Падая лицом в реальность

Keith Weesner, John Calmette: Nightmare Crime Alley

Мы живём в достаточно неуютном и полном опасностей месте. И бесконечно бесит то, что нам с детства долбят: «Другие дети — хорошие дети», «Старшие всегда правы» и прочие благоглупости. И дети, и взрослые могут быть конченными мразями. Да, если ты женщина, то вероятность, что тебя будут домогаться мальчики, дедушки, студентики или дяди на больших машинах очень даже велика. Если ты мальчик — тебя могут высмеивать или избивать за «недостаточно мужественный» внешний вид или «немужские» увлечения. Обо всём этом почему-то молчат, когда отпускают ребенка в детский сад, школу, университет, а затем и в самостоятельную жизнь. И когда падаешь лицом в реальную, а не сконструированную семьей реальность, бывает очень больно.

Друг предал? Так бывает. Бросил супруг или супруга? Пфф, больше половины пар разводится, тоже мне, невидаль. Многие установки подлежат не то что пересмотру, а уничтожению. И одна из таких установок — «дома ты в безопасности» вместе с «родители знают, как будет лучше». На самом-то деле ты нигде не в безопасности. Сосед может по пьяни поджечь безопасный дом. Насильником может быть вот тот спокойный дядя в шляпе и с усами, который пришел к вам в гости на чай. Что угодно может случиться именно с тобой не потому, что ты был плох, а потому, что так сложились обстоятельства.

Вера в справедливый мир — одно из самых страшных когнитивных искажений. Даже если ты перевёл всех бабушек района через дорогу, поволонтёрил во всех приютах для животных и отдал последние три рубашки на благотворительность, завтра тебя, например, собьёт машина. Потому что хорошие дела не идут в некую небесную зачётку, случается как случается. Работай принцип «справедливого мира», тиранов и диктаторов, которые способствовали гибели сотен тысяч людей, просто не было бы.

Быть в готовности к чему-то плохому — это не зашкаливающая тревожность, она выглядит по-другому. Это взрослое и ответственное понимание того, где ты живёшь. В реальности, в которой младенцы летят в мусорный бак. В которой младенцев насилуют. В которой «сама виновата», если вечером шла одна в короткой юбке. В которой стыдно говорить о насилии: «Вдруг что-то не то подумают». В которой врачи говорят: «Вы не говорите супругу, что у вас онкология, им больные не нужны». Ад — это мы. И если мы не делаем что-то адское, мы всё равно с этим рано или поздно соприкасаемся.

Наивно думать что-то вроде: «Меня муж не бил => Насилия мужчин над женщинами не существует». Такие люди особо сильно удивятся, когда столкнутся с насилием впервые. Когда ты знаешь, что ад рядом, критическая ситуация не шокирует. Она мобилизирует: ты спасаешься и делаешь попытки спасти тех, кому нужна помощь. Бегать и квохтать — так себе поддержка. Этот мир отвратительно жесток: он требует холодной головы и чёткого плана действий для неожиданных ситуаций.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...