Защити фигурантов дела «Сети», чтоб избежать большой крови

Имеющее либеральную, по российским меркам, репутацию интернет-издание «Медуза» опубликовала расследование «Пошли четверо в лес, а вышли только двое», в котором обвинила фигуранта дела «Сети» (вымышленная ФСБ «террористическая организация», – Нигилист) Максима Иванкина в убийстве Артема Дорофеева и Екатерины Левченко. По версии «Медузы», убийство было совершено по указанию неформального лидера группы пензенских антифашистов Дмитрия Пчелинцева.

Материал базируется на признании сбежавшего из России в Украину фигуранта дела «Сети» Алексея Полтавца и других людей, находящихся с осужденными по делу «Сети» в довольно неприязненных отношениях. Редакция «Медузы» признается, что не проверяла достоверность заявления Полтавца, и тщательно избегает указывать возможный процессуальный статус этого молодого человека. Был он убийцей, соучастником, свидетелем или просто нафантазировал, мы не знаем. При этом, конечно, деликатность издания не распространяется на уже осужденных по делу «Сети» Иванкина и Пчелинцева, которых коллектив редакции «Медузы» осудил в убийстве своей публикацией.

Также в статье содержится критика деятельности ФСБ, которая «знала об этом (убийстве, – Нигилист), но не передала материалы в Следственный комитет — видимо, не желая делиться громким делом».

В интервью «Эху Москвы» Максим Солопов говорит: «Вместо того, чтобы раскрывать реально страшные события, сотрудники правоохранительных органов занимались тем, что пытали людей о том, как они там ходили в страйкбол и обсуждали мировую революцию. Вот мое мнение». Также господин Солопов назвал обнародованные им заявления Полтавца «страшнейшим ударом по всем правоохранительным структурам, причастным к этому расследованию». 

И все это «не совсем правда», если верить информации коллектива RUPRESSION:

«Весной 2019 года мы узнали, что в СИЗО Пензы следователь СК из Рязанской области допросил Максима Иванкина по поводу обнаружения тела его знакомого, Артема Дорофеева, и пропажи Екатерины Левченко. После допроса адвокат сообщил, что никаких доказательств причастности Максима к гибели Артема у следователя нет. Сам Иванкин заявляет о своей непричастности»

И у Следственного Комитета, и у членов коллектива RUPRESSION были подозрения, но нет веских доказательств, что все произошло именно так, как говорит Полтавец.   

«Коммуникация с большинством потенциально информированных о произошедшем была крайне сложной: все это время они находились в СИЗО или в других странах. При этом с Полтавцом общались разные люди и получали различные версии событий, ни одну из которых мы не имели возможности проверить. В итоге мы решили не предавать собранную информацию огласке, поскольку обвинение в убийстве очень серьезное, а утверждать что-то уверенно в этой ситуации мы не могли. Насколько мы можем судить, этой же логики придерживались журналисты, знавшие о подозрениях, но не опубликовавшие материалы об этом раньше»

Примерно то же говорит и журналист проекта ОВД-инфо Алексей Полихович. Он также слышал об этой истории, но не имел доказательств, как и «Медуза», потому ничего не публиковал.

Вызывают сомнения и обстоятельства смерти Артема Дорофеева. В процитированных СМИ данных экспертизы нет ничего о выстреле из дробовика в голову, о котором говорит Полтавец.

Является ли материал «Медузы» журналистикой?

Журналисты «Медузы», назвав имена участников предполагаемого убийства, нарушили принципы профессиональной этики и права, подменив собой прокуратуру и суд. Также в статье не отражена позиция подозреваемых в гипотетическом двойном убийстве. Им не предоставили возможности ни оправдаться, ни признаться в нем. Это еще одно грубое нарушение принципов журналистской этики. 

Статья появляется в разгар протестов по делу «Сети», когда она имеет все шансы маргинализовать кампанию против пыток. Напомним, дело «террористической организации “Сеть”» базируется на полученных под пытками показаниях и самооговоре подозреваемых.  

На прямой вопрос журналиста «Эха Москвы» о тенденциозности подбора спикеров, отсутствии внятных доказательств и аргументов обвиняемых, а также странного времени публикации соавтор публикации Максим Солопов ответить ничего не смог, прикрывшись «коллективным решением» редакции «Медузы».

«М.Наки (журналист «Эхо Москвы): ― Одна из основных претензий (к материалу «Медузы»,  ― Нигилист) заключается в том, что коль скоро это расследование, которое во многом строится на том, что говорят люди, разные как прямые, так и не прямые участники событий, основная версия строится на том, что, почему для этого расследования, если оно построено на словах людей, не были взяты комментарии у экспертов или хотя бы у адвокатов фигурантов этого дела. Скажите, почему так получилось?

М.Солопов (соавтор статьи «Пошли четверо в лес, а вышли только двое»): ― Вы знаете, мы собирали комментарии всех сторон. Поэтому, что касается непосредственно выхода этой публикации – ее времени, уместности, неуместности – здесь это не только решение автора. Скажем так, я не протестовал против публикации. Все остальное, что касается позиции редакции, оно отражено в дисклеймере «Медузы», и это решение коллективное, основанное на тех фактах, которые были собраны».

Собственно, это не ответ, как и материал «Пошли четверо в лес, а вышли только двое»  ― не журналистика, а художественная литература. Из статьи мы больше узнаем деталей о личной жизни и отношениях персонажей, чем о фабуле самого убийства. Молодые ребята погибли. Это чудовищно. Возможно, их убили их же товарищи, и обществу важнее понять, что все же произошло в рязанском лесу. Но этого в тексте «Медузы» нет. Вместо этого мы читаем то ли вольный пересказ истории убийства студента Иванова из романа Федора Михайловича Достоевского «Бесы», то ли сценарий слезливой истории для телеканала «Мелодрамы».

Почему такая публикация появилась?

Основных версий две. Либо мы имеем дело с заказом от властей, желающих сбить накал протестов против пыточного правосудия, либо с неуклюжей попыткой «Медузы» поймать хайп на сенсационной теме. То есть несоблюдение элементарных стандартов объясняется или сторонней психологической спецоперацией, или непрофессионализмом редакции.

Давайте предположим на минутку, что соавторы Максим Солопов, Кристина Сафонова и редактор Иван Колпаков ― непрофессиональные идиоты, не имеющие представления о стандартах журналистского расследования и политических последствиях своего поступка. Сложно представить? Вот и нам тяжело предположить, что такой уровень глупости возможен.

В это верится с трудом. Например, о необходимости держать дистанцию между политикой и журналистикой там не забывали даже в самые, казалось бы, не располагающие к этой идее времена. Интересно, что именно Ивану Колпакову принадлежит скандальное заявление: «Активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления». Именно так он отреагировал на акции протеста, связанные с преследованием его коллеги Ивана Голунова, у которого якобы были обнаружены наркотики.    

Совсем не верится, что бывший политический активист сталинистского толка и бывший идеолог русско-патриотического крыла антифашистов Максим Солопов не понимал политических последствий подобной публикации. Возможно, Максим безответственное трепло, что не секрет ни для кого из людей, следящих за творческой биографией этого персонажа, но ответственность за свои действия он понимает. Впрочем, здесь мы можем столкнуться с проблемой двойной лояльности. Всю жизнь Максимом движет любовь к Советской Родине, ее ментам, ее ГУЛАГу. Сложно понять, кто же ближе искреннему сталинисту-антифашисту. Наследники сталинской правоохранительной системы из «органов» или анархисты-антифа?   

В данной ситуации он, похоже, свой выбор сделал в пользу «органов». И мог действовать бескорыстно, как истинный патриот России ― ватник. Иуда, кстати, тоже мог искренне любить Иудею и великих народных предводителей Саула, Давида и Соломона. А про 30 сребреников все придумали люди, чтоб не усложнять евангельский образ. Всякое могло быть.  

Я это говорю к тому, что в работе с мусорами и гебешниками всегда есть риск из журналиста-расследователя превратиться в ретранслятора удобной для ментов версии событий.  

О значении дела «Сети»

Участников пензенской группы 5.11, которых судят по делу вымышленной ФСБ организации «Сеть», знакомые характеризуют, как безответственных и головожопых парней.  Дмитрия Пчелинцева называют амбициозным и неумным человеком, который с юности был источником неприятностей для окружающих. Даже вчерашние апологеты политического цинизма и локальные анархистские «вожди» лицемерно попрекают пензенскую группу 5.11 за «нечаевщину». Мы видим, что соблазн сбросить пензенских фигурантов дела «Сети» со счетов и забыть о них, как о страшном сне – велик.  Но делать так нельзя.

Плохо, если один из фигурантов таки окажется убийцей, но важнее, что сотни и тысячи молодых могут пойти в пыточную мясорубку ФСБ, если не остановить эту репрессивную машину. Режим Путина окукливается, покрывается хитиновой оболочкой и теряет связь с реальностью. От тоталитаризма нынешний российский авторитаризм отделяет несколько шагов. Организация и проведение «пыточных дел» против вымышленных врагов – грань, за которой российская власть станет качественно другой. Теперь смогут сажать любого и за что угодно.

Система, в которой позволено подсылать провокаторов, фальсифицировать улики и выбивать показания, нам знакома по учебникам истории. Такой режим способен прожить десятилетия: фашистские тоталитарные режимы СССР, Испании, Португалии пали под весом проблем. Но когда они рушились, они уже были достаточно дряхлыми, а основные репрессии оставались в прошлом. Поэтому крови было пролито мало. В Венгрии 1956 года, России 1917 года, современных Ливии или Сирии репрессии были на слуху. Везде мы видели реки крови и эксцессы. Насилие государства порождает ответное насилие.  Чем грубее и тупее действовала власть, тем чудовищнее и немилосерднее был ответ во время революции. Бюрократические диктатуры рушатся непредсказуемо. 20 декабря 1989 года в Бухарест были привезены 50 тысяч лояльных партийных титушек, которые уже утром 21 декабря стали 50 тысячами мятежников, называющих генсека крысой и требующих его крови.  

Если вы не хотите, чтоб российские революционеры и контрреволюционеры в ближайшем будущем бросали сотни трупов с признаками насильственной и мучительной смерти в негашеную известь, то нужно поддерживать «неидеальных» заключенных дела «Сети». Потому что в  революционном и контрреволюционном терроре, который захлестнет Россию, будешь виноват ты, наш российский читатель. Нас может тошнить от русской культуры, их бессмертных литераторов (приспособленцев и стукачей через одного), от их березок и чертова «куста ракиты над рекой». От их лицемерной дружбы и всенародной ненависти ко всем окружающим народам. Нас может бесить желание большинства россиян гордиться завоевательными войнами предков и трусливо избегать ответственности за военные преступления и геноцид, следовавший за «славными победами». Нам, может быть, хотелось бы чтоб России не было, но они тоже люди. Часть нашего биологического вида. Горы гниющих русских трупов не сделают мир лучше.   

Собственно, даже революции может не быть. Смерть принесет сорвавшийся с катушек режим силовиков. Заигравшаяся в «крутых мужиков» российская власть в состоянии военного психоза может начать ядерную войну. И тогда, не проявив сегодня солидарности с жертвами ФСБ-шных репрессий, вы сможете винить в начале Судного Дня только себя и других слизняков, которые отказались помочь жертвам «пыточных дел».   


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...