«Список 47»: попытка сведения личных счетов?

«Расстрельный список 47» можно весьма условно разделить на «публичную» и «непубличную» части. В «публичной» — люди, чья внешность хорошо знакома телезрителям, интересующимся политикой. Это журналисты, журналисты, притворяющиеся экспертами, политики, притворяющиеся журналистами, блогеры и прочие засвеченные в медиа влиятельные активисты.

«Непубличная» часть списка включает народ попроще. Это люди разных взглядов, не являющиеся сторонниками мира с Россией любой ценой.

Гадать, кто автор «списка 47» — дело неблагодарное. Прежде всего, потому что никто не признается и вещдоков не выложит, а одних умозаключений маловато для однозначных выводов. Кроме того, очевидно, что список составной — слишком разные там представлены группы и персоналии. Пытаться установить заказчика списка и принцип, по которому он сводился, бессмысленно. В то же время, никто не может запретить нам проанализировать групповые особенности фигурантов списка.

Прежде всего, как мы уже сказали, в списке присутствуют журналисты первого эшелона и медиаменеджеры. Кроме того, в списке — множество блогеров и журналистов второго и третьего эшелона, есть также правозащитники. Абсолютное большинство — условные либералы. Есть как минимум пять (пост)леваков — три автора «Нигилиста» и два члена «Автономного опора», есть также несколько участников АТО. Повторим: практически все фигуранты списка так или иначе демонстрировали проукраинскую, антикремлевскую позицию.

А теперь давайте взглянем, кого в этом списке нет.

А нет там ни одного «комбата». Нет ни одного ультраправого активиста. Сторонники правых в небольшом количестве представлены — три писателя и один блогер-телеведущий, но это очень «вегетарианский» контингент. А вот никаких Билецких, Карасей и прочих Ярошей там нет и близко.

Итак, представим, что список планомерно и в хорошем темпе приводят в исполнение.

Гибнут медиаменеджеры и журналисты, блогеры, правозащитники и (пост)левые активисты, гибнут те, кого ультраправые записали в «предатели». Власть не в состоянии пресечь разгул террора. В обществе назревает паника.

Но кого общественное мнение запишет в убийцы? Клику Порошенко? А зачем ему? Русских? Тогда почему не убит ни один «организатор войны», ни один украинский неонацист — вообще никто из ультраправых, если не считать трех писателей разной степени комичности? Вот на них-то, на ультраправых, и падет основное подозрение.

Украинскому общественному мнению помогут принять нужное направление кремлевские инженеры человеческих душ: месседжи «Киевская хунта не контролирует своих нацистских убийц! Бандеровский террор охватил Украину, мы все умрем!» будут транслироваться даже из утюгов и пылесосов. Дальше последуют выводы — на выбор: Путин введи войска, Долой беспомощную власть, Организовываем отряды сопротивления нацистским убийцам, Ответим на бандеровский террор красным/черным/русским террором и т.д.

Введет ли Путин после этого войска или предоставит украинцам раскачивать будку дальше — не предмет нашего разговора. Но если искать логику в персональном составе «списка 47», то это единственный вариант, который хоть как-то работает.

Однако остается вопрос: почему именно эти лица оказались в списке? Ведь даже для описанной операции можно было подобрать несколько более релевантный список кандидатов на убой, не так ли?

А если бы составители списка хотели просто собрать имена левых или либералов-«русофобов» из фейсбука, то список пришлось бы изрядно переформатировать. По каким же критериям собирались фамилии в непубличный список? Почему в нём есть одни фамилии, а других нет?

Давайте выдвинем гипотезу, которая со временем или подтвердится, или нет. Собственно, все тайное со временем станет явным.

Месяц назад прорусская сталинистская организация «Боротьба» опубликовала традиционное обращение по поводу событий 2 мая. Авторы, именующие себя «активистами Объединения «Боротьба», рассказывают в нём, как важно бороться против украинских фашистов, и дают практические рецепты этой самой борьбы.

«Прошло 4 года промывания мозгов, навязывания нашим детям чуждых идеологических ценностей, уродования города вышиванками и дидухами.

Несмотря на это, Одесса выстояла! Одесса не сломилась! Одесса не восприняла националистические идеи!

Задача каждого одессита — сделать фашистов нерукопожатными: не общаться с ними, не обслуживать их в магазинах и маршрутных такси, показывать своё презрительное отношение к этой своре! Продолжать выбрасывать их из общественного транспорта и кафе!»

Заканчивают боротьбисты свой текст о вреде вышиванок и дидухов не призывом к действию, а сдавленным стоном надежды на повешения и расстрелы, которых они терпеливо ждут.

«Сегодня у нас нет сил уничтожить их физически, но кто знает, что будет завтра?..»

Можно было бы не обращать внимание на их болтовню, но в «непубличной» части «списка 47» масса людей с «микрополитическими» (непонятными широкому кругу сторонних наблюдателей) и личными конфликтами с главными Оперативником и Пропагандистом Боротьбы. Назовем их Хохотун и Болтун.

Болтун много лет в политике. У него есть старые враги. И их много. Один из людей из «списка 47» был ему помехой ещё в комсомоле. Прошли годы, и их отношения не улучшились. В 2014 Старый Комсомолец и Болтун снова оказались по разные стороны баррикад после принятия диктаторских законов. А с началом войны они оказались по разные стороны линии фронта. Боец 72 бригады ВСУ Комсомолец воевал в Донецкой области, а «боротьбисты» — в Луганской у Мозгового.

На Скандального Блогера боротьбисты в обиде за то, что он не помог им собирать подписи для регистрации партии. Товарищ Болтун всегда заявлял, что этот человек им многим обязан. Они его буквально нашли на помойке, а он перебежал к конкурентам. А после Майдана Блогер написал статью в которой утверждал, что «боротьбисты» прошли путь от мелких мошенников до убийц.

В «списке 47» значится один омерзительный склочник, вступавший в конфликты и с товарищем Болтуном, и с товарищем Хохотуном. Назовем его Жирным Троллем. Он, как полагает Болтун, дурно влиял на его «перспективные контакты» и заразил их «бандеро-фашистским» духом. Также этот Тролль систематически и не всегда удачно, но всегда очень зло высмеивал «партию» «Боротьба».

Одна из фигуранток списка, назовем её Правозащитница, написала заявление в СБУ на депутатов бундестага Герке и Гунько, которые сейчас опекают «Боротьбу». Всё бы ничего, но Правозащитница раньше была очень дружна с активом организации. У них вышли разногласия по «земельному вопросу». Ее дом стал частью России и ей это не понравилось. Да и диктаторские законы 16 января Правозащитнице тоже пришлись не по вкусу. Так что тут у них образовались непреодолимые разногласия. Мы редко кого так ненавидим, как ненавидим бывших друзей.

Товарищ Хохотун всегда был охоч до плотских утех и обладал богатой фантазией. Лет пять назад он любил распускать слухи, что у него роман с одной из будущих фигуранток списка. Назовем ее Журналисткой. Товарищ Хохотун мог лгать об этой девушке, как делал это постоянно. Ведь врать для Хохотуна было так естественно, и в политике, и в личных вопросах. В любом случае, появление Журналистки в списке выглядит немного симптоматично, была ли она и впрямь отвергнувшей Хохотуна любовницей, или просто объектом фантазий. Тем более, что она действительно не звезда общенационального уровня, а киевским левым известна как бывшая неонацистская активистка. В списке нет наци, и она самый правый персонаж, если не считать Ницой из VIP-части.

Состоит в списке и Драчун, который жёг вместе с Хохотуном флаг под посольством США в далёком 2011 году. Тоже перспективный контактёр, как это называется на жаргоне профессиональных партстроителей. Вначале Драчун был украинским националистом, потом пошёл на фронт, а теперь защищает ЛГБТ, причем из совершенно хулиганского благородства. Второе для Хохотуна всегда было больной темой. Они бы сами разгоняли всякие там «гей-парады», но западные товарищи не поймут. Так что Драчун предал сразу все светлые идеалы русского евразийства.

Есть в списке два друга. Назовем их Биндеро-Троцкист и Троцко-Биндеровец. Оба они состояли в одной марксистской организации с боротьбистами. Нынче они в значительной мере ревизовали свои взгляды и являются украинскими националистами и при этом левыми социал-демократами. Что-то вроде ирландских республиканцев или турецких кемалистов. Биндеро-Троцкист ещё и в добробате служил. Как и Комсомолец, он вполне успешно обосновал свою службу в украинской армии с марксистских позиций. Их отношения с «Боротьбой» — не просто неприязнь. Это смертельная вражда. 

Большинство из этих людей могут считаться врагами России, но не такими, которых имело бы смысл убивать за их взгляды.

Возможно, мы имеем дело с многоуровневой хитрой операцией, но подбор персоналий в непубличной части списка и заявленный «Боротьбой» курс на физическое устранение врагов наводит на размышления. Как и то, что Хохотун в 2014-2015 годах угрожал некоторым из участников списка списка расправой, а теперь неожиданно прекратил. Как говаривали в 90-х, не бойся врага, который угрожает, — бойся врага, который молчит.

Давайте начнем строить догадки. Нам всё равно ничего иного не остаётся.

Хохотун не очень скрывал, что у него есть куратор в СБУ. Так что формально мы не можем отбросить версию, что они и сейчас сотрудничают. Так сказать, прислуживают шоколадной хунте. Если СБУ составляло провокационный список (как модно говорить в украинской конспирологической среде), то фигуранты подобраны как-то очень странно, и среди них слишком много личных врагов Хохотуна и Болтуна.

Если верить версии арестованного по «делу Бабченко» Бориса Германа, который утверждает, что его контактёрами были люди из частного фонда, связанного с Рогозиным, то участие «боротьбистов» в составлении списка пахнет еще хуже. Выходит, что члены партии предоставляли информацию о своих личных врагах криминальным капиталистам и коррумпированным чиновникам. То есть они сотрудничают с людьми, которые грабили и грабят народы России.

Каким образом Болтун и Хохотун могли стать соавторами подобного списка? Достаточно легко. Операцией явно заведовали не самые умные и не самые осведомленные о нюансах украинской политики люди. Им нужно было обратиться к «компетентным экспертам», которые бы помогли им войти в курс дела. На практике «компетентный эксперт» часто является синонимом «ловкого мошенника». Схема распила денег напоминает сказку о репке, каждый последующий персонаж в ней — меньше и незначительней предыдущего. Так что даже такие мыши, как Болтун и Хохотун, вполне могли к ней прицепиться, продав себя в качестве очередных «экспертов по украинскому вопросу».

Мы не можем утверждать, что «боротьбисты» имели отношение к составлению списка, и не будем отрицать, что «список 47» тут же получил неформальное название «список Болтуна» по настоящей фамилии выдающегося пропагандиста партии.

Хотелось бы узнать, что думают об этом члены «Боротьбы». Например, прочитать заявление, что они не «заказывали» знакомых. Это бы не помешало. А то так и до беды недалеко.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.

  • USD: skrill.com, [email protected]

  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz

  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0

  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69

  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...