Почему отказ от мяса не спасет планету. Часть вторая

Пасторальный образ британского животноводства. Фото: the Telegraph

Читать предыдущую часть

Внимание средств массовой информации опять заострено на роли потребления мяса в парниковом эффекте. Особенно подчеркивается производство говядины — некоторые журналисты утверждают, что экстенсивное животноводство приводит к самым большим выбросам углекислого газа во всей мясомолочной промышленности. Политический директор британского благотворительного фонда Sustainable Food Trust Ричард Янг провел собственное исследование, согласно которому углеродный след годового потребления говядины и баранины в Великобритании пусть и высок, но все же гораздо ниже, чем авиаперелет эконом-класса исполнительного директора SFT Патрика Хольдена на форум EAT, который недавно прошел в Стокгольме.

Richard Young, «Claims against meat fail to consider bigger picture»

Проблема глобальных показателей

Перейдем к освещению ключевой темы — проблемы выбросов парниковых газов от животноводства. Прежде чем говорить об этом, нам следует разобраться в глобальных средних показателях. Смотреть на них и рисовать выводы — на самом деле не очень полезно. По существу, незначительная часть пастбищных животных, покрывая большую часть земель, дает солидный выброс парниковых газов и при этом совсем немного мяса и молока. Авторы исследования говорят: «В случае со многими продуктами весь вред приходится на производителей, наносящих самый высокий уровень вреда… При выращивании говядины в стадах наибольший вред наносят 25% производителей, выбрасывая до 65% от всех парниковых газов в отрасли и используя 61% земель».

Проще говоря, мы можем подумать, что очевидный ответ на этот вызов — устранение 25% производителей, которые приносят большую часть проблем. Однако именно эти 25% производителей живут преимущественно в засушливых регионах, таких, как страны Африки к югу от Сахары, в районах с низкой плодородностью почвы и редкими дождями. В такой местности животные растут очень медленно и, по словам исследователей, производят много метана, поскольку едят траву низкого качества. Несомненно, люди, живущие на юге земного шара, могут значительно сократить свой углеродный след от производства еды, если откажутся от мяса и молочных продуктов. Но в таком случае они очень быстро начнут голодать.

Животноводство в засушливых регионах Земли, центральная Африка. Фото: planetarysecurityinitiative.org

Примерно четверть мирового населения живет в засушливых регионах, где сильные засухи являются постоянной проблемой. Фермерские семьи, полностью зависящие от культур, совсем останутся без еды, если не пойдет дождь. В то же время животные обрастают плотью, становясь реальным пищевым запасом, который помогает преодолеть голод. Их можно забивать и поедать одного за другим в самое засушливое время. Следует также указать на то, что, в отличие от нас, живущих севернее и имеющих машины, центральное отопление и возможность летать на самолетах, жители юга ограничиваются выбросом парниковых газов, связанных с потреблением мяса, и этот углеродный след по сравнению с нашим — совсем мал.

Этот аспект также позволяет нам понять, как вводят в заблуждение заголовки о процентном соотношении земель, используемых для животноводства, когда огромные площади в засушливых регионах «усредняются» с пастбищными угодьями в более плодородных.

Также важно отметить, что глобальные средние значения, процитированные Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН на конференции о животноводстве в 2006 году (и в двух других докладах в 2013), были значительно увеличены за счет выбросов, связанных с уничтожением тропических лесов и целинных земель для организации пастбищ и производства сои.

Рост спроса на пальмовое масло приводит к уничтожению лесов в Индонезии. Фото: IFANSASTI/GREENPEACE

Это были трагические события, произошедшие по причинам, которые не имели ничего общего с пастбищным животноводством и потреблением говядины в Великобритании, где преобладающие изменения в землепользовании производились в обратном направлении — луга превращали в пашню и сады.  

Производство говядины и баранины в Северной Европе, а особенно в Великобритании и Ирландии — высокопродуктивное, что сильно снижает углеродный след мяса в этих регионах. Их климат и почвы идеально подходят для выращивания травы и весьма ограниченно — для агрокультур. Именно поэтому оперирование глобальными средними показателями в контексте одной страны не имеет никакого смысла.

Научные споры

Я написал ряду ученых об этих проблемах, в том числе и одному из авторов упоминаемой в начале научной статьи Джозефу Пуру. Мы оба признаем, что есть большая разница между выбросами, связанными с говядиной в различных производственных системах, и что целью должно быть улучшение этих систем для снижения углеродного следа, насколько это возможно. В то время как заголовки говорят о худших примерах (например, о говядине, связанной с выбросами на уровне 40-210 кг CO2 на 1 кг продукта), исследование предоставляет данные о второй по продуктивности системе производства говядины, имеющий выброс на уровне 18,2 кг CO2 на 1 кг продукта.

Для тех кто не знаком с методом получения этих цифр, будет полезно узнать: хоть они и обозначены как парниковый газ CO2, выбросы от производства говядины в основном связаны с метаном (CH4) и, в меньшей степени, оксидом азота (N2O). Чтобы сравнивать выбросы из разных источников, их выражают в эквиваленте CO2, исходя из относительных воздействий на глобальное потепление различных парниковых газов. У CH4 и N2O воздействие примерно в 30 и 300 раз выше, чем у CO2.

Цифры, приведенные в научной статье, — глобально приближенные к лучшему, усредненные и приближенные к худшему, но в переписке Пур предоставил мне дополнительную информацию, которая показывает, что скот из молочных стад Великобритании обычно отвечает за выбросы в диапазоне 17-27 кг CO2 на 1 кг веса животных. Я буду использовать среднее число в 22 кг CO2 на 1 кг веса, чтобы сделать потом менее сложные расчеты. Хотя обычно считается, что молочные коровы производит меньшие выбросы, чем телята, что может иметь место на фермах с поздним созреванием скота, соотношение углерода к мясу для 100% «органической» (выращенной на траве) говядины с моей собственной фермы предположительно составляет не более 17, а то и меньше. Я не могу сделать более точный расчет, поскольку у меня нет данных обо всех составляющих, например, о расходе электроэнергии на скотобойне, где наших животных забивают и охлаждают перед отправкой мяса в магазин, или о выбросах от заготовки сена.

Метан

Иллюстрация: sciencejournalforkids.org

Несмотря на все это, мы не можем делать вид, будто выбросы от говядины травяного откорма незначительны. Так или иначе, метан  (CH4) распадается (преимущественно в атмосфере и, в меньшей мере, в почвах, не обогащенных азотными удобрениями на основе аммония) на углекислый газ и воду в течение 10 лет. Если сравнить пастбища с минимальным использованием азотных удобрений и системы питания, сильно зависящие от азотных удобрений, то углекислота и метан от пастбищного скота будут содержать переработанный атмосферный, а не ископаемый углерод. Жвачные животные не могут добавить в атмосферу больше, чем поедаемые ими растения могут фотосинтезировать из атмосферы.

Высокое содержание метана в атмосфере — очень серьезная проблема, но оно стало проблемой не столько из-за крупного рогатого скота и овец, поголовье которых за последние 40 лет увеличилось весьма скромно, а из-за ископаемого топлива. В совокупности такие виды топлива, как нефть, природный газ и уголь — не только самые большие источники основных парниковых газов, но и выбрасывают на треть больше метана, чем жвачные животные, и весь углерод в этом CH4 — это, конечно же, дополнительный углерод, который хранился глубоко под землей последние 400 миллионов лет. Все это известно благодаря давно установленным данным.

Но более новое исследование, анализирующее относительные количества изотопов углерода 12 и углерода 14, которые варьируются в зависимости от источника метана, показало, что ученые до сих пор недооценивали  выбросы метана от ископаемых видов топлива на 20-60% и переоценивали выбросы от таких микробов, как бактерии рубца, на 25%. Это не влияет на цифры в научной статье Пура и Немечка, но помогает нам более точно понять относительную важность сокращения использования ископаемого топлива по сравнению с потреблением красного мяса. В этом смысле релокализация пищевых систем, отваживание супермаркетов от централизации дистрибутивных сетей, потребление продуктов, легко производимых у нас в стране, и минимизация импорта — это ли не плохое начало?

Секвестрация углерода в почве

Процесс секвестрации углерода. Иллюстрация: ucanr.org

В отличие от некоторых ведущих активистов и ученых, призывающих к серьезному сокращению поголовья жвачных животных и почти всегда игнорирующих значимость секвестрации углерода в почве, Пур и Немечек признают, что поглощение карбона лугопастбищными угодьями может, при определенных обстоятельствах, на время компенсировать значительную долю выбросов от крупного рогатого скота и овец. По их словам, максимальная степень компенсации — сокращение чуть более ⅕ (22%) выбросов. Однако, поскольку в их исследовании не указаны конкретно британские данные, не ясно, можно ли считать эти данные подходящими для Великобритании, или же это просто глобальный средний показатель.

Около половины органических веществ почвы состоит из углерода. Остальное — в основном азот и вода. Органические вещества являются критически важными для долгосрочной устойчивости и водоудерживающих качеств почвы. Общее предположение среди ученых заключается в том, что уровень содержания органики падает год за годом, когда лугопастбищные угодья превращаются в пахотные земли, и в конечном счете стабилизируется на низком уровне глинистых почв спустя столетие или больше. Исключение составляют торфяные и песчаные почвы. Напротив, превращение пахотных угодий в луга возобновляет содержание углерода за тот же период. Перегруженные земли также потеряют углерод. Чередование лугопастбищного и пахотного использования земель демонстрирует повышение и падение уровня содержания органических веществ в зависимости от фазы чередования и соотношения доли культур к траве.

По существу, давно сформированные и грамотно управляемые почвы под британскими лугами, вероятно, уже близки к максимально возможному содержанию углерода. Тем не менее, почти все плотно используемые британские луга имеют потенциал для секвестрации большего количества углерода, если улучшить распоряжение ими. Все пахотные земли будут неуклонно обогащаться углеродом, если переделывать их под луга или чередовать пашню с перерывами под траву. С тех пор как треть почв по всему миру значительно деградировали, а еще 20% умеренно деградировали, глобальный потенциал для секвестрации углерода крайне важен.

Путаница возникла в связи с существенными различиями в темпах секвестрации, обнаруженными во многих исследованиях. Однако при обзоре 42 исследований в 2014 году было обнаружено, что более половины этих различий можно объяснить, рассмотрев вопрос об удобрении навозом. Судя по другим исследованиям,  многое из оставшихся различий можно отнести к вопросам распоряжения землей, используемого инвентаря и количества осадков. Глубоко укоренившиеся травы и бобовые также имеют потенциал для захвата углерода на глубину, большую, чем широко используемый райграс, имеющий мелкое укоренение.

Беремся за расчеты

Фото: Jericho settlers farm inc.

Можем ли мы найти способ связать выбросы от производства говядины с выбросом от других осуществляемых нами производств, чтобы получить представление об их относительной значимости? Я буду использовать среднюю величину — 22 кг углерода на 1 кг мяса для британских молочных стад, поскольку это единственная твердая цифра для Великобритании. В 2015 и 2016 годах, согласно данным Совета по развитию сельского хозяйства и садоводства, среднее потребление говядины на человека в Великобритании составило 18,2 кг, а баранины — 4,9 кг. Таким образом, мы можем сделать расчет и установить углеродный след типичного потребителя говядины и баранины.

  • Говядина: 18,2×22=400,4 кг эквивалента CO2
  • Баранина: 4,9×25=122 кг эквивалентна CO2

Исходя из этого, средний потребитель говядины и баранины ответственен за эквивалент 522 килограммов CO2 как результат потребления ими красного мяса. Это, конечно, не учитывает выбросы, связанные с курятиной и свининой.

С целью понять, стоит ли отказываться от красного мяса, чтобы спасти планету, я использовал онлайн-калькулятор и выяснил количество CO2, выбрасываемого в результате перелета нашего исполнительного директора Патрика Хольдена из Хитроу в Стокгольм на недавно состоявшийся форум EAT. Он составил 466 кг CO2. Выполняя тот же расчет для поездки на машине с его фермы в Уэльсе до Хитроу в оба конца, добавляем еще 110 кг и в сумме получаем 576 кг CO2, и все это ради одной поездки в близлежащую страну. Сопоставим эту цифру с 522 кг CO2, в которые выливается круглогодичное поедание красного мяса.

Фото: PA

Возникает вопрос: такое внимание к потреблению красного мяса как главной причине глобального потепления вводит в заблуждение народ, чтобы он мог, отказавшись от этого продукта, с чистой совестью сколько угодно путешествовать за границу? Следует отметить, что перелет из Хитроу в Сан-Франциско и обратно равен 5-летнему потреблению говядины и баранины, произведенной в Великобритании, — при том, что веган-активистов, приехавших на форум EAT из США, было немало.

Почему мы нуждаемся в пастбищном животноводстве

Несмотря на все эти проблемы SFT защищает роль пастбищных животных, поскольку мы знаем из многолетнего фермерского опыта, что системы с крупным рогатым скотом и овцами в своей основе являются высокопродуктивными, восстанавливают истощенные земли и не связаны с выбросом парниковых газов от производства азотных удобрений, которые дают эквивалент 8 кг CO2 на 1 т продукта. Британские фермеры, выращивающие хлебную пшеницу и масличный рапс, используют около 250 кг азотных удобрений на 1 га, что подразумевает выброс парниковых газов, равный 2 т CO2 с каждого гектара — и это только азот. Половина всего азота уходит в окружающую среду и оказывает ряд негативных воздействий на почву, воду, воздух и наше здоровье. Это рассеянное загрязнение оказывает сильнейший ущерб для общества, который, по мнению ученых, в 2-3 раза выше чем коммерческая выгода для фермеров, которую они могут извлечь благодаря азотным удобрениям.

Для сравнения, выпасание животных на лугах с бобовыми вроде клевера позволяет упрятать азот в почву под пастбищами практически без выброса парниковых газов. Это может пригодиться для выращивания культур в последующие годы, чтобы потом опять вернуться к траве и клеверу. Подобные пастбищные системы почти так же продуктивны, как и использование самых лучших азотных удобрений. Урожайность зерновых снизится, но если мы отойдем от зернового кормления в животноводстве, это не будет иметь никакого значения. Бобовые вроде фасоли и гороха также естественным образом удерживают азот, но этого недостаточно для сокращение потребления азота культурами при последующем засевании. Вдобавок, не все пахотные угодья Великобритании подходят для выращивания гороха, а выращивать фасоль чаще чем 1 год из 5 попросту невозможно, даже при многократном применении гербицидов, фунгицидов и инсектицидов.

Заключение

Органическое животноводство в Великобритании. Фото: The press and journal

Ясно, что есть значительные выбросы, связанные с мясной продукцией, и вполне возможно, что говядина, выращиваемая на траве, производит несколько больше выбросов, чем та, что на зерне. Я вижу большие преимущества, как экологические, так и этические в сокращении производства и потребления мяса, произведенного на зерновом кормлении — будь то курятина, свинина или говядина. Но есть чрезвычайно важные обстоятельства, из-за которых нам следует продолжать производство и потребления мяса многих животных, выращенных преимущественно на траве, особенно если она представлена множеством разных видов и не удобрена азотом из мешка.

Тем не менее, пока лишь некоторые фермеры пытаются противостоять преобладающим тенденциям в производстве, выращивая говядину на траве или органических кормах, гораздо больше скота сейчас размещают по-американски, в замкнутом пространстве, как недавно подметили the Guardian. По иронии судьбы этот миф возник благодаря тому, что ученые, журналисты и активисты не очень хорошо понимают значения различий в системах сельского хозяйства, и, таким образом, красное мясо, которое приносит наибольшую выгоду при небольшом вреде, сравнивается с тем, которое приносит наибольший вред.

Из-за падающего спроса на красное мясо небольшие, традиционные фермы должны выбирать между закрытием, что происходит сейчас с тысячами хозяйств, и интенсификацией, чтобы снизить издержки и продержаться на плаву. Я очень надеюсь, что мы сможем прийти к более широкому пониманию проблемы, потому что в противном случае получим интенсивное животноводство и потеряем культовый пасторальный характер британской деревни.

/Перевел Дмитрий Мрачник

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...