Дело Калугиной: феминизм как экстремизм

Радикальная феминистка Любовь Калугина подозревается в нарушении самой спекулятивной политической статьи УК РФ

По сообщению портала «Медиазона», Любовь Калугина, радикальная феминистка из Омска, снова привлекла внимание полиции в связи с нарушением статьи УК РФ №282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). В 2017 году женщину вызывали на беседу в связи с доносом некоего жителя Биробиджана. Теперь 12 постов Калугиной проверяются экспертами на экстремизм. Центр «Сова» утверждает, что в текстах Любови действительно есть призывы к насилию над мужчинами, но «общественная опасность этих высказываний невысока, поскольку в настоящее время за ними – в отличие, скажем, от этнической ксенофобии – нет никакой традиции реального применения насилия».

Сама Любовь указывает на явное нарушение закона полицейскими: «Спустя год они снова за меня взялись. Вообще это вопиющее процессуальное нарушение: для продления доследственной проверки нужны серьёзные основания, в частности невозможность найти подозреваемого. А я всё это время жила по месту регистрации».

Активную феминистскую, точнее, квазифеминистскую, деятельность Калугина ведёт примерно с 2012 года и успела за это время нажить множество врагов и врагинь, в том числе — среди феминисток. Благодаря своим необдуманным, крайне агрессивным высказываниям она вызывает неприязнь не только у либеральных и интерсекциональных феминисток, но и у немалого количества радфем, с которыми успела поссориться за последние три года. Но многие оппонентки Любови не радуются её проблемам, и не только потому, что считают публичное выражение злорадства неэтичным.

Дело Калугиной — ещё одно подтверждение, что для российского государства мужчины гораздо важнее женщин: Калугина постоянно оскорбляет других феминисток и случайно заходящих в её паблики девушек, а также писала в дисклеймере на своей странице ВКонтакте: «Если вы женщина, я вас тоже не уважаю». По мнению Калугиной, женщины как группа — «искалеченные уроды, безмозглые зомби, ничтожества», а любые их попытки изменить внешность, от фитнеса и тату до макияжа — адаптивные предпочтения, которые женщина не выбирала, а нерефлексивно воспроизводит для привлечения мужчин. Сообщества Калугиной «Твоя Ужасная Леди», «Proud of Being a Womyn» и другие пестрят такими обращениями к женщинам, как «маткоголовый буфет» (о женщинах, выбравших грудное вскармливание), «подсоска», «подстилка». Но за разжигание ненависти к женщинам как группе её не привлекают.

Об оскорблениях трансгендерных людей речи тем более не идёт, хотя Калугина посвящает им километры текста. Вряд ли провинциальные сотрудники центра «Э» с ходу поймут, в чём проблема, если им пожаловаться на подобное. То же самое — с разжиганием ненависти к веган(к)ам, о которых Любовь пишет, что будет препятствовать им всеми возможными способами.

Вероятно, это ещё и оттого, что мужчины гораздо обидчивей женщин, которых социализация учит терпеть и улыбаться в ответ на оскорбления («ты просто нравишься мальчику, поэтому он выдрал тебе клок волос», «будь выше этого»). Мужчины, стоит их чуть-чуть задеть, поднимают крик.

Можно было бы проверить, насколько оперативно работают силовики, подав жалобу на калугинское женоненавистничество, но феминистки и квиры понимают, что делать это — означает играть по правилам системы, поддерживая существования статьи №282, по которой при желании можно осудить кого угодно за что угодно. 18-летнего подростка за репост, например. Поэтому с Калугиной борются цисгендерные патриархальные мужчины — те, кто составляет ядро этой системы, выгодополучатели патриархата.

Характерно, что Калугина стала живой иллюстрацией поговорки «не рой другому яму»: когда-то она угрожала, что натравит на квиров «правильных мужчин», просто для развлечения. А в итоге правильные мужчины донесли другим правильным мужчинам на неё саму.

Омский инцидент — наша общая проблема. Если полиция взялась за феминисток, то, начав с самых озлобленных и конфликтных, может дойти до людей, которые делают для женщин что-то полезное — организовывают лектории, проводят акции, волонтёрят в шелтерах, занимаются гендерными исследованиями. Калугина никогда не поддерживала интерсекциональных феминисток, только лгала о них, клеветала, что все они поддерживают легализацию проституции, оскорбляла. Но, если понадобится, мы выйдем на площади с требованием её освободить. Как ни парадоксально, женщина, которая нанесла имиджу российского феминизма огромный вред, станет катализатором для усиления феминистской солидарности.

 

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...