные районы и саванна в парке населены лесными слонами, буйволами, жирафами, окапи, бородавочниками, шимпанзе, различными антилопами. На берегу озера Эдуард обитают гиппопотамы, их популяция сократилась на более чем 95 % в 2006 году. Водные угодья парка охраняются в рамках Рамсарской конвенции, сюда на зимовку прилетают птицы из Сибири.

Достопримечательность парка горные гориллы. В 2007 году несколько стран региона, в частности ДРК, подписали соглашение о защите горилл и среды их обитания.

Однако хаос и периодическое отсутствие порядка на востоке страны не позволили реализовать все планы по развитию парка. С 1990-х годов на востоке ДРК периодически вспыхивают боевые действия и восстания. Это поставило под угрозу существование парка «Вирунга» в период политической нестабильности в регионе в 1994-2004 годах. Новый виток военного конфликта в районе парка в конце 2008 привёл к захвату штаба парка и высылке его смотрителей. Браконьерство и Итурийский конфликт нанесли серьёзный ущерб популяции диких животных. Боевики из различных группировок заходят на территорию парка и убивают животных ради ценной кости или чисто ради еды. В результате количество особей многих видов существенно сократилось. Браконьерство и вырубка леса для производства угля поставили под вопрос, в частности, будущее горилл.

«В течение последних 25 лет работники парка пережили почти непрерывную серию испытаний, начиная с кризиса беженцев из геноцида в Руанде в 1994 (люди из Руанды бежали от резни на территорию большого Конго, вслед за ними шли руандийские боевики, — прим. авт.), что повлекло серьёзное разрушение лесов и распространение вооруженных повстанцев в парке. До конца 2008 года казалось, что с «Вирунгой» покончено», отмечается на сайте национального парка. Однако с 2008 года начались некоторые перемены к лучшему.

Фильм «Вирунга» повествует о событиях 2012 года. В стране очередная вспышка гражданской войны, повстанцы под названием «М32» наступают на части правительства и миротворческую миссию ООН. Где-то в небе пролетают, кроме прочих, и украинские вертолёты Ми-24 с украинскими пилотами, так как наша страна в составе миссии ООН в тот конфликт тоже ввязалась  (с 2012 года доныне). Идут бои, страдает мирное население, а тем временем посреди нетронутой природы разворачивается параллельная реальность — защита национального парка Вирунга.

Зрителю демонстрируют как чарующие ландшафты парка, так и причины войны. Они банальны и вечны — ресурсы и деньги. И повстанцев, и правительство в 2012 году по сути спонсировала транснациональная корпорация «Soco International» (далее «Соко», с центральным офисом в Британии), собиравшаяся добывать в ДРК нефть. Ресурсы активно разведывают, и самые большие месторождения находят… под озером Эдуард (оно же Rutanzige) и остальной территорией парка Вирунга. Чтобы начать добычу, дельцы будут сгонять с веками обжитых мест жителей и диких животных, проводить разрушительные сейсмические испытания, вырубку лесов и глубокое подземное бурение. Ситуация отчётливо напоминает фильм «Аватар». Только в наши времена корпорации убивают не опасных синекожих антропоидов, живущих на деревьях, а таких же homo sapiens, лишь в середине ХХ века освободившихся от колониальной зависимости.

Эммануэль де Мерод

В Вирунге на некоторое время остаётся лишь одна власть — в руках рейнджеров, вооружённой охраны парка. Это десятки черных мужчин с автоматами и РПГ, возглавляемые белым потомком колонизаторов. Его зовут Эммануэль де Мерод, он франкофон, происходящий из бельгийской королевской семьи. Мужчина произносит мотивирующие речи перед своими «войсками» и заявляет в интервью, что он на стороне только лишь закона, охраняющего парк Вирунга.

Первое впечатление — снова «белый господин» руководит чёрными подданными. Однако оно обманчиво. Эммануэль де Мерод, даром что  бельгийский принц, более известен как учёный-антрополог и активист сохранения национальных парков в Африке. В августе 2008 года он стал первым иностранцем во главе парка «Вирунга». Национальному парку удалось привлечь доноров, рейнджеров начали обучать бывшие военные спецподразделения европейских армий.

Чернокожие рейнджеры — настоящие фанатики своего дела и готовы погибать за дело охраны природы. Профессия опасна — с 1925 года в парке погибло 175 рейнджеров. В фильме лишь они и мирные жители показаны как позитивные персонажи.

Чего не скажешь о местных элитах, будь то «легитимно избранное правительство» или противостоящие ему партизаны. И те, и другие продажны и жаждут лишь «пострелять и денег». На фоне развала инфраструктуры остаются, к примеру, лечить раненых гражданских исключительно рейнджеры парка.

В фильме несколько сюжетных линий: опекуна горилл Андре Баума, смотрителя центрального сектора парка Родриге Мугарука Катембо, директора парка Эммануэля де Мерода и французской журналистки Мелани Губи.

Сцена за сценой становится понятно, что феодализм из региона никуда не ушёл, а корпорациям вроде «Соко» он прямо выгоден. «Расследовательная» сюжетная линия — о журналистке из Франции, которая хочет раскрыть «заговор Соко». Фон Айнсидель вместе с Мелани снимают видео под прикрытием, запечатлевающее, как представители «Соко» предлагают взятку Родриге Катембо. Корпорация, кстати, жёстко отрицает все обвинения, продемонстрированные в фильме. Между тем, скрытая камера снимает и откровения сотрудника корпорации: «Мы платим повстанцам, подливаем масло в огонь. Ведь они дадут нам доступ к нефти»; «На уровне министра охраны окружающей среды мы уже все решили, разрешение на добычу есть». То есть торгаши мирового уровня заплатили враждующим сторонам и готовятся, пока идёт мясорубка, срывать куш.

Далее — интервью Мелани с повстанческим полковником: «Да, я получу процент от добычи. Даже 0,01 % — это огромные деньги». И откровения собеседников Мелани из «Соко» в расистском духе, мол, «эти конголезцы — дикари, инфантильны, их не перевоспитаешь, они хотят лишь крови».

Третья линия — это голос самих животных и дикой природы Вирунги. Рядом с кровавым хаосом — умопомрачительные пейзажи, горы и леса, не тронутые человечеком. В них живут все те животные, на которых мы привыкли смотреть в познавательных передачах об Африке: гориллы, бегемоты, слоны. Рейнджеры спасают горных горилл и пытаются восстановить их популяцию — этот вид под угрозой, их осталось меньше тысячи на всю планету. Приматы милы и человекоподобны, легко устанавливают эмоциональную связь со своими опекунами. Из-за войны до центра содержания горилл не доезжает ветеринар, умирает одна из них. Остальные выживают и постепенно выпускаются рейнджерами на волю в леса.

Так, с РПГ наперевес, происходит самая военизированная охрана дикой природы в мире.

Что сейчас?

Парк выстоял. «Большая часть нашего финансирования поступает от Фонда Баффета и Европейского Союза», сообщил в 2017 году де Мерод в блоге National Geographic. Парк «Вирунга» поддерживает британская королевская семья через Royal Foundation, благотворительный фонд герцога и герцогини Кембриджских и принца Гарри. Рейнджеры берут также оплату с туристов, однако такие путешествия крайне опасны.

По состоянию на 2017 год, по словам де Мерода, на территории национального парка и в прилегающих районах находятся примерно 1,5-2 тысячи боевиков, сражающихся за контроль над богатыми ресурсами региона. Они ловят рыбу, убивают животных, рубят деревья, а также убивают, насилуют и похищают местных жителей и иностранцев.

Мировая премьера фильма «Вирунга» состоялась на кинофестивале Tribeca Film Festival в Нью-Йорке 17 апреля 2014. Событие состоялась через два дня после  покушения на де Мерода. Его автомобиль попал в засаду, он получил четыре пулевых ранения в живот и ноги от «неизвестных». Директор возвращался от прокурора, которому передал информацию об угрозе незаконной добычи нефти в национальном парке. Де Мерод выжил и поддержал премьеру фильма.

«Соко» официально завершила поиски нефти в Вирунге в апреле 2014 года. Обвинения, выдвинутые против корпорации в фильме, были усилены местными НГО и организациями гражданского общества, работающими в Национальном парке Вирунга. Развернулась кампания по давлению на «Соко», чтобы положить конец поиску нефти в охраняемом объекте Всемирного наследия.

11 июня 2014 года «Соко» и международная природоохранная организация «Всемирный фонд дикой природы» (WWF) выпустили совместное заявление, в котором нефтяная компания обязалась «не предпринимать или не поручать какое-либо разведочное или другое бурение в Национальном парке Вирунга, если только ЮНЕСКО и правительство ДРК не согласятся с тем, что такая деятельность не является несовместимой с его статусом Всемирного наследия». Это подавалось как победа WWF, которая уже давно ведёт кампанию за то, чтобы «Соко» покинули регион. Однако сильные опасения по поводу доверия к этому соглашению были выражены продюсерами «Вирунги» наряду с другими НГО, такими, как Global Witness, Human Rights Watch, и конголезскими организациями гражданского общества. Примечательно, что продюсер и режиссёр относятся к своему детищу не как к «чистому искусству», а как к средству борьбы за дикую природу.

Руководители WWF теперь признают, что битва за Вирунгу едва ли закончилась. «Соко» так и не отказались от своих разрешений на работы и не совершили безусловный уход. «Они оставляют дверь открытой», сказал Зак Абрахам, директор глобальных кампаний WWF.

4 ноября 2015 года «Соко» заявили, что больше не владеют долей в лицензии на разведку национального парка в ДРК. 13 марта 2015 года Би-би-си сообщила о заявлении ДРК о том, что правительство потенциально может перерисовать границы Национального парка Вирунга, чтобы обеспечить разведку нефти.

Подытоживая впечатления от фильма, стоит вспомнить процессы в Украине, аналогичные описанным. Первое, что приходит в голову, это наступление корпораций «Шелл» и «Шеврон», которое Янукович с «Семьей» всячески одобряли и подавали в СМИ как «борьбу за экономическую независимость Украины от России» в 2012-2013 годах. Напомним, что эти корпорации собирались в трёх регионах Украины разрабатывать сланцевый газ методом гидроразрыва, который уничтожил бы большие территории дикой природы и привел к попаданию газа в питьевую воду. Планам дельцов и наших «элит» помешали Майдан и развернувшаяся война.

Вспомнить стоит и т. н. «Полесскую народную республику» бандитские группировки по добыче янтаря в Житомирской области, крышуемые украинскими чиновниками. Их «старательская» деятельность приводит к большим потерям биоразнообразия лесов Полесья.

Примечательный факт. В 2018 году к известному украинскому природоохраннику Алексею Василюку обратилась общественная организация «Рай для приматов» из Конго, занимающаяся защитой горилл, потерявших семьи. Они попросили украинских волонтёров… создать им сайт. За сутки программистов нашли, сайт создали.

В 2018 году на «Докудейз» презентовали второй фильм, на который стоит обратить внимание — «Макала» француза Эммануэля Гра, ещё об одной стороне жизни Конго  буднях деревенского жителя, добывающего древесный уголь. Однако о нём в следующих статьях.

Источники фото: кадры из фильма, а также снимки Скотта Рамзи

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...