Конфликт по линии абсурда, или Что делать с антиваксерством

Подозрительное отношение к вакцинам стало самым болезненным ударом по человечеству после начала боя с пандемией коронавируса. Сотни тысяч преждевременно умерших, миллионы больных и нетрудоспособных, миллиарды ограниченных в труде и передвижении — вот во что вылился этот вызов. Но подобные последствия — не аргумент для тех, кто решил относиться к пандемии, обязательным мерам профилактики и прививкам, разработанным в рекордные сроки, несерьёзно. Несмотря на то, что коронавирус стал новостью №1 в заголовках новостей всех стран мира, значительная часть людей продолжает щеголять своим невежеством или неверием в его реальность и, как следствие, разносить болезнь и способствовать её дальнейшему распространению. 

Я не буду останавливаться на медицинском аспекте обязательности прививок от вируса или же выявлять причины популярности поверий, согласно которым вакцины — не то водичка, поскольку «никакой пандемии нет», не то страшная отрава, так как «препарат должным образом не исследован», не то чип, ведь «правительства мира и/или богатейшие люди мечтают нас контролировать». Не то все сразу, и плевать на очевидные противоречия. Разборы на тему природы вируса, мер безопасности, работы вакцин и разнообразия лживых теорий заговора настолько популярны, что об этом писали все приличные издания, и найти нужную информацию — проще простого. Коронавирус смертельно опасен, меры предосторожности более чем оправданы, вакцины работают, а вероятность критических побочных эффектов от них гораздо ниже, чем шансы заразиться и умереть — это если вкратце.

Сейчас меня куда больше заботит тот абсурдный аспект антивакцинаторства, в котором отношение к прививкам чудесным образом политизировалось и стало чуть ли не поводом для гражданской войны. В развитых странах протесты против локдаунов или необходимости вакцинироваться порой заканчиваются побоищами. Нам в этом смысле ещё повезло. Так вот, в чём, собственно, проблема: отрицание пандемии и/или боязнь вакцин сплетаются с неверием правительству. Хотелось бы отметить, что это неверие никак не мешает государствам ограничивать права и свободы граждан вне контекста угрозы коронавируса — ковиддиссиденты и антивакцинаторы просто пассивно сопротивляются медицинским рекомендациям, в то время как коррупция, правительственный беспредел и обеднение их особо не беспокоят.

Иначе говоря, эти люди саботируют работу учёных и медиков, которые осуществляют, если изволите, общественную функцию власти, но никак не работу её силового и политического крыльев, традиционно ассоциируемых с принуждением, насилием и обманом. Правда, государство, особенно наше, заслуживает того, чтобы ему не верили. Но практически впервые в новейшей истории весь мир оказался под чутким присмотром науки, национальных и глобальных органов здравоохранения, и недовольство этим фактом заметно сильнее, чем недовольство полицией, судами и прочими традиционными аватарами власти.

Но почему это происходит? Давайте будем справедливы — речь не об интеллектуальных способностях людей, которые не могут понять смысл необходимого ограничения. Также речь и не об ощущении экзистенциальных угроз. Судите сами: далеко не каждый человек, пользующийся лекарствами и медициной, имеет хотя бы законченное среднее образование. И наоборот — образованные люди могут отрицать коронавирус или верить в теории заговора. Коронавирус в перспективе может уложить гораздо больше людей, чем самые интенсивные фазы вялотекущей российско-украинской войны, но необходимость платить военный сбор и мобилизоваться на передовую и близко не встречали такого сопротивления, как требования придерживаться мер эпидемической безопасности и записаться на вакцинирование. 

Снаряды убивают украинских военных, и в этом не сомневаются ни пацифисты, ни сепаратисты, ни просто циники. Более того, пострадать от военных сил могут и гражданские на околофронтовых территориях, что регулярно демонстрирует театр военных действий. Также от конфликта заметно проседает и благополучие всей страны. Но никто не рвёт военные билеты и не призывает жечь военкоматы, в то время как о противодействии вакцинации и чрезвычайным порядкам пишут много и усердно. Вероятно, свою роль в этом всем играет заметное усердие по борьбе с государственными изменниками и полнейшее наплевательство по отношению к распространителям дезинформации о коронавирусе. Штрафы, сроки и репутационные последствия за эти преступления несравнимы. Ковиддиссидентское кафе в худшем случае накроет волна ненависти в интернете, а вот пророссийское заведение может и самым натуральным образом воспламениться. 

Отчасти такую разницу можно списать на российские операции влияния, которые давно переключились с «расстрелов мирных людей на Донбассе» на «чипирование», однако аудитории жертв обоих типов медиавирусов совпадают весьма точечно. Антивакцинаторские и вообще антимедицинские культы давно процветают и без всяких кремлей. Так что объяснить весь этот сюр джекпотом стратегов информационной войны не получится. 

Также невозможно списать иррациональный страх перед конвенциональной медициной на личный опыт. Есть люди, которые болеют коронавирусом и продолжают ходить на работу, инфицируя окружающих, потому что не желают признавать существование проблемы. Есть люди, потерявшие из-за вируса родных и близких, но верящие, что «на самом деле» те умерли в связи с чем-то другим. И наоборот, существуют те, кому посчастливилось не заразиться, никого не потерять и при этом ни разу не засомневаться в реальности пандемии и её угрозах. То есть, конспирология и отрицание коронавируса захватывают как рациональных, так и нерациональных людей, и объяснить всё пузырями соцсетей не удастся. Более того, сторонники теорий заговора и жертвы дезинформации далеко не всегда имеют нерушимые предрассудки насчёт пандемии — чаще всего ими забивают образовавшийся вакуум, а после получения более ценной информации забывают.

Не будем списывать со счетов и влияние такой примитивной психологической защиты, как отрицание угрозы. Тем более что отрицать коронавирус легко и удобно — его невозможно увидеть «летающим в воздухе», а смерть больного становится результатом осложнений и сопутствующих факторов, а не разъедания тела некими зловредными организмами. Болезнь сама по себе напоминает банальную «респираторку», и многие переносят её в лёгкой форме, в то время как долгоиграющие последствия без специальных знаний сложно объяснить влиянием того же самого вируса. Возможно, если бы заражённые внезапно умирали на улицах, истекая кровью или посыпая асфальт внутренностями, игнорировать инфекцию было бы не так просто. А так говорить себе и окружающим, что это всё переоценённая ерунда или злонамеренные выдумки тайного мирового правительства — удобно и приятно. Тем более что сопротивление, к которому призывают ковиддиссиденты и антиваксеры, не требует никаких активных действий — достаточно просто уклоняться от запретов и предписаний.

Если мы переживём пандемию и вернёмся к нормальному миру (опыт прошлых вспышек опасных болезней при большем невежестве людей говорит, что именно так и будет, хотя мир уже не станет прежним), учёные обязательно разберут все аспекты этого массового помешательства. Сейчас куда более актуально ответить на вопрос — что делать, чтобы выжить. 

Так, правительственные меры вопиюще неэффективны, несмотря на то, что официально положительная информационная повестка всё же формируется. Беда в том, что она почти ничем не подкрепляется на деле. Когда вакцины только-только появились, желающие привиться были вынуждены месяцами ждать своей очереди. Локдауны, при всей их необходимости, не давали людям ответ — а на что, собственно, жить, потому как пособия обещали только предпринимателям, и то не всем. В итоге, спустя полтора года пандемии, статистика заболеваемости внушает ужас, а темпы вакцинации остаются одними из самых низких в мире — и это при том, что недостатка в вакцинах Украина не испытывает. Граждане плюют на меры безопасности и отказываются от прививок, а государство демонстрирует полную неспособность это исправить — все идеи и предложения по своему характеру напоминают наказание палками, которые не всегда даже есть.

Ожидать от правительства адекватного решения проблемы — так же наивно и опасно, как и саботировать все антикоронавирусные меры в надежде не заболеть самому и не потерять никого из близких. Очевидно, что ситуация будет только усугубляться — никаких объективных предпосылок для иного нет, разве что коронавирус чудесным образом перестанет убивать людей. Поэтому гражданскому обществу пора начать выдвигать позитивные требования, причём более практичные, чем просто «сделайте хорошо». 

Стоит уделить наибольшее внимание снижению вреда — например, финансировать оплачиваемые выходные для похода в пункт вакцинации: это увеличит вероятность того, что равнодушные к прививкам люди передумают. Награда за вакцинацию может быть и более ценной, нежели билет на какое-то мероприятие — куда заманчивее (и логичнее) будет списание долгов и штрафов на определённую сумму. В теории этим может заниматься даже не государство, а любая гражданская организация при наличии ресурсов. Агрессивная агитация сейчас переубедит разве что ленивых — идейных антиваксов она может только укрепить в их вере. Травля конспирологов может дать непредсказуемый эффект ровно по той же причине. Это не означает, что просвещение не нужно. Это означает, что человек должен почувствовать себя комфортно, если мы хотим снизить вред от его лживых убеждений.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 4149 6293 1740 3335, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...