Верхнедвинский повстанец

В этом году самое необычное новогоднее поздравление получили не украинцы от Зеленского, а беларуские милиционеры — от никому ранее не известного 18-летнего парня. В первые часы 2020 года в маленьком городке Верхнедвинск Витебской области вчерашний школьник Глеб Тихончук забросил на территорию Департамента охраны городского РОВД две бутылки с зажигательной смесью и ранил ножом двух милиционеров, прибывших его задерживать. 

Перед акцией молодой человек оставил послание на Ютубе и в Телеграме. Все произошедшее, как и мотивы поступка, заслужили относительно мало внимания со стороны беларуских СМИ — все увлечены праздниками и очередной нефтяной войной между союзниками по ЕАЭС. 

Что же это было?

Идеология Тихончука

Свои взгляды Глеб Тихончук описал в «манифесте», опубликованном незадолго до атаки. На момент написания этой заметки у канала Глеба уже почти тысяча подписчиков (притом очевидно, что не обновит он его ещё очень долго), а у постов с «манифестом» — 13-14 тысяч просмотров. Первое и самое главное — если об эффективности и моральной оправданности его акции можно спорить, то со взглядами все понятно. Они ошибочны, вредны и антигуманны. 

С некоторой долей упрощения политические идеи Тихончука можно охарактеризовать как смесь либертарианства и технофашизма. В них много противоречий — есть даже упоминания о прямой демократии, частые апелляции к справедливости. Но сути это не меняет. Тихончук — противник не только равенства, но и всеобщего избирательного права. Он считает, что государством должны управлять «привилегированные интеллектуалы», которых будут отбирать по интеллекту и способностям мозга.

«Мое мировоззрение базируется на меритократии, ноократии, трансгуманизме, социал-дарвинизме, секуляризме и, в несколько меньшей степени, ницшеанстве, либерализме и либертарианстве в моей собственной эклектичной интерпретации», — так Тихончук характеризует свою идеологию в «манифесте».

Суть его идеи общественного переустройства в том, чтобы отстранить от власти «быдло» из народа и заменить его на интеллектуальную элиту с высокими моральными качествами. Две трети «манифеста» посвящены изложению теоретических основ идей Тихончука, и одна — практическим аспектам создания революционных групп для установления «справедливого государства» не только в Беларуси, но и во всей Европе. Для этой цели автор призывает своих сторонников эмигрировать в Германию и Францию. Также он много критикует левых за их веру в человечество, которое в условиях равноправия начинает проявлять свои худшие качества. 

Первым делом напрашивается вопрос: что же тогда не нравилось Глебу в современной Беларуси? В ней народ также отстранён от принятия решений, и государство управляется небольшим слоем привилегированных граждан. Да, отбор не по научно-фантастическому «церебральному сортингу», но для проникновения в высшие эшелоны власти нужны беспощадные ум и хитрость.

Претензия у Глеба, очевидно, одна — в существующей системе у него нет привилегий. 18-летний парень из Сморгони может попасть на какую-то госдолжность только после долгой череды унижений, пресмыкания и усвоения ненужных знаний. Выхода лишь три: приспособление, эмиграция или бунт.

Ввиду крайней эклектичности и очевидной реакционности идеологии, предлагаемой этим парнем, нет смысла лишний раз повторять, что его идеи не несут никакой справедливости, а только помогают загонять человечество в новое рабство. Достаточно пройтись по основным тезисам из «манифеста» Тихончука:

«Чернь невозможно переделать в умных и сознательных граждан».

«Для привилегированных граждан должны быть созданы принципиально новые учреждения образования, направленные на подготовку нового поколения госслужащих. Старые ВУЗы и колледжи должны быть реформированы под обычных граждан. Обывателям незачем изучать философию и историю. Это лишняя трата денег и времени. Обычным гражданам нужно давать знания сугубо по их специальности».

«Привилегированным гражданам должны быть предоставлены налоговые льготы для утверждения влияния государственной идеологии в бизнесе».

«…могут открыто существовать фракции с различными взглядами на спорные вопросы, но стоящих на одной идеологической платформы. Существование других партий допускается, но у них не должно быть возможности прийти к власти».

«Важно, чтобы стартовые возможности получения привилегий были доступны гражданам независимо от факторов, на формирование которых лично они не оказали влияния: половой, расовой, национальной принадлежностей, и, что особенно важно, независимо от статуса их родителей».

«Легкие наркотики, проституция и гладиаторские бои должны быть легализованы».

«Преступников, которые могут освободиться из мест лишения свободы, нужно кастрировать».

О личности Глеба Тихончука

Судить о личности человека, не зная его вживую — дело не слишком благодарное. Но из интервью с родственниками Тихончука, его идей и теракта можно сделать некоторые очевидные выводы.

1. Причины поступка Тихончука невозможно объяснить психической болезнью и прочей «ненормальностью». Парень совершенно вменяемый — у него есть осмысленная система взглядов, он долго планировал акцию и прекрасно понимал, на что идёт. 

2. Тихончук — неглупый парень, которому было некомфортно в окружении менее интеллектуальных сверстников. Система образования, уравнивающая детей по нижнему краю, тоже не давала возможности раскрыться. Тихончук побеждал на школьных олимпиадах, а на уроках просто смотрел в окно.

3. Тихончук рос без отца, но был у своей матери любимым ребёнком — она хорошо его воспитывала и активно участвовала в его жизни. 

4. Парень явно чувствовал себя недооценённым и страдал от нехватки нормального общения с ровесниками. Высокомерие, презрение к ошибкам и слабостям других людей, мизантропия — частые спутники подобной социализации. То есть парень попросту не могу влиться в общество и был на обочине. Тут нельзя не спросить — где же были все хвалёные школьные психологи, целая вертикаль социальных служб и Министерства образования? За что они получают свою зарплату? Вся эта орда дармоедов начинает работать только когда нужно что-то запретить или кого-то наказать: изъять из семьи детей на основании ободранных обоев в комнате, поставить ребенка на учёт в детскую комнату милиции, запретить мобильные телефоны и т.п. 

Молодого талантливого парня, тихо сползающего в мизантропию, никто не заметил. Очень правильно сказала одна из учительниц Тихончука: «Если бы он жил в XVII столетии, дрался бы на дуэлях, может, в более демократическом обществе себя бы как-то проявлял… Но в этом обществе ему было весьма некомфортно». Будь у парня нормальные условия для социализации, он бы не думал об одном лишь терроре, а научился приносить обществу пользу. Вместо этого его довело до края государство, и теперь оно же доломает ему жизнь многолетним тюремным заключением.

Эволюционировать к человеконенавистнической идеологии Тихончука заставило, очевидно, гнетущее чувство несправедливости и исключенности. Он считал, возможно, обоснованно, что предписанная ему социальная роль не соответствует его способностям. Наверняка у парня были и личные счёты с Системой — например, после попыток загнать его в лукашенковский «комсомол» или на выборы, голосовать за единственно правильного кандидата. И это заставило его сначала найти идеологический фундамент для своих чувств, а потом и перейти к действию с целью отмщения и распространения своих взглядов. Через весь «манифест» прослеживается мотив: «Вы тупые, но управляете мной, а я умный и вынужден подчиняться, и за это я вас ненавижу!»

Последствия

Предполагаемые последствия верхнедвинской атаки можно предсказать уже сейчас. Общим виновником назначат интернет, компьютерные игры и, возможно, независимые СМИ. Эта позиция, во-первых, ментально близка самой власти (не признавать же, что вся Система априори враждебна интеллектуально развитой молодежи), а во-вторых, резонирует с взглядами электората, более половины которого — совки. Да и к тому же Тихончук играл в Counter Strike, о чем сказали его близкие — настоящий подарок! Всем известно, что сегодня играешь в Контру, а завтра идёшь резать ментов.

Вполне вероятно, что инцидент будет использован для усиления борьбы с экстремизмом. Тут прямой служебный интерес. Ментам и чекистам выгодно иметь больше уголовных дел по «экстремизму» — это значит больше премий, звёздочек и шагов по служебной лестнице. Им выгодно усилять антиэкстремистское законодательство, чтобы потом козырять количеством осужденных (вспомним, как менты на ходу сочиняли про три тысячи нацистов в Беларуси). Вполне возможно, этот инцидент используют как повод для проталкивания очередного ограничительного закона, вроде введения отдельного пункта в УК за совершение преступлений «по мотивам экстремизма». 

Возможно также экстенсивное расширение Республиканского списка экстремистских материалов. Будет очень смешно, если туда внесут «Государство» Платона, ведь именно на нем основана идея Тихончука о диктатуре интеллектуальных и высокоморальных граждан.

Возможно общее ужесточение контроля за молодёжью в самых разных формах. В Могилёве от учащихся уже требовали сдать пароли от аккаунтов «ВКонтакте». Стоит ждать обязательных идеологических лекций «о вреде экстремизма», ещё большего прессинга педагогов на предмет контроля за поведением детей в соцсетях, всевозможных «анонимных» анкетирований или усиление присутствия КНБ в учебных заведениях. Могут быть и другие запретительные меры, настолько дебильные, что их сейчас даже невозможно предугадать. Ведь подобное могут выдумать только заплесневелые совковые мозги с громоздящимися на них начёсами из редких волос. Нам, к сожалению или к счастью, такой полёт мысли недоступен.

Результатом станет усугубление всех тех обстоятельств, которые радикализовали Тихончука. Он бесился от засилья «быдла» во всех сферах жизни — и это засилье станет ещё более ощутимым. Он ненавидел принудиловку — а значит, принудиловки станет ещё больше, и те, кто не желает терпеть подобное, будут слетать с катушек ещё быстрее. Ведь у власти нет других рецептов работы с недовольной молодёжью, кроме как запрещать и наказывать. Таким образом они лишь подтолкнут молодое поколение к другим акциям подобного рода.

Реальные причины

Реальная причина случившегося в Верхнедвинске — это, в первую очередь, отсутствие социальных лифтов для молодёжи. Чтобы получить доступ к ресурсам и возможности как-то проявить себя, необходимо пройти все стадии скотской бюрократической вертикали. Внезапно, такая перспектива подходит не всем. И не все недовольные 18-летние хотят или могут уехать за лучшей жизнью в Польшу.

Тотальный конформизм и угнетение личности в государстве под названием Беларусь тоже не делает жизнь молодёжи счастливее. Для власти это, конечно, сюрприз, но не все готовы останавливаться на символических акциях вроде порчи государственного имущества.

Итого: прессинг молодежи, принявший совершенно мерзкие и запредельные формы; загоны в БРСМ и на выборы, обыски в студенческих общежитиях, беспредел полицаев-МООПовцев — и вот вам результат. Так что подобные акции в будущем очень вероятны. Известности, признания и широкого распространения своего манифеста Тихончук добился. А предельно отчаявшейся молодежи в нашей стране этого вполне достаточно.

Что касается последствий для самого Тихончука, то, конечно, стоит ждать крайне сурового приговора. Более чем двое суток государство молчало по поводу произошедшего. Это вполне может быть связано с тем, что Тихончука мощно прессовали в ИВС или СИЗО, чего-то от него требуя. Например, под запись отречься от взглядов, переложить вину на оппозицию или что-нибудь подобное. Безусловно, обрабатывают родных и окружение — чтобы не давали комментариев независимым СМИ. 

Реакция независимых СМИ и блогосферы Беларуси также была довольно вялой. За три дня сделали репортажи «Белсат» и «Свобода», отозвался аналитикой телеграм-канал «Рефлексия и реакция», и на этом всё. Лишь вчера днём «Беларусь сегодня», рупор госпропаганды, выдала унылую статью в охранительском духе, безо всякой конкретики, где обвинила в случившемся «эти ваши интернеты». 

Третьего января Следственный комитет дал-таки официальное заявление. Из него стало ясно, что:

1. Тихончук кинул две бутылки с зажигательной смесью.

2. Его действия расценили как действия «из хулиганских побуждений».

3. Парню назначена психиатрическая экспертиза, стандартная процедура при таких делах.

4. Дело возбуждено по ч.1 ст. 14 ст. 362 УК РБ — убийство сотрудника правоохранительных органов, покушение на преступление. Тихончуку грозит смертная казнь. Да, в Беларуси тебя могут судить за убийство, даже если ты в итоге никого не убил.

Дело возбудили в самом жёстком формате скорее всего потому, что он отказывается каяться и сотрудничать со следствием. К нему могут быть применены методы карательной психиатрии. Вспомним, что Сергея Дьячка, расстрелявшего двух милиционеров в Бобровичах, почему-то  заперли в психушку, и теперь никто не знает, что с ним.

И самое главное: покушение на убийство ментов мало кого возмущает. И это хороший знак.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Patreon
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...