Большой вопрос современным левым: вы совсем ебанулись?

Героический анархист из Сиэтла

Вы когда-либо сидели у окна, размышляя: «Бля, почему все так плохо?» Я уверен, что большинство представителей человечества время от времени имело похожий опыт. Это вполне обычная реакция, особенно в наши дни. Я не собираюсь убеждать, что все совсем не так, что все идет к лучшему, что позитивный настрой меняет людей — в жопу это все. Вот вам Божье откровение: мир — это сраная помойка, и каждый из вас делает ее только хуже. Да, каждый из вас, со всеми вашими мелкими драмами и жалобами, попытками на что-то претендовать и апатией. Все вместе и по отдельности мы убиваем этот мир.

Пару месяцев назад, в Сиэтле, штат Вашингтон, США, городской совет провел встречу по отмене одного налога. Известный как подушный, этот налог взимал по $275 за каждого сотрудника с корпораций, имеющих доходность свыше $20 млн. Он был предназначен, главным образом, для решения проблемы бездомности — финансирования строительства доступного жилья. Это была неплохая политика с тех пор, как прекарное трудоустройство (называемое «неформальной работой»), снижение зарплат и рост автоматизации производства привели к росту нищеты в старых добрых Соединенных Штатах Америки.

Все большее количество людей оказывается на улице, в то самое время, когда сети ночлежек и столовых для бездомных рассматриваются правящей партией как нечто близкое к концлагерям в нацистской Германии. В таких технологичных городах, как Сан-Франциско, Бостон, Сиэтл и др,. рост цен на жилую недвижимость создал стабильный низший класс либеральных взглядов, который составляет форпост Демократической партии. В Сан-Франциско средняя цена за квартиру составляет — клянусь Марксом, что не преувеличиваю, — три тысячи гребаных зеленых бумажек в месяц. Учитывая, что рекомендованный бюджет на жилье не может превышать ⅓ месячного дохода, типичный среднеклассовый горожанин должен зашибать как минимум $100 тыс. в год, не считая налогов.

В общем, в Сиэтле прошла встреча по обсуждению этого налога. Конечно же, денежный интерес города в лице корпорации Amazon выступил против: обходить налоги — это единственная вещь, которая хорошо удается Джеффу Безосу. Итак, пока общественность обсуждала, заслуживает ли Безос такой радости, к микрофону подошел смелый анархист. Его короткий спич оказался слишком крут, чтобы пересказывать его, так что я просто процитирую:

«Итак, скажу коротко. Я отец, и мне надо заботиться о детях. Чё как оно, подхалимы? Не видел вас со школы. Мне нужно кое-что рассказать. Я устал от этого ебаного дерьма. Я отец, я ветеран и я анархист. Всего получается три ипостаси, которые вам не стоит злить. Я устал от того, что на детей нападают прямо на улице, я устал от того, что они на улице и спят. Я устал, что людей, которых я клялся защищать, ущемляет государство. В общем, как я уже говорил, вам стоит закрыть свои ебучие клювы, взять ресурсы и дать их в руки людей, которые в этом нуждаются. Серьезно. Вы совсем ебанулись? Да кто вы нахуй такие, чтобы оправдывать смерти людей прямо на улице политикой, законами и правосудием? Ваши оправдания и убивают их. Я поклялся отдать жизнь во имя защиты людей от всех видов угнетения. Рано или поздно все это дерьмо кончится. «И когда придет наше время, мы не будем извиняться за террор», Маркс».

И правда, вы там совсем ебанулись? Отложим на время марксистскую риторику и поговорим сперва, почему же вы совсем ебанулись.

Помните, я не обещал рассказывать, что все нормально или что будет лучше. Я скажу, что ваш анализ — про дерьмо вокруг, про беспричинные смерти людей, про усиление бесконечных страданий, про невозможность в скором времени жить на этой планете — он, конечно же, справедлив. Это рациональный и объективный анализ. Но многое из этих выводов — ваша ошибка. Это вина людей, которые цепляются за говенное экономическое колдовство, а не анализ конкретных обстоятельств. Это вина тех, кто слишком напуган, чтобы признать жадное и основанное на потреблении материальных благ общество, которое создал современный капитализм, бесчеловечным, лавкрафтианским помрачением. Это вина тех, кто спокойно играет на апатии и отчуждении, порожденных капитализмом, чтобы как-то оправдать свою людоедскую политику. И да, это наша вина в том числе. Это, без преувеличения, вина левых. Меня, тебя, всех вас, называющих себя антикапиталистами, антиавторитариями и антиговнариями.

В 1917 году произошла единственная настоящая и успешная левая революция. Она породила СССР, так называемое «коммунистическое» общество, противостоящее империализму, капитализму и угнетению со стороны западного ансьен режим. Однако авторитарная натура большевиков была очевидной с самого начала, когда была основана секретная полиция НКВД — орган внесудебной расправы над всеми, кто рассматривался как кулак или буржуй; когда во имя Партии, единой, истинной и представляющей народную волю русского пролетариата, уничтожили все прочие левые движения и организации. Таким образом, СССР родился как репрессивное однопартийное государство, управляемое оппортунистами, коррупцией и натуральным злом (я не хочу сказать, что СССР прямо-таки был однозначно страшным бабайкой, оставим его положительные стороны для какой-нибудь другой статьи).

Советский солдат гонится за пражанином. События Пражской весны 1968

С момента рождения СССР левые потеряли свою легитимность. Получив власть, самопровозглашенные левые силы действовали как империалисты и капиталисты, которых они так презирали, угнетая коренные народы и меньшинства, добывая ресурсы без оглядки на человеческую жизнь, строя стратифицированную систему подавления из партийных аппаратчиков, бюрократов и менеджеров — все как у людей. Перемотаем время на пару десятков лет вперед, и вот государственное здание рушится благодаря империалистическому вторжению в Афганистан, которое сломало целое поколение молодых советских мужчин на пике экономического краха, случившегося благодаря откровенно паршивому, некомпетентному и безграмотному экономическому планированию. И левые, лишившись своего единственного «путеводного маяка» мощи и надежды, сдохли.

Митинг канадских ленинистов, девяностые

В девяностые годы левые были настолько немощными, что уступили место Третьему Пути неолиберализма Тони Блэра и Билла Клинтона без борьбы. Капиталисты победили. Крупные либеральные партии наконец избавились от остатков левых идей и ценностей и приняли капитализм, милитаризм и неолиберализм как свою повестку. Издавались книги с заголовками «Конец истории», которые провозглашали, что либеральная капиталистическая демократия — это конец всего человеческого прогресса и развития. Все было чудесно. Мы прошли через стагфляцию 70-х, деиндустриализацию 80-х и обрели яркие, счастливые, мирные 90-ые. Конечно же, это справедливо только для Запада — в постсоветских странах коллапс СССР привел к коллапсу вообще всего, так что все было, мягко говоря, не радужно. Левые сдулись до формата дрочащих друг другу академиков на соцфаках, выпускающих статьи, которые никто не читал и на которые всем было наплевать.

С переменным успехом все так и работало, пока не пришли нулевые, а вместе с ними «война против терроризма», которая втянула сильнейшие державы мира, и, наконец, мировой экономический кризис, который подстегнул движение «Окьюпай» и снова вынес левый ренессанс на передовую политики.

Итак, каким же образом это наша вина? Ответ прост: мы проигрываем. Даже когда мы побеждаем, мы проигрываем. Вступи в левую организацию, и ты найдешь в ней фанатичных, псевдоинтеллектуальных хвастунов и болтунов, которые настолько увлечены самоукрепляющим отсасыванием, что даже не могут остановиться и подумать: «Как это поможет покончить с капитализмом?» Это наша вина, потому что тот простой факт, что Земля становится непригодной для человеческой жизни, да и сама человеческая цивилизация для нее уже тоже непригодна, нахрен очевиден для всех. Все мы (кроме меньшинства — привилегированного класса капиталистов) будем выгребать. Социализм должен быть простым для понимания, он должен быть привлекательным Вот в чем ошибка, вот почему мы стали такими, вот то, что мы можем исправить. Но все же мы терпим неудачу.

Каждый раз левые спотыкаются или соглашаются с неолиберальным консенсусом, и греческая SYRIZA — ярчайший пример, не говоря уже о Демократической партии США или о британских лейбористах. Мы проебываем, потому что левые отказываются признавать реальность такой, какая она есть, и предпочитают реальности свои мечты. Но реальность — это не сказочная страна, где надежды и грезы, протесты и бунты смогут опрокинуть систему, которая столетие готовилась именно к такому сценарию (коллапс человеческой цивилизации в бастион технофеодальных, неокорпоративных городов-государств). Настоящая реальность требует прежде всего силы. Но часть людей, которые смехотворно считают себя левыми, те, кто признают важность силы, но поклоняются диктаторам, лжецам, мошенникам и правым ублюдкам, теряют то, что делает нас левыми, и то, что спасает человечество от самого себя — наши идеалы.

Меня зовут Ромио Кокряцкий, и я социалист. Пока я могу, я буду писать о том, как добиться власти, как удержать ее и как остаться левым, обладая ею.

 

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...