Альт-райт: ещё больше женоненавистничества чем у неонацистов

Matthew N Lyons, Alt-right: more misogynistic than many neonazis

Одним из основных недостатков кампании против термина «альт-райт» было размывание важных отличительных черт политики этого движения. Женоненавистничество альт-райтов заслуживает особого внимания по нескольким причинам. Во-первых, оно специфическим образом оформляет и направляет онлайн-активизм альт-райтов. Во-вторых, альт-райты на деле гораздо более мизогиничны, чем многие неонацистские группы в конце ХХ века, что, опять-таки, не сходится с попыткой выставить альт-райтов обычными неонаци с модным названием.

Практика онлайн-домогательств является одним из наиболее важных аспектов, отделяющих альт-райтов от других ультраправых. Весной 2016 года участников антитрамповских протестов заваливали расистскими, антисемитскими и гомофобными письмами, содержащими угрозы изнасилования или убийства, их личные данные о месте работы или жизни открыто публиковали в интернете. И так было не только с левыми и либеральными активистами. Консерватора Дэвида Френча из журнала National Review и членов его семьи в течение года стращали за критику Трампа и альт-райтов.

Я видел картинки с изображением своей дочери в газовой камере рядом с улыбающимся Трампом в нацистской униформе, который готовится нажать на кнопку, чтобы убить её. Я видел её лицо, прифотошопленное к изображениям рабов. Альт-райты отрывались на моей жене Нэнси, обвиняя её в том, что, пока я воевал в Ираке, она занималась сексом с чёрными мужчинами. Будто бы я любил смотреть, как она занимается сексом с чёрными. Люди присылали ей фотографии, на которых чёрные мужчины занимаются сексом с белыми женщинами, а рядом прифотошоплен я, наблюдающий за процессом.

Унижение женщин и сексуальное насилие не случайно занимали центральные места в этих кампаниях. Онлайн-домогательства как тактика альт-райтов коренится во всепроникающей, систематической культуре угроз и насилия, с которыми женщины сталкиваются в интернете на протяжении многих лет. Эта культура, которую исследователи называют «гендерный терроризм», часто включает в себя угрозы изнасилования. Цель — заставить женщин замолчать. Независимо от того, используют ли альт-райты «физическое» запугивание, нападения в реальной жизни, как это иногда бывает, последствия сетевого «гендерного терроризма» могут быть весьма разрушительными.

Ключевым связующим звеном в этой тактике является Геймергейт — сетевая кампания, начавшаяся в 2014 году с целью заткнуть и запугать женщин, которые работали в игроиндустрии или критиковали её за сексизм. Эта кампания взяла за основу привычные сетевые домогательства по отношению к женщинам и заточила их под терроризирование конкретных женщин, которые сталкиваются с потоками мизогинии, угроз изнасилования и убийства и т.д. Геймергейт привёл к тому, что несколько женщин срочно переехали из страха за свою безопасность.

Ведущей силой Геймергейта была т.н. «мужесфера» — сетевая антифеминистическая субкультура, активно растущая в последние годы и преимущественно не имеющая отношения к ультраправым группам. Между мужесферой и альт-райтами, которые были одинаково активны в спорах на сайтах вроде 4chan, 8chan и Reddit, вскоре произошло естественное пересечение. Множество мужчин, продвигавших Геймергейт (Теодор Биль (Vox Day), Мэтт Форни и Эндрю Ауэрнхаймер (weev), о котором мы писали в связи с его переездом в Украину) — также активны в контексте альт-райт движения. В то же время другие альт-райты — например, Грегори Худ из издательства Counter-Currents — защищали Геймергейт как особо важное поле боя на войне в защиту «белой европейской культуры».

Неудивительно, что альт-райты перенесли тактику Геймергейта в электоральную политику. Множество альт-райтов стращает таким образом женщин, даже, как утверждал Роберт Ивенс, «когда их угрозы якобы нацелены на мужчин». Например, когда альт-райты поняли, что их угрозы республиканцу Рику Вильсону не подействовали, то взялись за его 22-летнюю дочь.

Они преследовали её в университете, ходили за ней следом, подкладывали под двери в общежитии записки… Они звонили в Университет Теннесси и говорили, что «Элеонора Вильсон вовлечена в проституцию, наркоторговлю и прочее дерьмо».

Нападки на семью Дэвида Френча происходили по схожему сценарию.

Запугивание и оклеветание женщин — не просто тактика. Они также служат более широкой повестке альт-райтов и видению их общественного идеала. Частично благодаря влиянию мужесферы (но и не только ей) большинство альт-райтов во всеуслышание заявляют, что женщины интеллектуально и морально ниже, чем мужчины, и должны быть исключены из политики.

Альт-райты говорят нам, что это естественно для мужчин — управлять женщинами и их потребностями; что «предоставление свободы женщинам — одна из величайших ошибок человечества»; что женщинам «не положено заниматься внешней политикой, потому как их мстительность не знает границ»; что феминизм — это следствие психических отклонений, а ещё он сделал женщин карикатурно иррациональными и истеричными. И, несмотря на то, что альт-райты разделяют традиционалистскую идею о важности женщин, как матерей и хранительниц домашнего очага, их заявления о презренности женщин, как жалкой группы, не достойной уважения, поистине ошеломляют.

Альт-райтки на факельном шествии ультраправых сил в Нэшвилле, 2017

Это может выглядеть как типичная ультраправая позиция, но на самом деле она хуже, чем позиция по женскому вопросу у многих неонацистских групп последних десятилетий. Как и современные альт-райты, неонацисты долго утверждали, что гендерные различия естественны и неизменны, что мужчины и женщины имеют разные, но взаимодополняющие социальные роли.

Для некоторых неонацистов это означает, что любая публичная деятельность для женщин — это опасная ошибка. Однако с 1980-х другие неонацисты продвигали расистский квазифеминизм, утверждая, что белые женщины имеют важную роль не только лишь матерей и воспитательниц, но и расовых воительниц, но унижение ими белых мужчин нужно искоренить.

Одна из самых влиятельных неонацистских группировок восьмидесятых — Белое арийское сопротивление (White Aryan Resistance, WAR) Тома Метцгера — была в этом деле первой. Она поддерживала связанный проект — Арийскую женскую лигу (Aryan Women’s League), а также осуждала давление на белых женщин как результат «еврейского влияния».

Как отмечает в книге «Белая ярость: ультраправые и американская политика» историк Мартин Дархем, в течение последних 25 лет большое количество неонацистских группировок, таких, как National Vanguard, SS Action Group и National Socialist Movement, также в разной степени критиковало давление на белых женщин.

Сегодня похожие позиции продвигают группы вроде «Женского рубежа» (Women’s Frontier), который хоть и отрицает идею гендерного равенства, но всё же побуждает женщин становиться не только жёнами и матерями, но также активистками и лидерками. Также есть международная группа «Женщины за арийское единство» (Women for Aryan Unity), которая призывает к «переизданию концепта феминизма в расовой и революционной системе координат».

Соединение расизма с элементами феминизма зародилось ещё в 20-х годах ХХ века, когда полумиллионное движение «Женщины Ку Клукс Клана» (Women of the Ku Klux Klan) критиковало идею гендерного равенства среди белых протестантов и завлекало бывших суфражисток. Это один из многих способов, благодаря которым ультраправые присваивают прогрессивные политические идеи — от антикапитализма до экологизма — всячески искажая их.

На подобный квазифеминизм также опирались в последние годы альт-райты. На сайте-истоке альтрайтов AlternativeRight.com выходили статьи, которые переосмысливали старый консервативный антифеминизм и влияние феминизма:

Эндрю Йеоман [главный американский спикер национал-анархизма — откола от неонацизма, который отстаивает децентрализацию и этнически чистые «племенные» анклавы], например, считает «криптонит для женщин» одним из восьми основных слабых мест альт-райта: «Многие женщины не будут ассоциировать себя с нашими идеями. Почему это важно? Потому что это оставляет половину народа вне нашей борьбы. Женщины, которые проводят с нами время, вынуждены терпеть приставания и прочие злоупотребления со стороны нежеланных ухажеров. Ничто так не обесценивает роль женщин в движении, как восприятие их в качестве сексуальных объектов. И не говорите мне, что это не проблема. Я видел, как это происходит во всех типах радикальных движений, а в нашем всё ещё хуже».

Подобный квазифеминизм нынче полностью исчез из альт-райта — его место заняло убеждение, что женщин нужно ругать и исключать. В противовес честному признанию Йеомана, что сексизм отпугивает женщин от движения, Традиционалистская молодежная сеть (Traditionalist Youth Network) в наши дни утверждает, что женщины не были представлены в расистских кругах чисто потому, что они по природе «не созданы для политически агрессивных субкультур и не способны развивать их или поддерживать».

The Daily Stormer запрещает публиковать у себя материалы, написанные женщинами, и призывает сократить число женщин в движении — в пику  дискуссиям о правах женщин с более старомодного неонаци-сайта Stormfront. И участник Геймергейта Мэтт Форни, ставший впоследствии альт-райтом, утверждает, что «попытки защищать женщин — это упражнение в бестолковости… это не значит, что женщинам не рады в альт-райте. Это значит, что они не важны».

Будем надеяться, что мужчины вроде Форни продолжат верить, что женщины не важны — это приведёт их к упадку. Будем надеяться, что они будут продолжать недооценивать женщин вроде Алиссы Пеген, участницы антитрамповских протестов в Портлендском государственном университете, которая столкнулась с домогательствами и угрозами со стороны альт-райтов:

Многие из оценок моей судьбы в капиталистической иерархии, сделанные альт-райтами, совершенно верны. Особа вроде меня должна быть слишком робкой и погрязшей в стыде, чтобы оспаривать такой открытый шовинизм. Чёрной, латиноамериканской, транс-женщиной, бедной, испытавшей насилие и т.д. Но их оценка моей феминистской практики как хрупкой слишком далека от действительности. Я не паникую, я не тоскую по безопасному пространству, и мне нечего терять.

Алисса Пеген

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...