Падение Денетора

Украиноязычная версия данной статьи была опубликована ранее на Zaxid.net

Большинство зрителей фильма Питера Джексона “Властелин колец” знает Денетора, наместника Гондора, как жестокого, параноидального, трусливого и истеричного деспота. Однако его образ в книге намного сложнее и интереснее. Также более интересна история его падения.

Денетор был гордым, но тем не менее разумным, волевым, аскетичным правителем, готовым выслушать совет и держащим себя в хорошей физической форме. В книге Толкина указывается, что правитель осажденного Гондора даже спит в кольчуге. Но верно и то, что последние часы своей жизни он провел у кровати серьезно раненого сына, отказываясь руководить обороной города, а в итоге совершил ужасное самоубийство через самосожжение, чуть было не забрав с собой сына. 

Что же привело этого гордого и прозорливого правителя к бесславному концу? 

Во-первых, стоит перечислить личные трагедии, подтачивающие волю Денетора. Сперва он потерял свою жену, затем — старшего сына. Перспектива потерять еще и младшего сына непосредственно предшествовала его безумию. 

Ситуацию усугубила также гордость Денетора — его представление о своем роде как об исключительных правителях. Некая родовая гордость, этос “хранителей трона” и претензии на повышение статуса могли давать Денетору силы, пока не возникла опасность исчезновения его рода из-за смерти обоих сыновей. 

Во-вторых, стоит сказать об общей идее повествования — о противопоставлении маленького человека (хоббита) гордым воинам, которые оказываются неожиданно уязвимыми, когда возникают искушение кольцом или оскудевают внутренние ресурсы. Героями книги становятся маленькие люди, которые ценят комфорт, любят вкусно покушать, спеть песню, выпить и покурить. Они вспоминают о своем комфортном доме и этих радостях, что дает им силы пережить многие темные моменты сюжета. 

Денетору этого не хватает. Поведение хоббита его забавляет, и решение правителя Гондора оставить при себе “маленького человека” можно трактовать не только как прагматический шаг, но и как намек, что некую свою важную часть Денетор уже почти потерял и потому ищет ее вовне — несмотря на общее презрение к союзникам Гондора. В этом презрении Денетор сильно отличается от Гэндальфа, который видит в хоббитах и других вольных народах Средиземья не только их военный потенциал. Недооценка хоббитов Денетором — это недооценка властными людьми черт и качеств, от которых они избавляются в намерении стать сильнее, но в итоге часто становятся уязвимее. 

Третий момент, который указывается как непосредственная причина безумия Денетора, — регулярное использование палантира. 

Палантиры — это магические камни, похожие на хрустальные шары гадалок, связанные между собой и позволяющие обозревать просторы Средиземья. В книге упоминается, что Саурон захватил часть палантиров и через них оказывал влияние на других “пользователей” (например, Сарумана), но не смог сломить волю Денетора прямой атакой, что лишний раз свидетельствует о силе воли наместника. Вместо этого он стал редактировать картину мира, которую мог видеть Денетор, направляя его взор на то, что должно было подточить волю властителя Гондора. 

И чем дальше, тем больше именно Саурон направлял Денетора, который уже не мог увидеть не только вещи, которые не вписывались в его представления о реальности, но и то, что было невыгодно показывать Саурону. Даже перед ложем раненного Фарамира Денетор не выпускал палантир из рук. В этом плане Денетор противопоставляется не только Гендальфу, но и Арагорну, которого Денетор воспринимает как примазывающегося к трону конкурента. Арагорн — “бродяга” (по презрительным словам самого Денетора), который исходил дороги Средиземья, сталкивался с реальностью “маленьких людей” и обладает опытом, позволяющим ему подвергать сомнению увиденное в палантире. Оптика же Денетора — буквально взгляд на мир с высоты “башни из слоновой кости” — башни Эктелиона цитадели Минас Тирита. 

Воля Денетора была сломлена, амбиции и надежды обратились прахом. Врагов он видел уже и в союзниках, а мощь непосредственного врага считал непревзойденной. Усыпальницы королей и наместников уже лежали перед его внутренним взором, оскверненные орками. В протесте против такой участи он отметает опцию перехода войны в партизанскую стадию и решает уйти из жизни так, чтоб не было останков, который враг мог бы осквернить, — уйти, “как языческие короли прошлого”, через костер. Денетора оставила надежда, но подвела гордость. 

В отличие от фильма Джексона, книга Толкина рисует перед нами трагическую и интересную личность — незаурядного правителя, несущего большой груз, надломленного чередой несчастий, изнуренного борьбой с врагом и сломленного личной трагедией. Это очень интересный образ. Какие выводы современный читатель может сделать из истории Денетора? 

Во-первых, метафора палантира становится необычайно актуальной в эпоху социальных сетей и гибридных противостояний. Ведь даже выбирая, что смотреть, мы все равно зависимы от оптики и выборки. Как Денетор не видел на карте Средиземья хоббитов и прочих поводов для надежды и оптимизма, так и мы рискуем оценивать картину мира по скандальным новостям и криминальной хронике. 

В новостях не напишут, что чиновник отказался от взятки и не одобрил опасный для людей проект строительства. Скорее, сообщат о случае гибели людей из-за подобной взятки. На ток-шоу не пригласят счастливую семью, где царит любовь к детям и уважение между взрослыми, не напишут, сколько раз люди искушались совершить преступление, но не поддались и т. д. Без всяких злодеев наша картина мира, основанная на СМИ и социальных сетях, искажена. Ну, и злодеев тоже хватает.  

Во-вторых, в книге есть еще один персонаж, который сумел использовать палантир с пользой для себя, — Арагорн. Он не только устоял перед Сауроном, не выдав тому тайн и не следуя за его волей, но и спровоцировал Саурона на преждевременную и неподготовленную атаку Минас Тирита. Речь идет о некоем идеальном образе короля, который хоть и пребывал долгое время при дворе наместника Гондора (отца Денетора), однако большую часть времени шатался на периферии цивилизованного мира. В этом смысле образ Денетора — кабинетного правителя с постепенно закисающими мозгами — противопоставляется человеку с богатым и разнообразным жизненным опытом, побывавшему на разных позициях и смотрящему на реальность под разными углами. 

Из этого можно сделать вывод о необходимости сменяемости власти на всех уровнях или выходить за границы своего опыта и представлений. Самый простой способ этого достичь — наблюдать и задавать вопросы. Денетор уверенно бросает в лицо Гендальфу обвинения, утверждая, что наместнику прекрасно известны намерения Гэндальфа. Читатель видит, что эта его уверенность чудовищно далека от истины, как и многие наши представления о других людям, их ценностях и намерениях. 

В-третьих, можно поразмышлять о напряжении, выгорании, нехватке ресурсов, а также об ошибочном, на мой взгляд, представлении, будто доброта, мягкость, любовь к маленьким радостям — признаки слабости и что истинно сильный человек должен от всего этого отказаться. Но подробно об этом — как-нибудь в следующий раз. 

Многие из нас в момент слабости или кризиса могут часами просиживать в токсичном информационном поле, подобно Денетору у постели раненого сына в осажденном городе, теряя скудные запасы решимости и приближаясь к границе безумия. 

Подходя к современному палантиру, укрепляйте волю и помните о рисках. Пусть ваша личная воля, а не случайная информационная повестка, направляет ваш взгляд и формирует картину мира. Пусть знания и навыки работы с информацией помогают вам работать со “слепыми пятнами” собственной предвзятости и/или представлений.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • USD, EUR: PayPal, [email protected]
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0

Вам также может понравиться...