Ловушка постсоветского интерсекционального феминизма

Очень любо слушать мужское мнение об интерсекциональном феминизме, даром что высказывающийся не особо разбирается в материале. Но страшнее критиков интерсекционального подхода — только попытка слепо копировать западный опыт в украинских реалиях. Сам по себе интерсекциональный феминизм говорит о пересечении дискриминаций: например, женщина может быть угнетена не только по признаку пола, но и одновременно по признаку классовой принадлежности, национальности, сексуальной ориентации, инвалидности и т.д. Соответственно, для борьбы с каждым из видов угнетения нужны свои методы, которые могут справиться с одной проблемой, но совершенно бессильны перед другой.

На постсоветском пространстве и, в частности, в Украине, с интерсекциональным подходом к феминизму всё очень сложно. Заинтересованные пользовательницы соцсетей сидят в группах, где публикуется проблематика западного интерсекционального феминизма, да ещё и весьма своеобразная. Как итог, в украинский сегмент соцсетей проникает осмысление проблем и повестки американок, что само по себе, конечно, весьма познавательно, но для украинских реалий бесполезно. Несётся что угодно, только не то, что может помочь украинским женщинам справиться с их проблемами.

Я уже знаю о бедах женщин из самых разных уголков мира, но по большей части не вижу в интерсекциональном феминизме того, что помогло бы как лично мне, так и украинкам в целом. Зато под видом интерсекциональности у нас культивируются срачи на самые фантастические темы. Например, можно ли украинке Маричке носить кимоно, ведь это якобы оскорбляет абстрактную японку за много тысяч километров. Примером извращённой версии интерсекционального феминизма можно считать активистку, которая в погоне за западной повесткой предлагает по сути монокультурное гетто, в котором украинка с дредами — это недопустимая культурная апроприация. Видать, можно только платок с калиновым узором на башку, и вперёд. 

В современном мультикультурном мире, где на каждом шагу рестораны с кухнями разных народов мира, в каждом доме — предметы быта из всех уголков планеты, а межнациональные браки не то чтоб особая редкость, идея поучать о недопустимости определенной причёски или халата ради людей с другой стороны земного шара, которые даже не знают о нашем существовании, — это несколько странно. Особенно на фоне современных проблем зарплатного разрыва, домашнего насилия, лесбофобии, бифобии и трансфобии, которые у нас цветут и пахнут. Особенно если учесть, что Украина — пост-колониальная страна, угнетаемая как культурным, так и обыкновенным империализмом с солдатиками и танчиками. Особенно если вспомнить, что наш народ никого в цивилизованное время не порабощал, и вообще сам формально пребывал в рабстве до 1861 года. 

Некоторые договорились до того, что белые косплеерки и косплееры не должны изображать кросс-видовых персонажей (вроде «синих человечков» из «Аватара»), потому что это… расизм и вайтвошинг, о! Поэтому лучше оставить такой косплей people of colour (перевод этого термина в славянских странах звучит настолько странно, что лучше пользоваться оригиналом). Ну и ставить белокожих славян в один ряд с белыми колонизаторами и предками рабовладельцев, имеющих привилегированный статус в западном мире — это тоже кайф, да.

Отдельная тема — когда дискриминацию путают с сексуальными предпочтениями, и начинаются занудные дискуссии: а не дискриминация ли это — не хотеть секса с низкими, худыми, рыжими, какими-то ещё? Как ни странно, тут взгляды SJW пересекаются с инцелами (иронично, не так ли?), которые убеждены, что их должны любить все, иначе они останутся без секса, а это уже дискриминация. Только инцелы подходят к этому со стороны вымышленного «права на секс», а их оппонентки — со стороны какого-то искажённого представления о политкорректности.

И тут ещё дело в том, что на фоне стран, где интерсекциональный подход — часть мейнстрима, мы смотримся весьма отстало. Проблема дредов у украинки — вообще не проблема, пока тысячи жертв домашнего насилия подвергаются смертельной угрозе, а переселенки, бежавшие с оккупированных Российской Федерацией территорий, страдают от безработицы. Очень надоела подмена идеи открытости и терпимости подходом в духе: «Давайте осудим то, что в Америке считается плохим тоном». И плевать, что контекст совершенно разный. Идеальный украинский интерсекциональный феминизм — это феминизм, в котором уже отстали от причёсок и перестали искать в каждой дырке в стене культурную апроприацию, возможно, актуальную для Мэри из Америки, но не для Марички из Мариуполя.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...