Замалчивание насилия как традиционная ценность

Пути традиционного общества дивны и непредсказуемы. Так, в 2017 году норвежская полиция обнародовала данные по делу жителей тихого лапландского селения Тисфьорд, которое шокировало многих. Оказалось, что с 1952 года более 80 жителей деревни в возрасте от 4 до 75 лет были изнасилованы либо стали жертвами сексуальных домогательств, однако расследования по этим делам не велись аж до 2016 года. Большинство потерпевших и обвиняемых входили в небольшую закрытую общину саамов, остальные были последователями лестадианства, консервативного ответвления лютеранства. Некоторые из обвиняемых также оказались и потерпевшими. 

Объясняя причины того, почему заявления о преступлениях не доходили до полиции, офицерка Тоне Ванген отметила, что внутри общины существуют «определённые механизмы», препятствующие этому. Некоторые жители, по её словам, находили утешение в вере, другие — просто не хотели «выносить сор из избы», дабы не подрывать репутацию семьи перед внешним миром. В итоге из 151 случая сексуальных домогательств более 100 дел было закрыто по истечению срока давности. Единственная ли это деревня с такими особенностями функционирования общины, или нам ещё предстоит узнать много нового о жителях Заполярья?

Но вообще, удивительно ли, что такое количество жестоких преступлений против личности было сокрыто по консервативным культурным соображениям? Или, может быть, это характерно только для саамов и лестадианцев? Конечно же, нет. Возьмём известную историю — католическую. В феврале 2019 года папа Франциск сделал первое официальное заявление о том, что монахини в католической церкви систематически подвергались сексуальным домогательствам со стороны мужчин-церковников, а в отдельных случаях — использовались как секс-рабыни. 

Об этом факте знал папа Бенедикт, которому пришлось закрыть целый приход таких монахинь, но только Франциск решился «вынести сор из католической избы» и сделать заявление. Также известно пристрастие католических священников к детям. Тот же папа Франциск в 2014 году назвал растление малолетних «проказой Церкви» и признал, что 2% всего клира — педофилы. Стоит ли упоминать, сколько расследований и скандалов предшествовало этому признанию? О скольких случаях мы никогда не узнаем, и сколько из них были лично прикрыты предшественниками Франциска?

Ну ладно, это всё – где-то далеко, но есть ещё третья история, гораздо ближе. В 2014 году протодиакон Андрей Кураев в своем ЖЖ написал о традиции эфебофилии в Русской Православной Церкви, которую Кураев, известный противник ЛГБТ, назвал «голубым лобби». Также протодиакон опубликовал несколько писем бывших семинаристов, описывающих процесс покупки «протекции» у влиятельных иерархов в обмен на секс с юными наивными мальчиками. 

По его просьбе было проведено расследование, и проректор Казанской Духовной Семинарии Кирилл уволился по собственному желанию, только чтобы быть восстановленным на аналогичной должности в Тверской Епархии. Врать отцу Андрею об этих историях незачем — церковь свою он любит и ничего, кроме увольнения из Московской Духовной Академии, благодаря этой ситуации не получил. Да и без Кураева о любви православных отцов к молодым семинаристам слухи ходили и ходят. 

Что объединяет эти истории? Люди, которые занимались сокрытием жестоких издевательств над детьми или подростками, не были в глазах общества злыми монстрами. Уверен, вне этой ситуации их знают как добрых и благочестивых. Не удивлюсь, если и сокрытие насилия в их глазах было самым настоящим добром. Ведь человек, верящий в любую систему традиционных ценностей, никогда не поставит здоровье и жизнь одного человека выше репутации общины или семьи. А уж открыть грехи родственников или близких — такой же духовный проступок, что и открыть наготу отца своего. 

Если насилие для таких поборников духа — простая привычка, то его системное сокрытие — настоящая традиционная ценность.

Есть, однако же, и хорошие новости — мы с вами больше не живём в пещерах, не обязаны делить жилище с несколькими поколениями предков, а значит, и традиционные ценности — от инцеста и растления до снохачества и права первой ночи, можно оставить нашим несчастным предкам. А если кому-то из нас вдруг сильно захочется плотских радостей, можно сгонять в секс-шоп и купить себе что угодно: от флешлайта до сатисфайера вместо того, чтобы причинять кому-то боль и дискомфорт. Я знаю, Иисус бы одобрил такой выбор.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...