Почему надо бороться с эйблизмом в школах

В Черниговском коллегиуме № 11 разразился скандал: ученице школы Еве Шестак не дали выступить на выпускном с ее партнёром по танцам Даниилом Гирчуком, ученику с инвалидностью из другой школы. Просто это оказалось «недостаточно празднично». К выступлению пара готовилась ещё за полгода до выпускного вечера. Ранее пара получила серебро на соревнованиях в Украине и заняла третье место на международном танцевальном чемпионате. А вот у себя в коллегиуме Ева узнала от классной руководительницы, что танец «не соответствует уровню выпускного». Родители Даниила передали информацию журналистам. Дальше были разбирательства, натужные оправдания о том, что «против людей с инвалидностью ничего не имеют», но танцующая пара все равно отказалась выступать в такой атмосфере. И неудивительно: журналистам Ева рассказала, что её начали травить одноклассники. 

Ева Шестак и Даниил Гирчук

«Я не хочу, чтобы ваши дети в соцсети рассказывали, как они обольют меня вином в ресторане, как засунут мне и моим родителям, извините, фейерверк в жопу. Я не хочу, чтобы это всё происходило», — говорит Ева, подчёркивая, что смс с оскорблениями приходят как от одноклассников, так и от их родителей.

«Я ей объяснила, что это — выпускной. Что это должно быть празднично! Это должно быть феерично!» — приводит аргументы в свою защиту классная руководительница Евы Виктория Лихута. Аргументы, честно говоря, так себе. 

Вполне могу предположить логику, которой руководствовались противники танцевального номера: дети увидят человека с инвалидностью и огорчатся, дети узнают, что есть разные люди, и их хрупкий мир вмиг разрушится. Но тут, мне кажется, что-то не так. Если родители травят танцорку, если учителей что-то смущает в профессионально поставленном танце, который исполняет человек с инвалидностью, то что-то явно не так с родителями-буллерами и педагогами, которые перестраховываются и настойчиво оттягивают момент столкновения учеников с реальным миром. В программе «Свiдок» говорилось, что одноклассники якобы извинились перед Евой. А извинились ли родители, которые, пользуясь своим возрастом и вертикалью власти «взрослый — ребёнок», начали травить Еву?

Вообще, если проанализировать сюжеты, снятые об этом случае, получается такая картина: школа в лице сотрудников отрицает момент дискриминации (мол, ничего такого сказать не хотели, оскорбить не пытались), а «претензии» родителей к танцорам в виде угроз — нет. То есть если допустить, что школа не врёт учителя с танцующей парой просто недопоняли друг друга, то, получается, школа допустила травлю, которая развернулась на уровне угроз от родителей учеников. И мы же понимаем, что вымученные извинения (и формальное заявление о недопустимости буллинга от самого коллегиума) хоть от кого-то — результат того, что история получила широкую огласку, да? 

В принципе, любая травля коренится в «необходимости» не допустить человека дальше того места, которое ему отведено в системе угнетения. Если ты претендуешь на лидерство и успех, то будь добр, соответствуй: будь мужчиной, имей «правильное» происхождение, имей внешность, которая всем понравится, не имей тяжёлых заболеваний. А не то все — от мала до велика — загнобят тебя, чтобы не забывал о своем месте, которое позволяет другим людям самоутверждаться за твой счёт. Людям с инвалидностью приходится тратить гораздо больше усилий, чтобы добиться успеха здоровых людей. Так зачем создавать им дополнительные трудности? Таковы пагубные традиции нашего общества.

Как же всё должно быть? Педагогический процесс следует выстраивать так, чтобы извинения за травлю не были нужны из-за отсутствия самой травли. Нужна чёткая позиция учителей о её недопустимости. Иначе получается, что создаётся видимость справедливости: накосячили, извинились, забыли, но только не по отношению к жертвам травли. Конечно, построение здоровых отношений в коллективе — это непосредственная задача учителей. И если они не в состоянии её выполнить, то действительно ли стоит этим людям занимать соответствующие должности? Дети, видя отношения, в которых на «не таких» отыгрываются, протаскивают эту модель поведения во взрослую жизнь, в личные отношения, в работу и, в конце концов, в политику. А потом мы удивляемся, почему в нашем обществе так трудно жить, почему в нем столько насилия и каждый тащит одеяло на себя, стремясь выехать за счет других если не ради выгоды, то хотя бы ради морального удовлетворения. Просто традиция самоутверждаться за счёт кого-то коренится в привычках из детства, пассивно одобренных родителями.

Травля не возникает из вакуума, и извинения — это не решение проблемы. Может, взрослым надо думать не только о крутом платье или костюме для выпускного своих детей, но и о том, не вырастили ли они их мразями? Не мрази ли они сами? Странно думать, что воспитание заканчивается с достижением 18-летия, особенно если его не было толком раньше. Уж тем, кто так заливисто шутили про фейерверки в жопе, оно точно не помешает.

Эйблизм — это дискриминация и социальные предрассудки по отношению к людям с инвалидностью, хроническими заболеваниями, психическими болезнями.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...