О референдуме, кризисе и иллюзии левого движения

Референдум давно состоялся и предсказанное анархистами предательство Сиризы стало из прогнозов реальностью. Нои постфактум полезно ознакомиться с либертарным анализом греческой ситуации и её  перспектив. Он не такой оптимистичный, как  обещания социал-демократов, но,  в отличие от них, не противоречит реальности.

Пятница, 23/6/2015.
Ночью премьер-министр Греции заявляет, что у нас будет референдум. Это была последняя капля, люди сразу запаниковали. Перед банкоматами очереди людей, пытающихся снять свои деньги. К утру все банкоматы в центральных районах городов были опустошены. К воскресенью – все городские банкоматы. В понедельник утром власти заявили, что банки закрываются в 17.30, работать будут только банкоматы. Разрешено снимать не более 60 евро в день. Во вторник вечером мы узнали, что Греция не выплатила деньги кредиторам, а значит, прекратилась денежная помощь Европейского Центрального Банка. Греческие банки могут продолжать работать максимум одну неделю. Что будет после этого – никто предсказать не может, однако все греки, независимо от того, какого результата ожидает каждый из них, надеются, что решение найдется. Если мы не сможем найти денежную помощь – финансовый крах греческой экономики неизбежен.

referendum

Дискуссии и разногласия внутри движения
Прежде всего, нужно сказать, что внутри капиталистической системы не существует решения социальных проблем Греции. А именно, их не может решить государство. Это не теоретическое заявление для демонстрации нашей политической радикальности, это факт. В течение последних лет политические и теоретические дискуссии о государстве и логике его аппарата стали обычным явлением для движения. Однако у нас никогда не было единой позиции на эту тему, внутри движения и в анархистских организациях возникли две тенденции. Первая тенденция воспринимала государство как репрессивный механизм правящих классов. Её сторонники утверждали, что проблема в том, что правящий класс Греции сотрудничает с иностранным капиталом и зависит от него. Исходя из этого, они делали вывод, что Греция является вроде как пролетарской страной, и что нам надо устроить «национальную революцию», а после – социальную. Конечно, внутри этой логики есть много течений. Но в эту тенденцию, несмотря на разницу между течениями внутри нее, включилось много разных политических сил, от фашистов-популистов «Золотой Зари» и АНЕЛ до сталинистов и части анархистов. Постепенно разница между ними уменьшалась и уменьшалась, до того момента, когда стало невозможно отличить их заявления и тексты друг от друга, понять кто что написал. Все, кроме «Золотой Зари», присоединились к формированию социального ad hoc фронта против ЕС и «иностранных кредитов». Цель этого фронта – реконструкция греческого капитализма в «здоровую экономику». Внутри этой тенденции социального патриотизма возникли разные идеологии, в том числе фантазия о «гордости Греции» в противовес остальным странам Европы, которые хотят «подавлять и репрессировать» нашу родину.

Анархисты и анархистки, которые принимали участие в этой тенденции, вначале поддерживали борьбу против местного и международного крупного капитала, но потом объявили, что они за «народное единство», «стратегическую цель», и у них нет проблем с мелкими капиталистами, ведь те тоже поддерживают борьбу против «империалистической Европы» и испытывают трудности из-за кризиса. Эти анархисты и анархистки, даже если открыто не поддерживают (еще) Сиризу, считали победу на выборах и победу на переговорах с ЕС «стратегической победой» своего движения. Даже если многие из них и критиковали Сиризу, то только за нежелание эффективно расправиться с ЕС. Другими словами, для них проблема не в том, что Сириза представляет государственную власть, а в том, что она недостаточно радикальна. Само собой разумеется, может (и будет) существовать и другое правительство, желающее расправиться с ЕС. В то же время, эти люди формировали единую открыто пророссийскую геополитическую позицию. В их движении и на их митингах всегда множество греческих флагов.
Другая тенденция тоже имеет много вариантов. В основе лежит идея, что государство это не только репрессивный механизм, но и, прежде всего, общая форма буржуазного общества всех граждан, рабочих и начальников. В её рамках существует классовый и социальный антагонизм и конкуренция. То есть, государство является не только репрессивным механизмом, но и механизмом строительства социальной субъектности. Это значит, что рабочий класс, как класс, который работает на капитал, получает зарплату, заинтересован в государстве, потому что государство гарантирует стабильность товарно-денежных отношений, то есть гарантирует стабильность зарплаты (и денег вообще). Эта тенденция была более жизнеспособной и более радикальной. Её выводы были очень полезными: государство, деньги, капитал это разные образы одних и тех же социальных отношений. Также рабочий класс, как класс, является вполне национальным. Интернационализм может быть только антигосударственным, и борьба против государства может (и должна) быть направлена против товарных отношений. Таким образом, эта тенденция в движении смогла сочетать антигосударственную теорию и практику с критикой товарных отношений и критикой национальности и гражданства (это было очень важно для солидарности с иммигрантами).

Кто-то может подумать, что все это теоретическая ерунда, которая не касается реальности. Однако эти дискуссии возникли внутри социального движения и даже среди обычных людей, испытывавших потребность критиковать и/или отличаться от традиционной левой и оппозиционной греческой политики, которая является абсолютно порочной. Эта тенденция поддерживала агрессивную борьбу против государства, против всех форм национального единства, за солидарность с мигрантами и так далее. Но она не была изолирована от общества. Анархисты и анархистки, социальные активисты и активистки все вместе принимали участие в самых больших и важных моментах движения: забастовки, профсоюзы, экологические движения, движения на площади Синтагма. Именно на Синтагме анархист_ки попытались продвигать классовые интересы и выгнать мелких капиталистов, гомофобов, расистов и т.д. Они попытались задать социальный и классовый характер таким межклассовым движениям.

До 2012 эта тенденция была основной в движении. Но после серии поражений, вызванных репрессиями и внутренними конфликтами, многие разочаровались и отошли от политической активности. Тогда начались проблемы: люди покидали движение и переходили на сторону мэйнстримной политики. В 2013 году первая тенденция стала основной. Ее адепты начали сотрудничать с левыми государственниками. Их цель – добиться голосования за Сиризу, чтобы изменить правительство. Сириза обещала все то, чего протестующим не удалось добиться на улицах. Так СИРИЗА и АНЕЛ победили.

Правительство
После выборов скоро стало ясно, что СИРИЗА не хочет и не может решать проблемы, связанные с кризисом. Ее стратегия не принесла никому удовлетворения. Мелкие и крупные капиталисты, поддерживавшие Сиризу, были недовольны безуспешными переговорами в Европе. Рабочие и пенсионеры были недовольны невыполнением обещаний Сиризы: зарплаты не повышались, цены и налоги росли. Большинство репрессивных законов предыдущего правительства не были отменены. Кроме того, время от времени внутри партии возникали конфликты и противоречия из-за противоречивых заявлений ее членов, которые относились позитивно к членам «Золотой Зари». Чиновники Сиризы скоро поменяли партийную тактику: они упрекали и обвиняли Европу и ЕС во всех проблемах страны, даже в тех, которые не имеют прямого отношения к ЕС. Таким образом, Сиризе удалось направить все социальные противоречия и классовые конфликты против жесткой экономии и мер ЕС. Так, практически без изменения важных законов, они построили собственную версию национального единства.
Конечно, большая роль в этом деле принадлежит и ультраправым союзникам Сиризы – АНЕЛ. Κаждый раз, когда СИРИЗА не могла открыто (из-за своей «эстетики») использовать сексистскую и расистскую риторику для консолидации консервативных людей на стороне правительства, АНЕЛ делали это за них. Результат такой политики был неизбежен: решение и управление всеми социальными проблемами (на самом деле – классовыми противоречиями) осталось прерогативой государства. Поражение в классовой войне обернулось победой государственного аппарата, вне зависимости от направления той или иной политики. Люди отказались от прямого решения социальных проблем и критики государства (такие тенденции были реальностью в 2008-2012 годах) и делегировали государству решение проблем. Но, как известно, государство является аппаратом и формой буржуазного общества вообще (а не только класса). Такое делегирование воспроизводит этот аппарат, и также воспроизводит национальное единство. Это стало очевидно, потому что по сравнению с прошлыми временами люди на митингах в поддержку Сиризы не интересовались солидарностью с мигрантами или другими социальными субъектами: обсуждаемые проблемы касались лишь личных материальных интересов. Когда нет классовой борьбы, а все проблемы собираются решить при помощи государства – это означает победу государства. Таким способом государство навязывает всем их социальные роли.

Но на этом проблемы для Сиризы не закончились. Даже если внутри страны она смогла консолидировать избирателей, чтобы остаться у власти, партии нужна победа в переговорах с ЕС, потому что только так избиратели поверят, что можно выполнить часть ее обещаний. Была нужна победа на переговорах, но это не так легко. СИРИЗА и ее интеллигенция знали, что победа на переговорах является труднодостижимой целью. Также сиризовцы знали, что ЕС и греческое государство стараются решить одну и ту же проблему, только разными способами. Поэтому между предложениями Сиризы и ЕС нет серьезных различий. Цель – повышение прибавочной стоимости. Этой цели можно достичь при помощи понижения зарплат и пенсий или перехода на драхму и девальвации валюты. В обоих случаях девальвация будет в основном направлена против рабочей силы. С революционной перспективы – никакой разницы.

Референдум, мифы и капиталистическая реальность
На международном уровне референдум воспринимался как противостояние капитализму или «капиталистической Европе». Конечно, ситуация не так проста. Кроме теоретических обоснований, в этом референдуме нет ничего классового и антикапиталистического, этот вывод подтверждают и результаты референдума. По официальным данным греческого государства, люди, которые проголосовали «НЕТ», являются греческими гражданами греческого происхождения почти на 100%. Мигранты, у которых есть право голосовать, были практически все за вариант «ДА» из-за страха дестабилизации, а также потому, что им нужен евро (сильная валюта), чтобы финансово поддерживать семьи в странах Азии. Среди активных рабочих половина проголосовала за «нет» и половина за «да». 87% студентов и безработных 18-30 лет проголосовали за «нет», а старшие люди были более за «да». Большая часть бизнесменов и начальников неэффективных предприятий (58%) тоже проголосовала за «нет».

Интересна также и политическая позиция проголосовавших за «нет». Три партии, чьи сторонники дали наибольший процент голосов «нет», это СИРИЗА (87%), АНЕЛ (78,5%) и «Золотая Заря» (77,3%). На митингах в поддержку протестного голосования возник новый тип национализма. В Греции сейчас есть два типа национализма.
У всех есть разные материальные интересы, но такие интересы не полагается иметь конкретным социальным классам. Первый, традиционный тип греческого национализма считает Грецию одной из «крупнейших стран». Для этих людей Греция – королева Балканского полуострова, потому что она член еврозоны и Евросоюза. С другой стороны, люди, голосовавшие за «нет», считают Грецию самой сильной (?!) и великой страной в мире, и воспринимают конфликт как «Греция против всех». Стоит напомнить, что эту риторику активно развивала и эксплуатировала Сириза. Также у всех этих людей появились жесткие пророссийские настроения в геополитическом контексте.

Против всех национализмов
Очевидно, эта ситуация повлияла и на маленькие левые и анархистские организации. Партии АНТАРСИЯ, КОККИНО, ЕЕК и анархистские организации как К*VOX, Красная линия, анархистское объединение района Неа-Филадельфия, Рубикона и другие активно и открыто пропагандировали за голосование «нет» и за участие в референдуме без какой-либо критики откровенного национализма, патриотизма и сексизма. Они не понимают, что в референдуме, организованном государством, государство задает вопрос и также государство предсказывает все практические результаты и ответы. Другие анархистские и автономные организации призывали бойкотировать референдум и приготовиться к следующему дню референдума, когда социальные противоречия неизбежно повысятся. Что будет дальше, мы не знаем и не можем предсказать. Но мы можем определиться с тем, чего мы не будем делать: мы не станем участвовать в какой-либо форме национального единства, национальной идеи. Мы предлагаем классовую борьбу для наших организаций, объединение, отказ платить налоги и долги греческому государству или ЕС. Референдум не является самой высокой победой движения, это низший момент его поражения. Конечно, в том, что движение 2008-2012 гг. проиграло, виноваты мы, и наша ответственность обновить его. Нужна креативность и терпение.

PS. Люди, которые поддерживают Сиризу, имеют очень плохое понимание греческой реальности и капитализма. Для нас СИРИЗА является поражением. СИРИЗА не угрожает капитализму или неолиберализму. Она просто предлагает другую форму господства капитала над трудом. Капитализм – это не только ЕС, а и все социальные отношения в греческом обществе – стоимость, гендер, нация и т.д. Национальное единство – всегда капиталистическое. Несмотря на результат референдума, делегирование социального недовольства государству продолжается, то есть государство воспроизводит свою власть. Также многие игнорируют  тот факт, что на практике результат референдума не окажет никакого влияния на политику, потому что вне зависимости от референдума у Сиризы были три выбора на переговорах. Люди, поддерживающие Сиризу, даже помимо своей воли поддерживают и продвигают популизм, национализм и сочетание либеральной политики с левым имиджем. Автор этих строк знает, что в настоящий момент он в меньшинстве, которое продолжает мечтать о невозможном. Кстати, я должен напомнить всем «красным», поддерживающим Сиризу, что она провела партийные чистки против всех настоящих левых, которые массово покинули партию, и продолжает финансировать концентрационные лагеря мигрантов. В условиях националистической истерии прошлой недели все забыли 50.000 задержанных мигрантов. Такая революция, такая победа.

Источник

Вам также может понравиться...