Против уличного насилия — бессмысленного и беспощадного

Дмитрий Вербич, пострадавший от вооруженного нападения пятерых неизвестных людей

2 мая пятеро неизвестных напали с ножом на ветерана АТО Дмитрия Вербича по прозвищу Ивич. Атаку зафиксировали камеры видеонаблюдения неподалеку. К нему подошли со спины, пырнули ножом в спину, забрызгали газом, пытались ударить молотком по голове. Сейчас парень в больнице, у него серьезная травма, но для жизни угроз нет. Я не знаю Ивича, но общие знакомые говорят о нем только хорошее — он занимался общественно-полезными инициативами и никогда не бывал замечен в уличном насилии.

Стиль нападения на него — типично субкультурный, как когда ультраправые встречают толпой кого-то, идентифицированного ими как левого, или наоборот. Бить ножом Ивича не было никаких причин — к забавам вроде «сафари» на политических оппонентов он причастен не был. Разве что нападавшие — сепаратисты-подпольщики и решили отомстить ему за Донецкий аэропорт, что, конечно же, ерунда.

Вероятнее всего имел место прыжок «по незнанке» — жертва оказалась похожа на врага, но ее личность никто не установил. Такое часто встречалось в практике фа-антифа потасовок — неонацисты или антифашисты и вправду часто принимали своих за врагов. Просто в логике уличных драк, как правило, нет места «следственным действиям» — людей, которые похожи на врагов, избивают как врагов, если только это не целенаправленное выслеживание какого-то определенного человека.

Нападающие, попавшие в поле зрения камеры наблюдения

Судя по тому, как нападали на Ивича — это атака вслепую. Сам жанр подобных драк — что-то вроде племенной вражды. Маргинализованным людям нужно поддержание своей идентичности, которая подпитывается насилием и прочими иррациональными действиями. Поэтому в погоне за экстримом сначала бьют, а потом думают. Обычно бьют руками и ногами, но дубинки и ножи также не редкость. Например, в 2013 году моего товарища, профсоюзного активиста, жестоко избила и порезала группа ультраправых — его ударили дубиной со спины и резали ножами, когда он лежал без сознания. Только своевременное оказание первой помощи спасло его жизнь, иначе бы он истек кровью.

От уличного антифашизма в Украине почти ничего не осталось — основная масса антифашистов с началом активного противостояния на Майдане и по сей день больше обеспокоена войной, чем околополитическими конфликтами, чье значение было сильно преувеличено. Но с началом войны уличное насилие не прекратилось — ультраправые нашли себе более удобных врагов, не отвечающих насилием в ответ: ЛГБТ-активистов, феминисток, левых студентов, публицистов и журналистов. Занятые агитацией, идеями и исследованиями, они не выстраивают боевых организаций и даже не рассчитывают кого-то бить — просто потому, что их интересуют другие вещи. Но нежелание вступать в драку не уберегает от побоев, поэтому уличное насилие продолжается.

Иногда всплывают новости о том, что какие-то загадочные антифашисты избили ультраправого активиста. Эти ребята, очевидно, считают, что таким образом у молодежи можно отбить желание вступать в ряды ультраправых. Или же надеются, что начнется субкультурная война, в которой сгинут слабаки, и тогда они, единственные выжившие, займут свое почетное место лидеров по борьбе с фашизмом. Как бы там ни было, эти методы не очень хорошо работают. Потому что желающих вступить в ряды ультраправых будет много всегда, и подобные нападения только укрепят их ненависть и предрассудки по отношению ко всем идеологическим противникам.

Дмитрий Вербич (слева)

Околополитическое уличное насилие — это бессмысленная война, которая задевает даже тех, кто в ней не заинтересован — как, например, это случилось с Ивичем. В этой войне невозможно выиграть, и, более того, она не нужна никому, кроме отдельных лиц, обладающих авторитетом внутри маргинальных движений. Они используют ненависть и насилие как цемент, укрепляющий ржавую башню идентичности. Не будет ненависти — не будет драк, не будет драк — не будет движухи. Все скучающие молодые люди, охочие до экстрима, попросту разойдутся.

Ультраправым, если они так любят родину, стоит попуститься и сосредоточиться на общественно-полезном труде, а тем немногим ультралевым, которые продолжают практиковать «сафари», придется наконец признать, что из таких драк ничего, кроме эскалации насилия, которое общество воспримет как бессмысленное и беспощадное хулиганство, не выйдет. Неонацизм и прочие движения, построенные на идеологии ненависти и насилия, не остановить через уличные нападения, особенно с применением ножей.

Для сохранения движения следует организованно защищаться и продумывать безопасную стратегию ведения политики, искать поддержку среди населения и обретать союзников, добиваться вытеснения идеологов и практиков национальной, религиозной и расовой ненависти. Террора заслуживают только четко идентифицированные головорезы, а не случайные люди. Профилактика в виде избиения тех, кто просто «похож» на врага, рано или поздно закончится чьей-то смертью, общественной паникой и закручиванием гаек.

Друзья Ивича оставили карту для сбора средств на его реабилитацию, которая обещает быть длительной и нелегкой — 5168755630285233 (Иващенко Дмитрий).

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...