Альт-райт: восхождение троллей. Часть первая

Иллюстрация: vocativ

Ранее мы публиковали переводы исследований Мэтью Лийонса о происхождении альт-райтов и их динамики за последние полгода [1, 2, 3, 4, 5]. Предлагаем вашему вниманию другой взгляд на эту проблему — «Birth of Alt Right» Дэвида Ньюверта.

Автор рассматривает связь политического феномена альт-райт с интернетизацией современного общества, замещением реальной жизни виртуальной, что приводит к несерьезному отношению к фактам, логике и, как следствие, насилию, чьи последствия совершенно реальны и ощутимы.


«Не думайте, что антисемиты не замечают абсурдности  своих ответов.  Нет,   они  прекрасно знают, что их суждения легковесны и спорны; они просто развлекаются. Это их противник обязан серьезно относиться к словам, потому что он в слова верит, а они — они имеют право играть. Они даже любят эту игру в диспуты, потому что, приводя смехотворные доводы, они дискредитируют серьезность своих собеседников; они в восторге от собственной недобросовестности, потому что задача их не в том, чтобы  убедить  настоящими  аргументами,  а  в  том, чтобы смутить или дезориентировать»

Жан-Поль Сартр, «Размышления о еврейском вопросе», 1944

Однажды, 10 октября 2014 года, феминистка и создательница компьютерных игр Брианна Ву стала получать серию сообщений в Твиттере со стороны аккаунта под псевдонимом «Смерть Брианне»:

Ты сделала говно-игру, которая никому не понравилась. Вот так. Когда ты умрёшь, всем будет наплевать. Надеюсь, ты насладишься последними моментами жизни на этой планете. Ты не сделала в этой жизни ничего ценного. Если у тебя есть дети, они тоже умрут. Мне похуй. Они вырастут и всё равно станут феминистами. Твоё обезображенное тело будет завтра красоваться на главной странице женского журнала «Jesebel», и нихуя ты с этим не сделаешь. Я купил морпеховский нож — с ним я приду к тебе домой и перережу твою паршивую феминистскую глотку. Угадай, что я знаю, сука? Я знаю, где ты живёшь. Вы с Френком живёте [настоящий адрес Брианны Ву].

Ву, старший разработчик фиры-игродела Giant Spacekat, вызвала полицию и, наняв охрану, уехала вместе с мужем на несколько дней из дома. Спустя несколько дней те, кто угрожал Брианне, обвинили её в подделке писем. Эти люди советовали своим читателям в форме мемов «вызывать как можно больше баттхерта» и «поливать дерьмом» всех, кто с этим не согласен. Два года спустя Брианна получала угрозы уже в таких объёмах, что ей пришлось нанять профессионала, который отслеживал отправителей.

Брианна Ву. Фото: Joanne Rathe/The Boston Globe via Getty Images)

Эти угрозы начались в связи с участием Ву в срачах вокруг Gamergate — сообщества видеоигр. На одной стороне были феминистки и либералы, которые ратовали за включение в сообщество игр, привлекательных для женщин. На другой стороне были мужчины, которые нашли это предложение не просто угрозой, а объявлением «культурной войны», в которой «борцы за социальную справедливость» используют в качестве оружия политкорректность и продвигают ценности мультикультурализма.

Эти аргументы выдвигали преимущественно белые мужчины, которые не были удовлетворены тем, что дискуссия идёт только в сети. Целая армия этих людей набросилась на феминисток и либералов вроде Ву в социальных сетях и чатах, угрожая или домогаясь их.

Майло Яннопулос. Фото: Drew Angerer

Одним из главных интернет-антифеминистов стал Майло Яннопулос, молодой гей из Лондона, который писал колонки для ксенофобского сайта Breitbart News. В сентябре 2014 он описал анти-Геймергейт фракцию так:

Армия социопатичных феминисток на программистских должностях, подстрекаемых политкорректными американскими тех-блоггерами, которые терроризируют всё сообщество — лгут, набрасываются и манипулируют ради личной выгоды и внимания.

Яннопулос, который превратил свою активность в Геймергейт в работу тех-редактора Breitbart News, а позже стал одним из главных персоналий зарождающегося движения альт-райт, прокомментировал угрозы, о которых говорила Ву, в духе «я не виноват, но она заслужила это».

Кто бы ни рассылал эти сообщения, он заслуживает суда и наказания. Это было мерзко. Но не я один нашёл ответ на эти угрозы еще более неприятным.

Срач знаменовал подъём альт-райта — мира сетевых троллей, которые сочиняют безумные теории заговора, продвигают агрессивный культ обиженных белых мужчин, ненависть к женщинам, евреям, цветным людям, трансгендерам. Это сообщество, в котором человеческая порядочность и этика считаются старой шуткой, а сочувствие вызывает ненависть.

Логика тролля

Сетевой тролль. Иллюстрация: eclosure

Наиболее влиятельным аспектом в подъеме Интернета в 90-е годы было освобождение информации от ограничений привычных медиа — которое, как предполагалось, сделает мировое сотрудничество более демократичным. Предполагалось, что чем больше человек получает и производит информации, тем больше он свободен. Однако спустя всего несколько лет стало ясно, что в этих надеждах было одно большое заблуждение.

Несмотря на то, что ограничения, которые навязал средствам массовой информации закон, были в интернете недействительными, исчезла также и одна из самых важных функций прессы — способность отфильтровывать непроверенную информацию, ложные или искаженные «факты» и возмутительные претензии, предназначенные не только для того, чтобы злить публику, но и подстрекать целые группы людей, радикализировать их.

Интернет, с его анонимностью и игнорированием правил доказательства и подтверждения истины, в ранних 2000-х превратился в сборник теорий заговора, клеветы и демагогии. Такое не знающее меры поведение стало вполне привычным для сети явлением.

Сетевой тролль стал воплощением этой разрушительной вседозволенности — анонимного подкапывания мостов дискурса, сеяния оскорблений, выводящей из себя непоследовательности и расистских истерик. Их главная тактика называется «флейминг» — беспощадное надругательство над жертвой в виде агрессивного спора.

Троллинг в обычном значении — рыболовная техника, которая заключается в забрасывании наживки с выжиданием момента, когда рыба клюнет. Изначально в Интернете троллингом называли более-менее безобидное детское поведение. Был даже тип «позитивного троллинга», в котором тролль использовал забрасывание своей жертвы логичными аргументами и фактами.

Так или иначе, «флейминг» рос и распространялся, и в результате его этика создала троллей, чьи манеры напоминали противных персонажей из сказок, которые жили под мостами и нападали на неосторожных путешественников. Это порождение третьей волны последствий от распространения интернета, а именно — возможности современных людей конструировать всю свою общественную жизнь в сети при минимальном контакте с окружающим миром.

Все больше и больше общение людей стало замыкаться в чатах, рассылках, форумах по интересам. Со взлётом социальных сетей вроде Фейсбука и Твиттера это явление стало общепризнанным. Враньё или искажённые факты стали альтернативной реальностью для людей, сильно оторванных от реального мира, серьёзно отравили мировоззрение,  способность воспринимать новости и текущие происшествия, взаимодействие.

Исследовательница медиа Джудит Донас так объясняла это в своей новаторской работе 1999 года, посвящённой поведению троллей:

В физическом мире существует неотъемлемое единство с самим собой, а тело имеет убедительную и удобную идентичность. В норме одно тело, одна идентичность… Виртуальный мир устроен совершенно иначе. Он собран скорее из информации, чем из смыслов.

Это помогает объяснить, почему внедрение непроверенной или искажённой информации создаёт альтернативную реальность. Культура троллинга устроена так, что быстро притягивает самых вредных членов общества: социопатов, психопатов и садистов. И это, в свою очередь, даёт глубокий политический эффект.

Психология троллинга

Тревожащее исследование, проведенное в 2014 году группой психологов под руководством Эрин Бакелз из Мантинобского университета в Канаде, позволило сделать примерную характеристику личности тролля, отталкиваясь от примеров антисоциального поведения в сети. Результаты раскрыли тот факт, что многие тролли принадлежат к так называемой «Тёмной триаде» — психологической группе, которая включает такие личностные черты, как макиавеллизм (от имени Николо Макиавелли; осознанный обман и манипуляция), нарциссизм (самоодержимость и эгоизм), психопатия (отсутствие сочувствия и раскаяния) и садизм (наслаждение чужими страданиями). Соответствие троллей  последнему типу оказалось наиболее отчетливым.

И тролли, и садисты чувствуют ликование, когда другие страдают. Садисты просто хотят поразвлечься… а интернет — их игровая площадка!

Чем больше человек погружается в сеть, тем сильнее становится связь с садизмом, уверена Бакелз. Согласно её исследованию, несмотря на серьёзный вред, создаваемый троллями в сети, их количество ничтожно мало. Всего лишь 5,6% опрошенных ответили, что получают удовольствие от троллинга, в то время как 41% заявил, что вовсе не занимается спорами в интернете. Некоторые троллили смеха ради, в то время как другие преследовали личные цели, в том числе — политические.

Как объяснила Бакелз, в основном прослеживается перекличка этой «Тёмной триады» с другими феноменами массовой психологии, известными как «Ориентация на социальное доминирование» («social dominance orientation», сокращенно SDO). Согласно этой теории, люди ориентируются в обществе, отталкиваясь от одного из двух фундаментальных убеждений: либо люди равны, либо люди неравны.

Психологи протестировали респондентов по шкале SDO, которая измеряет уровень отношения к иерархии, основанной на неравенстве, а также уровень желания доминировать над группами, имеющими более низкий статус.

В исследовании опрашивали участников, нравятся ли им идеи повышения «социального равенства», «экономического равенства» или просто «равенства». Также им задавали вопросы, вывернутые наизнанку: «Являются ли некоторые люди более ценными, чем другие?», «Стала бы страна лучше, если бы мы меньше заботились о равенстве?»

SDO-тролли оказались не только склонными к ультраправым взглядам, но и к ультраправым, экстремистским поступкам. Исследователь авторитаризма Роберт Альтмейер так описал этот момент:

Если вкратце, то в сознании угнетателя равенство не должно быть главной ценностью нашего общества или целью, к которой мы должны продвигаться. Для тех, кто на вершине планки SDO, равенство — это что-то вроде ругательства, дребедень, в которую верят только дурачки.

В противоположность интернет-троллям, которые играют в свои игры ради забавы, ультраправые политические тролли рассматривают троллинг как прямое отражение своей политики. Если троллинг грубый и агрессивный, то и политические взгляды как правило такие же.

Белые националисты на потасовках в Шарлотсвилле

Движение, которое смогло бы без проблем принять SDO в качестве своей политической программы, — это белые националисты. Ультраправое движение, зародившееся в среде «академических расистов» в 1990-х, утверждало, что «расовые гены» влияют на человеческие качества, например, на ум.

Белые националисты подняли на флаг этот аргумент, а также воззвали к созданию на территории США множества этногосударств, практикующих расовую сегрегацию. Более того, идеологи этого движения заявляют, что традиционная «европейская белая» культура столкнулась с нашествием цветных иммигрантов и либеральных мультикультуралистов.

Белый национализм быстро отошёл от своих оригинальных положений и остановился на «защите этнически белых людей», а также, к концу 90-х, взялся демонизировать цветных и ЛГБТ-людей, не забывая об антисемитизме и теориях заговора. И вправду, многие лидеры движения демонстрировали такие черты характера, как недостаток сочувствия, агрессия и желание манипулировать, враждебность к женственности и равенству. Точь в точь как люди, получившие высшие баллы по шкале SDO.

Так ультраправые видят заговоры против белых людей

Во годы власти администрации Буша белые националисты перешли от нападок на либералов к нападкам на республиканцев, которые, как им казалось, «провалили отстаивание интересов белой расы». Этот антагонизм создал новую песочницу, в которой движение, изобилующее сомнительными лидерами, изо всех сил пыталось завлечь новых людей.

Конспирологические наклонности белых националистов со временем дали им ту аудиторию, которую они так долго искали. Сочинители теорий заговоров, которые мобилизовались в патриотическое антиправительственное движение 1990-х, нашли новое вдохновение в терактах 9.11.2001, которые они назвали заговором администрации Буша и его «Нового мирового порядка». Спустя десятилетие ультраправые конспирологи зациклились на критике политкорректности, в которой они видели уже происки «культурного марксизма».

Эта идея произросла из антисемитской по самое нехочу теории белого национализма: якобы небольшая группа еврейских философов из Колумбийского университета в 1930-х разработали неортодоксальную версию марксизма, которая должна была помочь им уничтожить американскую культуру. Это будто бы происходило путем убеждения простых американцев в том, что белая гордость есть плохо, сексуальное раскрепощение есть хорошо, а традиционные американские «семейные ценности» и христианство — суть фанатизм и реакция.

Андерс Брейвик на суде, 2012. Фото: ROALD BERIT/AFP/GettyImages)

К слову сказать, среди ценителей этой теории, циркулирующей в ультраправых кругах с 90-х годов, находился и норвежский террорист Андерс Брейвик, убивший в 2011 году 69 детей в молодежном лагере и подорвавший еще 8 людей в Осло.

Аудитория ценителей теорий заговора, как выяснил Альмейер, часто состоит из ультраправых авторитариев: людей, которые желают видеть общество, где мир и порядок устанавливает сильная власть. Максимально этноцентричные, напуганные опасным миром, агрессивные, догматичные, самодовольные и склонные к ошибочным суждениям, согласно Альтмейеру:

Они очень зависимы от общественной поддержки своих убеждений. Они думают, что правы, потому что почти все, кого они знают, почти все новости, которые они видят, почти все радио-комментаторы, которы они слушают, говорят им это. То есть, они просто отбрасывают источники, которые указывают на их ошибки.

Смертельный союз

Чтобы понять, как растет и развивается альт-райт, необходимо исследовать отношения между общественными угнетателями и последователями ультраправых авторитарных идей. Альтмейер, который провёл основательную работу, изучая психологические маски ультраправых авторитариев (RWA), объяснил, что люди с выоским значением по шкале SDO — «доминаторы» — почти не совпадают с такими же значениями по шкале RWA. Эти две группы состоят из совершенно разных типов.

Авторитариям не хватает воли к власти, которая есть у доминаторов, они более религиозные, их враждебность построена вокруг чувств страха и самодовольства. Доминаторы враждебны, поскольку такое поведение помогает им убеждать и контролировать.

Несмотря на все различия, доминаторы и ультраправые авторитарии имеют одно общее место: и те, и другие испытывают непреодолимую ненависть к этническим и религиозным меньшинствам, женщинам, ЛГБТ. Точно так же, как и обычные право-консервативные политики.

Книга о подъеме авторитаризма, выпущенная Альтмейером в 2006 году, уделила много внимания особой «химии», которая случается с ультраправыми авторитариями и социальными доминаторами, когда они сходятся вместе. Он назвал эту реакцию «смертельный союз»: покуда доминаторы у штурвала, а ультраправые стоят у них за спиной и верещат, происходят плохие вещи. Действительно, умелые доминаторы, которых обслуживают преданные сторонники, могут заставить поезда приходить вовремя. Но вам придется беспокоиться о том, что могут перевозить эти поезда, когда доминаторы призывают к оружию, а ультраправые авторитарии открывают огонь.

Именно в годы правления Обамы, первого черного президента, началось постепенное сближение мировоззрений заговорщиков, последователей «альтернативных фактов» патриотов, белых супремасистов, «чаепитеров» и прочих ультраправых демагогов, популистов и сторонников безумных теорий заговора. Подпитанный расовым ресентиментом к Обаме, «смертельный союз» произрос на субстрате из социальных сетей и прочих интернет-площадок, после десятилетий междуусобиц и маргинального существования ультраправых.

Милитаризированная патриотическая группа Oath Keepers — объект влажных фантазий альт-райтов. Фото: Shawn Records

Те самые чаты и трэды на Фейсбуке, где тролли собирались чтобы кого-то обидеть, превратились в места встреч социальных доминаторов, с откровенно неонацистскими и женоненавистническими взглядами, со своими ультраправыми последователями, чьи ряды разрастались вместе с каждой новой теорией заговора и попыткой закосить под милитантов из Oath Keepers.

Этот «смертельный союз» наконец дал жизнь новому дитю XXI века: альтернативным правым.

Поддержать редакцию:

  • Гривневый счёт — 5168 7422 0198 6621 («ПриватБанк», Кутний С.)
  • Для заграничных доноров — перевод через skrill.com на счёт [email protected]

Вам также может понравиться...