Восстание — национальная традиция. Почему она не способна наладить жизнь?

Среди анархистов постсоветских стран очень популярно одно большое заблуждение насчёт демократии. В Украине, как и в большинстве стран бывшего СССР, крайне слабы институции и процедуры, отчего власть быстро путает берега и перестаёт считаться с населением. И несмотря на то, что конкретно в нашей стране государство исторически слабо как институт, а демократия — очень даже бунтарская традиция, ни население, ни власть ничему не учатся, и карусель беспредела и восстания крутится, не останавливаясь. 

Казалось бы, это должно работать на перспективу и чему-то кого-то учить, но нет — политические уроки усваиваются с большим трудом. Каждая новая власть лишь немного более склонна считаться с народом, в остальном позволяя себе коррупцию, правовой нигилизм и весьма варварское отношение к институтам и процедурам, которые по большей части существует на бумаге. Затем власть с позором уходит, и всё начинается снова. Качественный общественный рост происходит медленно и неуверенно как по государственным меркам, так и по анархическим. 

Государство не обрастает устойчивыми демократическими институтами и процедурами, поскольку этим никто не занимается. Гражданское общество быстро остывает и уходит в частную жизнь, а власть, видя, что её никто не контролирует, относится к своим обязательством ритуально — то есть может долго и много говорить о воле народа, при этом нарушая все мыслимые и немыслимые законы. До сих пор не было ни одного правительства, которое бы придерживалось установленных процедур на все 100% просто потому, что в этом никто не заинтересован — ни верхи, ни низы.

И в этом заключается западня. Современное государство отошло от классических представлений уже давно и представляет собой в первую очередь совокупность устойчивых гражданско-политических институтов, которые выделяют и возвышают его среди прочих объединений. Вот только эти институты во многом неформальны, поскольку функционируют с нарушением процедур. И общество не сильно против — как видим, гражданский контроль силён только в критические моменты истории, а в остальное время он ослабляется и переходит в руки немногочисленных активистов, которым не всё равно. Но они ничего сделать не могут.

С момента, когда украинцы поняли, что администрация президента — не то что неконституционный, но и вовсе преступный институт, прошло уже двадцать лет. Но только воз и ныне там. До сих пор глава администрации является по сути серым кардиналом украинского государства, не имея на то никаких законных оснований. Он имеет высочайший уровень допуска, хотя его квалификация никем не проверяется — это просто человек из окружения президента, с которым он делится властью. И при этом глава АП (теперь — ОП) не несёт никакой политической и юридической ответственности. Всем наплевать.

Аналогично обстоят дела с правительством. Кабинет министров заполнен никому не известными людьми, которых никто не выбирал и которые не несут за свои действия никакой ответственности. В новейшей истории Украины нет рутинных случаев привлечения министров к ответу. Они могут делать практически что угодно, а затем спасаются от общественного гнева, отдаляясь от центральной властной фигуры — президента. Похожая ситуация и с парламентом — каждый раз украинцы выбирают какой-то сброд, который занимается чем хочет и продолжает избираться вновь и вновь благодаря смене политических ориентиров. Институт отзыва нерадивых депутатов существует, но он ничем не подкреплён, и общество практически не заинтересовано в его активации.

Спрашивается, чего стоят все наши же демократические завоевания, если мы не способны их обеспечить? Нас около сорока миллионов человек, большинство из которых занимается в основном частной жизнью и не пытается контролировать власть. Казачьи времена, когда Майдан был не восстанием, а регулярной процедурой привлечения власти к ответу, давно прошли, да и работали они в основном благодаря тому, что людей на Сечи было немного, и занимались они почти исключительно одним делом. Эта военная демократия не имеет ничего общего с сегодняшним днём, и уповать на неё так же наивно, как и на добрую, порядочную, ответственную власть.

Власть чувствует те области, где её никто не контролирует, и ни в чем себе там не отказывает. Этот статус кво является фактическим, а не юридическим правом, хоть мы с ним и не согласны. Но несогласия мало, а опрокидывать власть каждые несколько лет многомиллионное общество не может себе позволить чисто материально. Надо хорошо довести народ, чтобы он бросил всё и сделал ставку на восстание. Одна из причин этой проблемы — отсутствие нужной политической культуры. Не осознания того, что власть — говно, и ворует наш хлеб, а именно — устойчивых традиций соблюдения нужных процедур, доведённых до состояния ритуалов. 

Почему в Украине нет адекватной партийной системы? Потому что выборы не воспринимаются всерьёз. Почему власть позволяет себе безнаказанно воровать и унижать людей? Потому что люди, в большинстве своём, не заинтересованы в этой власти участвовать: государство воспринимается ими как чуждый, даже враждебный институт, а чиновники — как представители неприкасаемых профессий, с которыми запрещено иметь дела, но и обойтись без которых тоже не получается. И анархизм в такой ситуации не предлагает никаких качественных решений. Презрение к власти практически выливается в аполитизацию, а люди, ненавидящие государство, совершенно не занимаются политикой. 

Единственная крепкая политическая традиция, ритуал и институт — это восстание. Но само по себе восстание —  это, фигурально выражаясь, скальпель — инструмент для удаления раковой опухоли на теле общества. Скальпель не способен выловить метастазы, исследовать все органы, найти скрытые процессы болезни в крови. Он просто режет. В большинстве сегментов украинской политики скальпель —  единственный инструмент для лечения. Но даже если мы поняли, что перед нами опухоль, и попытались от неё мысленно отдалиться, рак не вылечить одним лишь заострённым куском металла. Нужна как минимум диагностика, лекарства, реабилитация, смена образа жизни. Некоторые формы болезни не нуждаются в хирургии вовсе. А мы будто не хотим лечиться и каждый раз уповаем на то, что банальный нож сможет решить все проблемы политического здоровья.

Но нож не решает. По крайней мере, не каждый раз. Если мы не будем принципиальными в вопросах институтов и процедур, мы не получим от власти никакой добросовестности, кто бы во главе государства ни стоял. Даже самый демократичный лидер не правит в одиночку — он опирается на своих людей, которые опираются на своих людей, и так далее. И если в этой волатильной системе образуется брешь, власть будет затоплена или умрет от потери крови. Даже если идёт речь о власти в анархическом понимании, столь традиционном для Украины. Именно поэтому очень глупо уповать на бунт как на способ решения всех бед, не создавая при этом никаких устойчивых ритуализированных политических связей.

Когда мы говорим, что выборы ничего не изменят, и призываем к их бойкоту, на самом деле мы убеждаем людей забросить институт и процедуру. Ещё мы смеёмся над глупцами, которые ходят на все выборы и серьёзно голосуют за тех или иных кандидатов, воспринимая демократию как ритуал. 

Но глупцы в данном случае мы, потому что демократический ритуал — это тот самый заряд, который позволяет разрозненным элементам общества соединяться в прочные связи. И если нам претит участие в коррумпированной, отвратительно монструозной Верховной Раде/городском совете/ныне несуществующем районном совете, ничто не мешает создавать свои избранные органы, пусть даже не способные воплощать в жизнь принятые решения. Это называется контр-власть, и соседи-беларусы поступили очень мудро, создав Координационный совет оппозиции, который занимается вопросами институтов, процедур и ритуалов. Устойчивого развития можно добиться только соблюдением договорённостей, воспринимаемых как нечто само собой разумеющееся. А если даже активные граждане не способны между собой договориться — то чего мы хотим от всех остальных?

Если систему не удается изменить изнутри, её можно изменить снаружи. Но не стоит возлагать все надежды на ножи или камни, если мы хотим создать на месте гнилого государства что-то более человечное и жизнеспособное. Люди не могут просто взять и стать ответственными, политически активными, грамотными. Для этого они должны видеть перспективу и ощущать личную причастность. Если демократия как система общественного участия в политике не способна никого вдохновить, если люди не относятся к демократическому процессу с азартом и трепетом, значит, мы все делаем что-то не так. И никакой камень в голову полицейского не избавит нас от бессилия и отсутствия идей.


Додавайтеся в телеграм чат Нігіліста

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...