Женское насилие и мужское движение

 

Затравленные феминизмом мужчины в представлении маскулистов

19 апреля на сайте BBC появился русский перевод статьи о первой гражданке Великобритании, осуждённой за домашнее насилие. 22-летняя Джордан Уорт приговорена к семи с половиной годам тюрьмы за издевательство над любовником, больным гидроцефалией. Пострадавший Алекс Скил говорит: «Она два года старалась держать меня подальше от от родственников. У меня очень любящая семья, любящие родители, но она не давала мне говорить с ними. Она била меня и шпарила кипятком, ранила мне руки, утверждая, что я говорил со своей семьей, хотя я этого не делал».

Солидарные с собратом по гендеру славяне уже подняли крик о «женской жестокости, превосходящей мужскую» (женщину впервые осудили за насилие только в 2018 году, но женщины всё равно более жестоки), «нарушении прав мужчин» и «что скажут феминистки?!». Часто это те же самые славяне, что называли женщин не способными справиться с тяжёлой — и хорошо оплачиваемой, в отличие от колки льда во дворах, — работой, которую долгие годы запрещал Трудовой Кодекс. Но когда «настоящим мужчинам» выгодно, женщина из беспомощного существа превращается в монстра, способного избить даже физически крепкого парня.

Конечно, мужчины огульно обвиняют феминисток в потворстве насильницам. Московский журналист Алексей Байков, в прошлом известный антифеминистскими высказываниями, но в последнее время, казалось бы, перешедший в лагерь союзников, заявляет:

«Вангую два варианта.

  1. Молодец, всё правильно сделала.
  2. Злые и плохие хуемрази научили прекрасное создание своим паттернам поведения».

Что послужило для Джордан Уорт основной мотивацией — привычка к безнаказанности и безответственность, которую можно часто наблюдать у избалованных детей из состоятельных семей, или желание отомстить патриархальному миру за объективацию и обесценивание, заведя личного раба, — мы, возможно, никогда не узнаем. Более интересно в этой ситуации другое: почему маскулисты и MRA не занимаются реальной защитой мужчин, в том числе, от абьюзерок, и пытаются свалить её на феминисток. То же самое — с отменой обязательного призыва: должны прийти феминистки и всё решить, как будто это их проблема.

А знаете, почему? Потому что «Мужское Движение» и другие ответвления маскулизма защитой мужчин как группы, в сущности, не занимаются. Несмотря на более высокий, чем у женщин, уровень группальности. Несмотря на негласные правила фратрии.

Если вы погуглите «мужские права» на англоязычных поисковиках, первая же страница покажет вам мужчину с плакатом: «Я хочу спать с двенадцатилетними».

Селезнёв, Алпатов и другие постсоветские маскулисты мечтают о запрете развода по инициативе женщины, о безнаказанных избиениях женщин и детей. Авторы графоманских опусов о женской меркантильности, вроде Михаила Нестерова (псевдоним), отказываются платить алименты на собственных детей, о чём известно в узких кругах. Пикаперы продают книжки о соблазнении женщин.

И это всё? А ничего, что мужчин дискриминируют другие мужчины, то есть логично поднимать проблему внутригруппового насилия?

Собственно, маскулизм и «Мужское Движение» в крайних своих проявлениях — и есть дискриминация мужчин мужчинами. «Гении пикапа» не могут не понимать, что их система глубоко ущербна и работает только с психически неустойчивыми, сломленными женщинами, а на остальных производит отвратительное впечатление. Сохранившие здоровые личные границы люди женского пола воспринимают пикап как пропаганду антисексуальности. Разве любой автор мануалов по съёму настолько глуп, что до него не доходит элементарное: это не пикаперские ужимки и прыжки работают «на ура», это девушка прощает симпатичному парню попытки снизить самооценку исключительно за его внешность — или надеется, что он не со зла и изменится. Радикальная феминистка Яся Михайлова признаётся:

«…буквально в течение нескольких дней весьма интенсивной рефлексии я таки сумела прийти к заключению об эмоциональном насилии, исходящем от практика пикап-техник. Осознание привело меня в ярость».

Очевидно, что гуру пикапа наживаются на других мужчинах, предлагая им несовершенную и примитивную, но изредка работающую (чтобы ученики учителя палками не побили) методичку. Учителя воображают себя альфа-самцами, а свою паству — омегами, даже если носят плотную маску «пострадавшего от баб омеги». То же самое творится в армии. То же самое творят мужчины-депутаты и министры, воспринимающие простого мужчину как паршивого барана, с которого хоть шерсти клок.

Но зачем активным маскулистам бороться с верхушкой фратрии, если они сами хотят залезть наверх по головам? Пусть даже такими убогими способами, как продажа веб-курсов «Борьба с бабами на кухне». Их устраивает вертикальная система и принцип мужского господства. Болтовня о том, что «менты и государство — слуги женщин» — это для отвода глаз. Они отлично понимают, что такое государство и кому служат менты. А наивные парни слушают, развесив уши, и выкладывают солидный кусок зарплаты за очередной «мужской тренинг».

Более того, с реальными женскими манипуляциями на цивилизованном, а не ББПЕ-уровне гуру маскулизма бороться тоже не учат. Ознакомившись со скринами из маскулистских и МД-ресурсов, размещёнными в сообществах «Говорят мужчины» или «Гордые лица русского патриархата» (паблик, возникший как ответ на «Гордые лица русского феминизма»), мы не увидим ничего, кроме хамства рыночных торгашей. Женщина демонизируется и стереотипизируется, ей приписываются все смертные грехи, а для успешного противостояния психологической агрессии нужно, в первую очередь, отказаться от стереотипов. Тогда и девушку без особых проблем домой отправишь (при условии, что дом твой), и с полицией общаться не придётся в качестве обвиняемого.

Но маскулистским гуру, кажется, нравится нагонять атмосферу, устраивать ссоры, плести интриги, повышать мизогинию у транс-мужчин (взять хотя бы печально известного Иннокентия Шварца) и питаться испарениями ментальной помойки. Поэтому ни мужчинам, пострадавшим от «альфа-самцов», ни жертвам женского насилия они не помогают. Женским психологическим насилием и выносом мозга на маскулистских ресурсах объявляется абсолютно всё, кроме фразы «да, господин». Неудивительно, что шансы распознать реальное психологическое насилие со стороны женщины чудовищно снижаются.

Исключением из правила, хотя и страдающим некоторыми перегибами, выглядит «маскулизм равенства», пропагандируемый в паблике «Безымянная Коммуна» и его западных аналогах.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...