Дело Насрин Сотуде: 38 лет тюрьмы за отказ от хиджаба

Насрин Сотуде. Фото: Центр прав человека в Иране

12 марта суд Тегерана признал 55-летнюю иранскую правозащитницу, адвокатессу и журналистку Насрин Сотуде, арестованную 13 июня 2018 года, виновной в шпионаже. Данные о мерах наказания противоречивы: тегеранский судья сообщил агентству ИРИ о семилетнем заключении Сотуде, но сама она заявила, что приговорена к 38-летнему заключению и 148 ударам плетью. В 2010 году женщина была арестована по обвинению в «нанесении ущерба национальной безопасности». Ей также было запрещено заниматься адвокатской практикой в течение 20 лет. Сотуде объявила голодовку, из-за которой серьёзно пострадало её здоровье, но была отпущена на волю в 2013 году вместе с другими политзаключёнными без официального объяснения причин. Скорее всего, это произошло по инициативе нового президента Хасана Рухани, который пытался наладить диалог с Западом.

Также арестован и получил запрет заниматься журналистикой и правозащитой муж Сотуде, Реза Хандан.

Вероятно, дело Сотуде сфабриковано: Ибрагим Раиси, в марте назначенный главой судебной власти Ирана, использует «шпионаж» как повод заставить неудобную активистку замолчать. Согласно материалам сайта «Wonderzine», Сотуде много лет «защищала права женщин и детей, подвергавшихся домашнему насилию и сексуальному абьюзу, и агитировала за отмену смертной казни в Иране. Кроме того, она представляла в суде многих оппозиционных политиков, журналистов и активистов, в том числе женщин, протестовавших против обязательного ношения хиджаба». Сотуде также является лауреаткой премии имени Андрея Сахарова для правозащитников. Это не могло не раздражать религиозных деятелей, заинтересованных в реставрации «старого ислама».

Приговор для активистки стал причиной международного скандала. По данным «Amnesty International», за последние несколько дней ¼ миллиона человек выступили за отмену приговора. Французская петиция об освобождении Насрин Сотуде на Change.org набрала более 180 000 голосов, русскоязычная — около 75 000.

19 марта в Ереване прошла акция в поддержку иранской правозащитницы. Журналистка «Радио Азатунюн» (армянский филиал «Радио Свобода» — ред.) Наира Булгадарян пишет, что армянские активисты и активистки попытались передать сотрудникам иранского посольства протестное письмо, но его так никто и не взял.

В последние годы власти Ирана колеблются между попытками соответствовать новому гуманитарному стандарту и охранительными тенденциями: то смягчение законов, то ужесточение, то неожиданная амнистия для политзаключённых, то массовые аресты оппозиционеров (Сотуде — не единственная пострадавшая диссидентка, но сотни других практически не известны за пределами родной страны). Ещё в 2012 году мировые правозащитники обвиняли Иран в массовых арестах адвокатов, студентов и журналистов. В Иране подавляется не только феминистское, но и экологическое движение.

Иранское священство всячески противодействует секуляризации общества. Однако ношение платка должно быть свободным выбором верующих, а не обязательным правилом, нарушение которого приводит к репрессиям. В конце концов, уважаемая многими мусульманами-суфиями индийская поэтесса и философиня Лаллешвари ходила только в набедренной повязке или просто прикрывалась волосами, и это не делало её «недостойной».

Лаллешвари

Ислам может быть свободным. Отказ от хиджаба и право носить его, однополые браки и лесбийское многожёнство по взаимному согласию, эко-движение и зоозащита, официальные мечети и еретические группы единомышленников — всё имеет право на существование в исламе, если это не терроризм и вандализм, прикрывающийся красивыми словами о морали.

Л. Гареева в статье «Либеральные идеи в современном исламе» констатирует, что либеральный ислам «признаёт ценности демократии, прав человека и гражданского общества» («Вестник башкирского университета», 2011, №4). Учёный Хуссам Маклад отмечает, что исламский либерализм должен сочетать культурное наследие с преимуществами западного либерального устройства. Таким образом, возможен синтез секуляризма и мусульманского реформизма. А один из сторонников либерализации ислама, теолог Тарик Рамадан, считает джихадом не борьбу с неверными, но противостояние тому, что мешает личности быть свободной, в частности, таким человеческим порокам, как жадность и агрессия.      

Что касается этической системы ислама, то, например, учёный Абдолкарим Соруш, вынужденный покинуть Иран из-за преследований, полагает, что ислам не представляет собой цельного законченного учения, поэтому Коран подразумевает множество интерпретаций (источник).

Судья Ибрагим Раиси, по сути, недалеко ушёл от вандалов: он пресекает деятельность одной из самых известных адвокатесс государства, и теперь десятки избиваемых и принуждаемых к браку женщин и детей останутся без помощи. А ведь в суре «Аль-Бакара», аяте 256 говорится: «Нет принуждения в религии. Прямой путь уже отличился от заблуждения». Кроме того, пророк говорит: «Наставляй их, ведь ты являешься наставником», — но при этом «ты не властен над ними», то есть не имеешь права навязывать другим свою веру и представления о ней.

Иман (вера) находится в сердце человека, о чём пишут сами исламские священнослужители, поэтому формальное принуждение к каким-либо ритуалам и ношению определённой одежды не есть религия. Таким образом, Насрин Сотуде, выступающая за отказ от хиджабов, больше соответствует кораническому идеалу мусульманки, чем её обвинители.

Свободу Насрин Сотуде!


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...