Помеченные: исламизм

0

Дугин — любимый философ западных ультраправых. Часть третья

Идеология Александра Дугина значительно повлияла на западных расистов. Частично его идеи повторяли ключевые функционеры администрации нового президента США Дональда Трампа. Буквально через несколько дней после инаугурации Трамп анонсировал назначение своим главным советником Стива Бэннона — человека, которого заслужено прозвали главным смутьяном всей команды нового президента. Он многократно рассказывал о своей приверженности идеям Дугина и методам Путина.

0

Завидовать вымышленному дикарю: особенности правого ресентимента

Правые живут предчувствием неизбежной катастрофы. Это роднит их с левыми, которые представляют неизбежный кризис капитализма в духе христианской эсхатологии, они ждут его со страхом, но, в то же время, с надеждой на долгожданное спасение и лучший мир. Фашисты, в отличие от левых, мечтают не столько о райском саде, сколько о том что ему предшествует, о последней битве, об очищении этого прогнившего мира от скверны.

7

Идет гражданская война, а мир молчит

Бакур, или северный Курдистан, — горный регион на юго-востоке Турции, где компактно проживают миллионы курдов. Здесь в июле 2015 года турецкая армия и полиция объявили спецоперацию против курдских оппозиционеров, назвав их террористами. Параллельно войска...

5

Игаль Левин: “Нет смысла бомбить игиловцев”

ИГИЛ для всех большой сюрприз, как большевики в 1917 году. Природа Халифата, если смотреть вглубь, это большевизм 21 века на Ближнем Востоке. Если ленинцы — фундаменталисты от левой мысли, марксизма, то ИГИЛ от ислама ваххабитского толка, радикального суннизма. Костяк поддержки Халифата — это арабская беднота, которая после хаоса в Ираке и Сирии не видит альтернативы, и считает, что ИГИЛ — шанс справедливо перестроить мир, как они это понимают. Для них Халифат это добро, которое борется с неверными.

10

О солидарности с «Шарли Эбдо» и предательстве левыми жертв исламизма

Странное же дело: феминизм, проблемы сексуальных меньшинств, свобода индивидуального самоизъявления — все те вопросы, так любимые постомодернистскими левыми, тут же испаряются, как только речь заходит об исламе. Не только о так называемом исламизме, но и о повседневном, «умеренном» исламе, которому мизогиния, откровенная враждебность к гомосексуальности, всему индивидуальному и свободолюбивому присущи ни чуть не меньше. Вместо выступления на стороне самых главных жертв ислама — самих мусульман, а в первую очередь, мусульманских женщин, мы слышим лишь: «ориентализм», «антимусульманский расизм».