Дело Бурейко-Варченко: по итогам скандала

29 ноября нам продемонстрировали последовательное «завершение» скандала о домогательствах к студентке со стороны полицейского чиновника. Сперва был задержан политтехнолог Владимир «ссу твоей маме в рот» Петров, который будто бы руководил кампанией по очернению замглавы департамента защиты экономики Нацполиции Александра Варченко, а живая и здоровая студентка Наталья Бурейко, исчезнувшая на 20 дней, внезапно дала интервью и призналась в соучастии. Обе новости почему-то были эксклюзивом от оппоблоковского издания СТРАНА.UA — можно подумать, будто это теперь рупор для пиара особо деликатных дел, ведомых СБУ, вспомнить хотя бы слитый в редакцию «список Бабченко». Позже по этому же делу был задержан комментатор Александр Барабошко. Его арестовали под залог более 3 млн грн, суммы, неслыханной даже для преступлений, в которых есть ограбленные, сбитые, избитые и даже убитые. Общественность выдохнула — кто со злорадством, а кто с досадой. Последних явно больше.

Поговорим об осадке, который остался по итогу. Типичная реакция на «срывы покровов» — это: «Ну, тупая мразь, а я так переживал за нее». Именно такая реакция от общественности, встревоженной необычным медиа-скандалом по совершенно обыденному в реальной жизни делу, и ожидается. Чтобы все выругались, перестали об этом думать из-за щемящего чувства обиды за преданное доверие и быстро всё забыли.

Когда происходит конфликт между гражданином и человеком из государственной системы, нужно в первую очередь слушать гражданина. Потому что он имеет меньше возможностей защититься и больше рискует. Некритичное восприятие оправданий власти, как правило, опасно для свободы, здоровья и жизни.

В случае с делом Бурейко-Варченко мы рассматривали все версии, отдавая предпочтение самой, на наш взгляд, очевидной. Если что-то можно объяснить тупостью, версию о заговоре лучше отложить. Публикация письма от непроверяемого источника с дисклеймером, который подчёркивал его бездоказательность, была единственной возможностью разрушить стену молчания, окружавшую засекреченное следствие. Печально, если кто-то воспользовался нами для вброса дезинформации. Однако до сих пор от следствия нет никаких внятных объяснений — просто одних людей задерживают и как-то совершенно рандомно арестовывают (у Петрова домашний арест, а Барабошко в СИЗО с гигантским залогом для выхода), а других показывают в ограниченном режиме через новости от сомнительной чистоты медиа.

Бурейко жива, и это главное. Возможно, жива именно благодаря давлению общественности. И это не беспочвенное нахваливание. Беспрецедентно большое количество людей, не связанное ни с какими партиями или группами влияния, было вовлечено в исследование этого скандала, он продолжал оставаться читаемой новостью в СМИ, несмотря на дефицит информации и общую противоречивость. В такой ситуации «простые методы» вроде убийства неудобных свидетелей не сработают. В любом случае, оставлять обычного человека один на один с правоохранительными органами в подобной ситуации — это преступное бездействие для гражданского общества, даже если по итогу окажется, что человек этот вовсе не такой невинный и даже не совсем приятный. Лучше ошибиться, чем допустить появление трупа в лесополосе где-то за городом.

Власть должна доказывать свою невиновность. Лишнее ведро помоев ей не повредит. Особенно нынешняя власть, на которой уже клейма поставить негде. Оболгали чиновника, которого уже несколько лет подозревают в куда более грязных делах, связанных с исчезновением людей? Серьёзно? Многие подумали о попытке очернения бывшей жены и нынешней сожительницы Александра Варченко — Ольги, которая служит на должности замглавы Государственного бюро расследований? Большинство интересующихся этой темой услышало об Ольге впервые именно после того, как версию о чёрном пиаре озвучил сам Александр.

Вспомните дело Игоря Индило, студента, которого забрали из общежития в отделение милиции и там без какой-либо очевидной причины убили. Тогда органы оправдывались байками о пьяном дебошире, который убил себя сам, упав с лавочки. Если бы не гражданское негодование, это дело могли бы спустить на тормозах и успешно замять. В конце концов, любая настороженная реакция, даже паника — это нормально, когда правоохранительные органы кормят общественность «русскими хакерами», как в случае с делом Бурейко-Варченко, или играют в молчанку.

Ненормально — это оставлять противостояние гражданина и чиновника на самотёк. Тогда уж чистоплотный читатель новостей точно не «опозорится» ошибкой. Однако цель гражданского общества — контроль над властью и борьба с её злоупотреблениями, а не высокая оценка индивидуальных аналитических качеств своих членов. Об этом стоит помнить.

Многие чувствуют досаду оттого, что «повелись на развод». Однако развод — это байки о «русских хакерах», а тут — абсолютно жизненный сценарий, при этом не самого жёсткого толка. В том, что этот сценарий не оправдался, вины обеспокоенных граждан нет. Все те, кто переживал из-за молчания следствия и очевидной лжи в попытках замять этот скандал, поступили правильно. Ещё жива память о Врадиевке и прочих инцидентах, в которых существа в погонах насиловали и убивали людей.

Было бы куда хуже, если бы украинцы полностью проигнорировали скандал как «очевидную провокацию», «фейк» и «вброс». Этого и добивались с самого начала. Если бы общественность послушалась, это означало бы, что любого человека без связей можно заткнуть или упрятать в застенки под аккомпанемент «лидеров общественного мнения», строчащих теории заговора против ГБР, СБУ, ВР, ГПУ, ВПУ и лично Петра Алексеевича. А пока можем радоваться и ставить себе пятёрочку в аттестате гражданской зрелости. Ну, и продолжаем следить за развитием дела.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ В TELEGRAM!

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...