Русские имперцы, традиция и собаки

Профессиональный имперец Захар Прилепин опять вышел на тропу войны с западным развратом, от которого он мечтает спасти Россию и заодно Украину, потому что в его сознании она часть России. 5 января он разместил в фейсбуке подборку фотографий трансгендерных подростков и детей, одетых «не подобающе своему полу», с подписями: «Это СЫН Меган Фокс», «Это ДОЧЬ Анджелины Джоли» и т. д. «Несчастные, изуродованные очешуевшими взрослыми дети», – подытожил писатель. Почему все эти дети изуродованы, не совсем понятно. Консерваторы часто называют калечением блокаторы пубертата, назначенные трансгендерным подросткам, но некоторые дети на фото — цисгендерные мальчики. Им просто нравится иногда надевать платья. Почему улыбающийся здоровый ребёнок на фото — урод, а Захар Прилепин — аполлон? Наверно, потому, что писатель соблюдает Традицию, придающую ему духовной красоты.

«Патриоты» в комментариях закатили истерику, требуя отмежеваться от западного влияния и даже вернуть железный занавес. Некоторые из них в прошлом хвалили Китай либо называли альянс с этим государством «необходимым злом», другие завидуют мусульманам — таким отважным, сплочённым и держащим женщин на коротком поводке. Один скрепоносец заявил: «Расчеловечивание как [западная] культура, гордыня как право делать выбор и определять судьбу ребенка, нравственное преступление по отношению к детству. И эти люди формируют и навязывают свои стандарты нам?»

Хорошо, допустим, западная толерантность к ЛГБТ — контртрадиционализм. Посмотрим на восток. Там трудолюбие, смирение, послушание старшим, здоровый коллективизм и чувство долга. А «эпидемия смены пола» на западе, как сказал поклонник Прилепина, во многом связана с «потребительским гедонистическим обществом, которое оказывает наименьшее сопротивление трудностям».

То есть человек должен превозмогать гендерную дисфорию любыми путями, кроме перехода в желаемый гендер, иначе он ничтожество и гедонист. Под эту гениальную теорию можно подвести желание лечиться от любых болезней: ишь чего захотел, опухоль вырезать, ходи и превозмогай. Почему гедонист непременно слабак, а человек, готовый отказаться от любых желаний по указанию дяди Йобы из интернета, силач — отдельный разговор. Вернёмся к восточным ценностям.

Итак, рассуждения профессиональных русских о долге и традиции, противостоящей западным парафилиям, невероятно комичны. Некоторые восточные традиции таковы, что если во имя долга тебе следует ебать собак, ты ебёшь собак. Об этом повествует один классический японский роман, пропагандирующий конфуцианство.

Вот что пишет Георгий Бердников в шестом томе «Истории всемирной литературы» (с. 328):

«Такидзава (Кёкутэй) Бакин (1767-1848), сын небогатого самурая, <…> посвятил себя литературному труду. Он <…> постоянно напоминает читателю, что любой проступок: неверность сюзерену или нарушение сыновнего долга — не остается безнаказанным, а добродетель позволяет человеку преодолеть все трудности и одержать победу. Дидактика — неотъемлемая черта художественного метода писателя». Бакин — очень скрепный автор.

Самый известный его роман, состоящий из сотни томов, — «Жизнеописание восьми псов, потомков Сатоми из Нансо». Эту книгу изучают в японских университетах, по ней снято несколько аниме и игровых фильмов. Книга полна рассуждений об этике и морали. На русский и украинский языки она не переведена, потому что там ебут собак.

Дело было в XV веке, во времена раздоров между знатными кланами. Военачальник Сатоми пообещал свою дочь Фусэ-химе в жёны любому, кто принесёт голову врага в его лагерь. Время идёт, подчинённые возвращаются ни с чем, и вот однажды голову притаскивает в зубах пёс по имени Яцуфуса. Приходится отдать ему дочь, которую раньше прочили за молодого самурая. Юноша не выдерживает и убивает пса, но одна из пуль попадает в бывшую невесту.

«Бусины [её ожерелья разлетаются по свету, и в тех местах, куда они попадают, рождается ребенок. Каждый из них держит в руке бусину, а имена их начинаются иероглифом «ину» — «пёс». Поначалу они не подозревают о существовании друг друга, но потом встречаются и узнают по бусинам о своём родстве. Восемь доблестных рыцарей совершают многочисленные подвиги, мстят врагам дома Сатоми, побеждают злых волшебников, чудовищ и оборотней».

В конце жизни человекопсы становятся почтенными отшельниками, а после смерти попадают в лучший мир. Всё это время им покровительствует мать, принцесса Фусэ. После смерти она стала ками — божеством местной горы. То есть благодаря сексу с собакой женщина превратилась в бодхисатву.

«Соединяя судьбу с Яцуфусой, — пишет далее учёный, — она жертвует собой ради спасения рода Сатоми. Момент нравственного выбора между желанием личного счастья и долгом глубоко трагичен, но совершенно однозначен и не допускает альтернативы. С точки зрения Бакина-моралиста, безоговорочное следование долгу — единственный путь к усовершенствованию человеческой природы и общества».

Браки с животными глубоко традиционны и опираются на остатки тотемических верований. Сюжет о Фусэ и Яцуфусе — отсылка к легенде из «Записок о поисках духов» китайского писателя Гань Бао. В этой истории пёс Паньху приносит мифическому правителю Гао-синю, первопредку южных китайцев, голову противника и женится на его дочери. То есть южно-китайские племена позиционируются как потомки зоофильского брака. И ничего.  

Один из сыновей Фусэ, Инусака Кэно, также выполняет долг перед обществом и следует своему пути. Некоторые читатели выдвигают версию, что это переодетая девушка или транс-мужчина, но, судя по иллюстрациям и авторскому описанию, он больше напоминает окаму (феминного гея). В отрочестве он выступал с приёмной матерью в театральной труппе, играя женские роли. Более того — его брата, Инодзуку Шино, до 16 лет одевали в женские кимоно, веря, что это поможет ему вырасти сильным и здоровым. Русские скрепники считают, что если мальчика с детства наряжать «как девочку», он станет транс-женщиной или будет копировать патриархально-женское поведение.

Самурай и вакасю (мальчик-помощник). Тоёнобу Исикава, 1740 г.

Но Инодзука суровый мечник — на старых иллюстрациях, конечно, а не в манге, нарисованной по мотивам книги. Внешняя феминность двоих из восьми героев не мешает им наносить поражения врагам и не вызывает агрессии у большинства мирных жителей. Случаются только казусы, когда Инусаку принимают за девушку и предлагают ему встречаться.

Подробнее о специфике гендера и сексуальных отношений в «Восьми псах» можно почитать в статье Glynn Walley «Gender and Virtue in “Nansō Satomi hakkenden”», а мы лишь добавим: если порыться в классической, традиционной восточной литературе, найдёшь такое количество подобного, что Прилепина хватит инфаркт. Да и в допетровской Московии, по свидетельствам очевидцев, нравы не отличались целомудрием, о котором кричат современные имперцы.

Может, на самом деле Прилепин и Холмогоров выступают не за традицию, а за модернистский новодел? А может, бог с ними, со этими традициями, и лучше оставить посторонних людей в покое, перестав оправдывать обсуждение чужого белья беспокойством за судьбы России? Когда взрослый человек столь активно интересуется, какие гениталии скрываются под одеждой несовершеннолетних подростков с другой стороны земного шара, это подозрительно. И судьбы России тут вовсе ни при чём.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...