56169D397C394Бакур, или северный Курдистан, — горный регион на юго-востоке Турции, где компактно проживают миллионы курдов. Здесь в июле 2015 года турецкая армия и полиция объявили спецоперацию против курдских оппозиционеров, назвав их террористами. Параллельно войска наносят удары по Рожаве на севере Сирии, где курды создали автономию и борются с атаками Исламского государства. Теперь в полусотне городов Бакура введен комендантский час, а курды сообщают о расстрелах мирных жителей, подкрепляя это видео- и фотохрониками. Впрочем, мировое сообщество и крупнейшие западные СМИ отнеслись к этому даже прохладней, чем к интервенции России в Украину.

Почему Турции позволяют насилие? Есть ли разница между «республиками» в Донбассе и повстанцами Бакура? Как относится турецкая оппозиция к войне? Ответы мы решили узнать у израильского военного эксперта Игаля Левина.

— Вообще, с чего все началось в турецком Курдистане?

— Бакур — это преимущественно горный район, традиционно населенный курдами. Любые гражданские протесты курдов Турция всегда жестко подавляла, до недавних пор был даже запрещен их язык, хотя численность курдов в стране — двадцать миллионов. В Бакуре с конца 1970-х годов партизанила «Рабочая партия Курдистана», с которой Турция периодически заключала перемирия.

После того, как турецкие вояки атаковали курдов, воюющих с ИГИЛ в Сирии и Ираке, вспыхнул Бакур. В июле-августе 2015 года курды в одностороннем порядке объявили о создании «Отрядов гражданской самообороны», женских и мужских отрядов, и про образование автономных зон. Для турок это терроризм. Но, в отличие от противника, РПК не трогает гражданских, — они никогда не являлись целью партизан. Если их задевают — то косвенно, например, при подрыве военной колонны.

Турецкие курды, в отличие от сирийских курдов, преимущественно городские жители. Они весьма грамотные, у них развиты интернет-СМИ, есть широкий доступ к информации. Там даже есть группы, так или иначе знакомые с анархизмом и отождествляющие себя с ним. Так, в РПК работает фракция анархистов, хотя большая часть партии — левые демократические националисты. В марте 2016 года появился «Союз народно-революционных движений» — коалиция из десяти организаций, включая ультралевые и марксистские, во главе с РПК. Речь идет не о группе террористов, а о движении, пользующемся большой народной поддержкой.

— Что теперь происходит на юго-востоке Турции, в курдских провинциях?

— По факту, творятся ужасные вещи, чуть ли не гражданская война между курдами и Турцией. В десятках городов Бакура объявлен комендантский час, который действует не обязательно ночью, а зачастую полные сутки, перетекающие в недели. Армия и полиция проводят жесткие зачистки. Де-факто каждый курд, который появится на улице, считается врагом. В сети полно фотографий курдов, убитых турецкими вояками; в том числе и женщин. Например, тригерное видео из курдских соцсетей, из города Джазира: люди вышли на похоронную церемонию — по ним открыли огонь; они гибнут.

Там, где нет зачисток, четко ощущается демонстрация — чья власть: в городах, заселенных курдами, может быть этнически турецкая администрация, вплоть до мэров. На главных площадях городов днем и вечером стоят броневики с полицией, с пулеметами. Это превентивно: революция, как известно, начинается с площадей. Мои друзья недавно были в столице турецкого Курдистана — Диярбакыре, и видели такое.

— С чем, по-вашему, связано такое отношение турецких силовиков?

— Множество турецких вояк — это откровенные расисты и имперцы. В курдах они видят не людей, а мишень. Масса таковых служит в элитных подразделениях, которые брошены на курдов. Мы выкладывали в центре «Изучения повстанческих движений» фото бойцов, демонстрирующих герб Османской империи и руны «Серых волков» — нацистской организации. Есть видео, где спецназовцы рассуждают о том, что они — гордые турки. Командир спрашивает бойцов: «Кого вы мочили?», а те хором отвечают: «Армян!» — «Кого вы будете мочить?» — «Курдов!» Полный треш. Это как если бы в Германии военные собрались и начали: «Кого мы мочили?» — «Жидов!» И это отряд государственной армии, а не группировка каких-то нациков!

— Ксенофобия военных — это личная инициатива или отражение линии правительства Эрдогана?

— Турция — это центр реакции на Ближнем Востоке, влияющий на Сирию, Ирак, Иран и Грецию, не говоря уже о внутренней политике. Что такое центр реакции? Это то, что давит любые позитивные изменения внутри государства и в регионе. В конце XIX и в начале XX века центром реакции в Европе была Германия. Россия — реакционный центр на постсоветском пространстве; попытки позитивных сдвигов в Украине сразу же душатся Москвой.

В Турции у правящей «Партии справедливости и прогресса» сильны имперские амбиции — она хочет возродить Османскую империю; среди турок много националистов. В свое время Турция из-за имперских замашек проливала кровь за не нужный никому Кипр.

Эрдоган желает контролировать Ближневосточный регион. Он держит в напряжении Грецию. Нищая страна из-за милитаризма Анкары вынуждена держать большую армию, что пожирает бюджет, который мог пойти на социалку. Эрдоган управляет ситуацией в Сирии, решая, каким товарам поступить в страну и каким — выйти. В Сирии он действует, как Россия в Украине — таскает картошку из костра чужими руками. Если Россия шлет оружие и людей в ДНР и ЛНР, то Эрдоган снабжает исламистов в Сирии, от туркоманов до «Ан-Нусры». Недавно появилось видео, как тысячи боевиков «Ан-Нусры» на сотнях техничек въехали из Турции в Сирию, — огромная колонна. Турция безнаказанно бомбит артиллерией и авиацией Рожаву.

— Можно заметить, что реакция влиятельных политических институтов, как ООН и Евросоюз, на действия Турции очень вялая.

— По большему счету репрессии турецких властей против курдов рассматриваются через призму борьбы с «Рабочей партией Курдистана», которая считается террористической организаций, в том числе и в США. Турки официально заявляют, что борются с террористами. Никто не смотрит на РПК как на борьбу курдского народа за демократию. И вот, турки заявляют, что все курдские структуры в Бакуре связаны с РПК, что, кстати, правда, хотя для меня они ни не террористы.

— Мировые СМИ критикуют Асада за войну с исламистами, но хранят гробовое молчание в отношении действий Эрдогана. Почему?

— Турция — член НАТО, и не просто фигура альянса: в стране много военных баз США. Писать, что идет гражданская война в сердце НАТО? Для западных массмедиа это значит лить воду на русскую мельницу, когда РФ в конфликте с Турцией. Сейчас в мире смотрят на турецкое насилие внутри страны через эту призму. Здесь нет никакого анализа происходящего с курдами. В любых СМИ, даже либеральных, есть цензура: о чем можно писать и о чем — нельзя. Хотя журналисту попасть в Бакур легко как туристу. Конечно, будет тяжеловато работать.

Так что BBC о курдах не говорит. Если только про борьбу сирийских курдов с «Исламским государством»: что курды взяли автоматы и стреляют в исламистов. Но при этом социальная подноготная курдского движения и идеи РПК журналистами не освещаются. Так, культовый израильский репортер Итай Энгель, даже съездив встретиться с Муратом Карайыланы, одним из лидеров «Союза курдских общин» — гражданское крыло РПК, — ни слова не сказал про социальную революцию.

— Но были, же мощные гражданские протесты в Европе против бомбардировок сербов НАТО и вторжении США в Ирак в 2003 году. Что-то изменилось?

— Неискушенный житель Запада не понимает о чем речь — какие-то курды с автоматами бегают. Так много где есть люди с автоматами: «Хезболла», ХАМАС, куча леваков в Индии и на Филиппинах. Чем курды-то отличаются? Люди не отдают себе отчета, что происходит гражданская война. Если BBC скажет, что в Турции гражданская война и убивают мирное население, то да, все об этом заговорят. Мы живем в эпоху, когда крупнейшие СМИ создают мнение масс.

Конечно, европейские левые в целом с курдами. Когда была эпопея с Кобани, штурмуемой игиловцами, вся левая Европа вышла на улицу. Но теперь леваки сильно раскололись по курдскому вопросу, как и по Украине. Якобы курды не демократические революционеры, а у них — национализм и диктатура РПК. Еще я отмечу, что откровенно антирусские левые плюют на курдов только потому, что Турция против России. В целом поддержка есть, но левое движение само по себе маргинальное. Его голос дальше левацких сайтов или демонстраций не уходит: движение не формирует мнение общества.

— Курдский вопрос бросилась освещать Russia Today, известная разжиганием войны в Донбассе. Как-то подозрительно?

— Никакой роли России в бакурской эпопее нет. Оружие она курдам не поставляет, за исключением единичных эпизодов, например в кантон Африн (Рожава, Сирия). Есть политическая игра: Кремль пытается риторически использовать курдскую тематику в противовес НАТО и Турции. Курды же стараются использовать всех, кто может быть полезен им. Каждый рубит свой гешефт.

— Теперь о России. Сирийский курс Кремля внес корректировки в политику Эрдогана по Сирии и курдам?

— Россия не влияет на то, что Эрдоган делает с курдами и на Ближнем Востоке. Турция продолжает поставлять оружие в Сирию, бомбит курдов, но южную границу ее войска не пересекут. Первая причина: партизанщина в тылу. Трудно вести наступательную войну в регионе, насыщенном военными, где только ополчение Рожавы насчитывает десятки тысяч бойцов. Второе: Турция — член НАТО и зависит от этого союза, его военных поставок и политической воли. Если Анкара начнет войну с Россией и Сирией, то втянет в нее США. Россия будет вынуждена ударить по Турции, стране, где находятся военные США. Эрдоган, конечно, империалист, но он не кретин. Он четко понимает американский интерес. Турция ведет себя нагло, и вроде как независимо творит что хочет, но у нее есть красная черта.

— Так какие перспективы турецкой военно-полицейской операции в Бакуре?

— Турецкая армия сильная, особенно ее спецподразделения, в войне против регулярной армии, но не против партизан. Турки действуют неэффективно, громоздко, теряют людей, вертолеты. Курды не вчера взяли оружие — они сорок лет воюют с Турцией и выработали четкую и эффективную тактику. Партизанская борьба курдов — образцовая, несмотря на сложности войны высоких технологий с использованием беспилотников. А беспилотники Турции поставляет Израиль…

Когда турецкая армия борется с партизанами, в первую очередь страдают мирные жители, что еще больше озлобляет людей. Но Эрдоган и турецкие националисты прекрасно сознают — любая самостоятельность курдов, неважно — государственная или автономная, поставит под вопрос целостность Турции, а османы уже потеряли свою империю.

— Как действуют отряды курдской самообороны?

— Чисто партизанские бои не такая мясорубка, как в Сирии. Действуют микрогруппы из нескольких человек, вплоть до одиночек-снайперов. Курдские повстанцы могут сидеть в подполье недели четыре, ударить по туркам и опять скрыться. Там обстреляли, где-то подорвали или броневик с помощью РПГ сожгли. Пока курды раскачивают лодку — и успешно. Смотри — у Башара Асада была большая армия, но к чему он пришел? Цель курдов — сделать Бакур автономией, вырвать Бакур из административных лап Турции, как и Рожаву в Сирии. Курдские общины не видят границ между странами. По факту освобожденные районы и горные города в Бакуре уже есть, где власть Турции на бумаге, а армия боится соваться.

— Но турецкие власти заявляют, что РПК на грани разгрома, публикуя отчеты о больших потерях повстанцев?

— Фишка в том, что всех, кого турки убивают, они называют членами РПК. Но «Отряды гражданской самообороны» перемещаются в штатском. Конечно, есть знаменитая форма РПК, — она хорошо камуфлирует в горах, но в городе они носят обычную одежду. Когда турки убивают курда, непонятно, был ли он гражданским человеком или бойцом РПК. Военные говорят, что они перебили больше 2000 членов РПК, а курды — что они потеряли 200 активистов. Но посуди сам — какие тысячи членов РПК могли убить турки? Их что, десятки тысяч в партии? Или Анкара завышает цифры, или всех погибших курдов, в основном мирных, записывает в «террористы». Собственно, и наш разговор начался с того, что в Бакуре творится ад.

— Как относятся в турецком обществе и оппозиции к операции на юго-востоке?

— Эрдогана поддерживают консервативные массы; на курдов они смотрят как на дикарей с гор, которые не дают им нормально жить — убивают их мальчиков в армии.

Но в Турции сильные движения: прогрессивное левое и анархическое, массовое женское движение анархо-феминисток. Все анархисты поддерживают автономию для курдов. Много марксистов; в стране десятки таких организаций, частью запрещенных как террористические; они воюют плечом к плечу с курдами. Турецкие левые, в отличие от российских, не тревожатся за «единую и неделимую». Режим Эрдогана не мягкий и пушистый, а довольно-таки мерзкий: против оппозиции идет волна террора и политических репрессий. Поражение в Бакуре и уступки курдам будут толчком к падению «Партии справедливости и прогресса» и демократизации Турции.

Источник