На смерть Апартеида

Президент ЮАР Сирил Рамофоса (справа), один из поборников проекта конфискации земель

Парламент ЮАР проголосовал за конфискацию земель белых собственников без каких-либо компенсаций. В связи с этим то тут, то там мы слышим стоны и сожаления по поводу южноафриканской земли, которая будет изъята у трудолюбивых белых фермеров и попадет в руки невежественных черных голодранцев. Да, экономика ЮАР пошатнется. Возможно, пошатнется очень сильно. И белые люди из других стран, возможно, уже не будут пить замечательные южноафриканские вина, потому что коренные южноафриканцы, не имеющие уважения к частной собственности и опыта управления высокотоварным хозяйством, с большой долей вероятности производство вин угробят или серьезно ухудшат качество. И это, безусловно, очень грустно.

Однако… Что именно «однако», я поясню на примере из своей собственной жизни.

Троллейбусная трасса Симферополь-Ялта на участке между Симферополем и Главной грядой Крымских гор проходит по живописной Салгирской долине. В советское время мы часто ездили этой дорогой — просто к морю, а иногда — с экскурсией. Экскурсоводы показывали на расстилающуюся между трассой и горами полосу земли, густо засаженную какими-то аккуратными кустиками, и говорили, что здесь, на плодороднейших землях Салгирской долины, советские ученые-агрономы создали уникальную технологию интенсивных садов.

трасса Симферополь-Ялта

Эта технология позволяет снимать с фруктовых деревьев богатейшие урожаи в кратчайшие сроки. Эксплуатируют такой сад недолго, всего несколько лет, переросшие деревья корчуют и сад высаживают заново. Я смотрел на усыпанные яблоками махонькие деревца и проникался уважением к советским ученым-агрономам.

А потом настал 1989 год. За ним — 1990. В Крым возвращались крымские татары. Чужие для новоприбывших русскоговорящих, непонятные, везущие с собой из депортации какую-то неясную угрозу. И вот как-то ехали мы в очередной раз в Алушту по Салгирской долине. И я увидел, что вместо аккуратных, ухоженных интенсивных садов вся долина занята какими-то строениями, времянками, халупами… «Татарские самозахваты», — сказали мне.

Сердце моё сжалось. Как же так, подумал я, если они возвращаются на свою землю, как хозяева, то почему они рушат то, что здесь создано, пока их не было? Понадобилось много лет, пришлось поднабраться ума и способности взглянуть на ситуацию с чужой колокольни, чтобы понять — почему.

Потому что крымских татар на их земле никто не ждал. Потому что всё, что было создано на их земле захватчиками, было создано не для них и на них не рассчитывалось. Потому что пространство для себя в своем собственном доме им приходилось расчищать — в буквальном смысле. Так что интенсивные сады, конечно, жалко — но это всего лишь деревья. Невелика, на самом деле, цена за право народа вернуться на свою землю и стать на ней хозяином.

И прощения за эти сады крымские татары просить не будут и не должны. Потому что сады эти были обречены. Не тогда, когда крымские татары стали возвращаться на полуостров. А как минимум с 1944 года, когда крымских татар депортировали. И вот здесь-то мы и подошли к тому самому «однако». Если вы строите экономическую и/или политическую систему на дискриминации какой-то группы людей, то эта система заранее обречена.

Депортация крымских татар, кадр из х/ф «Хайтарма»

Система может быть сколь угодно высокотехнологичной и эффективной, привлекательной и даже популярной. Рано или поздно дискриминируемая группа вернет себе права — добьется полноценного гражданства, возвратится в отнятые у нее дома, примет участие в народном волеизъявлении, заговорит в полный голос о ваших преступлениях. Рано или поздно это случится, так устроен этот мир. И тогда ваша система рухнет. Потому что она попросту не рассчитана на полноправное участие дискриминируемой группы. И чем эффективнее, прибыльнее, гармоничнее была построенная на бесправии и угнетении система — тем сокрушительнее крах, тем шире разлет обломков.

Жалко? Бросьте. Лозунг зрелого ума — «не плакать, не смеяться, а понимать». Крымские татары вернулись — это должно было произойти, такова логика исторического процесса. И пусть система, изгнавшая их когда-то, ныне почти издохшая, сопротивляется — когда-нибудь она рухнет окончательно, и крымские татары не просто вернутся в Крым, а и вернут Крым себе. Сопротивляться этому — все равно что сопротивляться смене времен года. Хотя, безусловно, кое-кто сочтет себя при этом обделенным.

Точно так же бессмысленно сожалеть об изымаемой собственности белых фермеров ЮАР. Этот процесс был запрограммирован, причем не в 1994 году, когда белые отдали власть черным, а в 1948 году, когда был введен режим апартеида, а по-хорошему — еще тогда, когда колониальные власти вводили земельный акт и прочие ограничительные нормы для коренного населения. Потому что — повторюсь — апартеид не вечен, а созданная с его помощью экономическая система не была рассчитана на права черного большинства.

Стены темниц рано или поздно рушатся, друзья, и никто не даст гарантии, что вас не зашибет обломками. И если ранее вы на землях узников этой темницы разбили роскошный виноградник или просто любили попивать сделанное на нем вино — не сомневайтесь, и о винограднике, и о вине вам придется забыть. Просто примите неизбежное.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...