Государство-бандит

Однажды экономист Мансур Олсон, находясь в состоянии усиленного умственного анализа, нашел интересную концепцию эксплуататорской формы государства. Назвал он ее «стационарным бандитом». К подобному выводу ученый пришел, рассмотрев события, происходившие в 20-х годах в Китае, когда диктатор Фэн Юйсян искоренил на своей территории бандитизм и разгромил армию бандита-гастролера Белого Волка. Большинство населения стало относиться к нему крайне лояльно, предпочитая платить дань за защиту от нападений подобных преступников.
1glav_1
Смысл концепции достаточно прост – государство является бандформированием, захватывающим власть на определенной территории с некоторым количеством населения. Банда активно эксплуатирует свой народ. Включается тумблер в головах бандитов: «Ага, если я использую население слишком жестко, то оно или дохнет, или мы оказываемся на задворках истории, вынесенные на вилах». Устанавливается некая грань эксплуатации, когда у народа можно забрать столько-то благ и оставить необходимое количество для физической возможности заниматься хозяйством и стимулировать его расширение. Для того чтобы уменьшить риск недовольства, поборы должны носить систематический и предсказуемый характеры. Они должны быть определены для плательщика до начала его деятельности. В этих условиях богатеют бандиты, а вместе с ними народ – ведь чем больше средств у населения, тем больше можно забрать. Таким образом, банда трансформируется в полноценную рациональную власть.

Стационарный бандит заключает с обществом контракт, в котором за оплату налогов ему предоставляют защиту прав собственности, а также формальные правила, в условиях которых будут существовать индивидуумы и получать надлежащие санкции за их нарушения. В интересах бандита сохранить монополию на распределение дохода, не позволяя подобного действия подчиненным. К примеру, воспрепятствование грабежам среди населения. Параллельно с этим у него появляется стимул успокаивать соседних стационарных бандитов, а также обеспечивать защиту от бандитов-гастролеров. Соответственно для защиты дохода граждан он начинает тратить деньги на определенного рода ресурсы, которые являются убыточными. По сути, создает правоохранительные структуры.

Олсон выделяет, что финансы должны перетекать не только от граждан к государству, но и от одних граждан к другим. Более богатые граждане платят государству более высокие налоги, что может обеспечить возможность существования бедным прослойкам.

В конечном итоге, стационарный бандит:
1) Остается на своем месте и продолжает устоявшуюся жизнь со своими гражданами.
2) Мутирует в постепенное подобие демократического общества с возможностью выбора. В качестве вариантов будут представлены все те же бандитские кланы, состоящие из политических сил и граждан, которые в меру своего положения способны откупиться от власти, представить с помощью нее свои интересы, а то и вовсе профинансировать, то есть – бюрократии. Подобная модель существует в Украине со времен независимости.
3) Сумасшедшая смесь, наблюдаемая нами в России. Но для этого немного истории.

«Российский криминальный мир стал единственной силой, которая может дать стабильность, обеспечить выплату долгов и возврат банковских кредитов. Спорные вопросы владения имуществом решаются эффективно. Все ветви власти лежат на его плечах»

— восхищенно высказывался о лихих 90-х криминолог Ф. Вильямс.

И был прав. Сообщество «воров в законе» является одной из самых старых криминальных группировок в России. Для контроля за законами, а именно «воровскими понятиями» использовались институты доиндустриальных общин – коронация, сходки, присяга, суд, сбор средств в общак. «Воры в законе» стали правительством в местах лишения свободы. Очень характерным является то, что «понятия» являются зеркальным отражением правил поведения государственного чиновника, если бы подобный существовал. С 1940 по 1960 года наступил период затишья, когда советская власть всячески пыталась воспрепятствовать двоевластию. Дальше начался выход за рамки тюрем и колоний, а ему послужило развертывание цехового бизнеса. Новый вид преступников забирал деньги у подпольных предпринимателей. Сначала бандиты грабили цеховиков, такое себе подобие рэкета. Дальше было решено создать первые охранительные структуры, задача которых заключалась в сборе денег за гарантии защиты от остальных преступников. Так в 1979 году была принята «кисловодская конвенция», регламентирующая правила совместного существования уголовников и цеховиков. Последние должны были регулярно платит 10% налога от дохода.

Соответственно, то, что активно формировалось десятилетиями, прекрасно продемонстрировало себя в 90-е года. Из уст часто слышалось выражение: «радикальные рыночные реформы подняли высокую волну преступности». Криминологи же прогнозировали ее еще более высокой. Просто преступность за все годы существования самоорганизовалась настолько, что стала самоуправляемой и самозащищающейся.

Результатом всех этих перипетий стало оседание мафиозных кланов в правительстве. Институт выборов никуда не исчезает и продолжает действовать. Соответственно, должна была бы происходить постепенная смена кланов, если бы не исключение, о котором пишет Мансур.

В случае, когда лидер победившего клана имеет достаточно сил, чтобы усесться на долговременный трон, а также побороть другие кланы и дать населению как необходимые блага, так и возможность развития, система постепенно перерастает в автократию. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Вот с установлением автократии Россия умудрилась совместить в себе бандита стационарного с бандитом гастролирующим как внешне, так и внутренне. Внешне гастролирующий приходит, ворует и уходит. Любит аннексировать территории и устраивать войны. Внутренний же, окончательно разграбив трофейную территорию, постарается убежать в места расположения счетов, активов, недвижимости, детей и прочих материальных и нематериальных благ.

Но самым удивительным исключением является то, что «стационарный бандит Россия» относится к населению наплевательски и цинично. И, напротив, больше печется о тех, кто доход распределяет. А дело ведь лежит в концепции основного заработка – продаже сырья. Население здесь лишнее. Это ненужные затраты, а не производство добавочной стоимости. Реальное население – это 2-3 млн. человек, заряжающие кубы нефти в шприц. Все остальные должны стать бесправными рабами, не более того.

Но поскольку бандит пришел в политику, ему как никак приходится для сохранения своей наживы придерживаться правил игры. Именно поэтому автократ ограничен в применении легальной силы, что зачастую его злит. Он был бы рад передушить население, да не может, нуждается в деньгах, как и рынках сбыта сырья. Государственный бандитизм без сдерживания – это все же другое. Автократ ВВП не закроет полностью оппозиционные СМИ, не посадит и не отравит всех своих врагов. Также он не устроит абсолютную тиранию.

А население будет находиться в бедности. Необходимый для бандита налог – не слишком маленький и не слишком большой. В таких условиях и доярка молоко получает, и корова не сильно мычит, на нервы не действует. Власть России тоже старается отрегулировать налог, только по-своему. Он должен поддерживать минимальный уровень бедности. Не в количественном, а в качественном показателе – бедных может быть много, главный вопрос – насколько… Людям с достатком подобная власть не нужна, ведь повышение дохода прямо пропорционально повышению возможности, а она, в свою очередь, открывают глаза на происходящее. К тому же, бедность является главным бонусом во время выборов. Проценты голосов растут благодаря подачкам, обещаниями, повышениям пособий, пенсий и т.д. Человек состоятельный ставит под сомнение легитимность такого лидера.
Вместе с бедностью государству в прок устраивать неопределенность. Искусственно создаваемый хаос необходим для того, чтобы можно было «навести порядок» и продемонстрировать это на выборах. Вместо того чтобы сделать независимые суды, госуслуги и парламент, легче финансировать «погашение» искусственно созданных проблем. Таким образом, в огромной коррупционной среде и заработке на углеродах, денег постоянно не хватает.
Еще идеология. Тут уже победа в выборах с помощью борьбы за души. Бедных можно купить, остальных можно одурачить. Благо есть телевизор и церковь.

Как добиться изменений:
1) Самый легкий вариант – голосовать за того, кого желаешь увидеть у власти. Это касается в первую очередь Украины. У нас открыты возможности для альтернативы. Если ее нет, то следует ее создавать. Гражданские объединения и движения должны стараться пробиться в политику. В России ситуация сложнее, поскольку формальная оппозиция представлена все теми же людьми из «общака». Зарегистрировать собственную партию тяжело. Не говоря уже о том, что еще сложнее будет получить поддержку населения. Конечно, попытка не пытка. Создавать альтернативу и развивать ее все-таки стоит. Параллельно с этим стоит информировать население о том, что они никому, кроме самих себя, в России не нужны.
2) Отделяться. «Стационарный бандит» хорошо уживается в республике. Поскольку только тот «бандит» хорош, который не желает делиться и старается держать все под контролем. Он не позволяет, чтобы кто-нибудь наносил увечья и грабил подчиненных. Федеральная власть, создавая местных царьков, подобной защиты предоставить не может. Кроме того, каждый владыка федеральной единицы создает окологосударственные фирмы, агентства и надзоры, которые занимаются своими «отжимами». Деньги, поступающие из центра, оседают в одних руках, а желающих их получить много. Поэтому ситуация, когда бандформирование отдельного региона скажет: «А пошло оно к черту!» – и начнет править самостоятельно без или с ресурсной экономикой, вполне вероятна. А население поддержит, ведь оно будет считать, что центр не дает денег, а не их забирает себе в карман их новоиспеченный лидер.
3) Ограничивать себя от власти. Тут вариант подходит как для Украины, так и для России. Платить налог в качестве откупа и строить свою маленькую утопию. Не ждать, когда в подъезде сделают капитальный ремонт, а делать его самому. Конечно, могут быть ситуации, когда от государства не убежишь. Тогда просто давить,  как можно больше и упорней.
4) Восстание. Пока что в России не намечается, хотя понемногу накипает. Более реальный вариант – дворцовый переворот. Когда действия автократа зайдут в окончательный тупик, а они к нему подводят, и близстоящие бюрократы, платящие за невмешательство в интересы бизнеса, постепенно теряющие прибыль, решат некачественного лидера прибрать.

Вам также может понравиться...