Что если мы признаем режим Асада в Сирии?

Марсель Шеваро: «Революция»

Представляем перевод ответа сирийской революционерки Марсель Шеваро на удивительную мягкость мировой общественности в отношении диктатора Башара Асада, уничтожающего собственных граждан при поддержке русских союзников. Шеваро — журналистка, антиконсервативная, светская активистка и правозащитница христианского происхождения из Алеппо, выступающая против режима Асада с самого начала сирийской революции.

В 2015 году Шеваро получила премию Online Journalism Awards. Участвовала в ряде международных конференций по вопросам образования, прав женщин и роли гражданского общества в Сирии. Защитила магистерскую диссертацию в университете Эссекса (Великобритания). Работает менеджеркой в организации «Кеш Малек».

Marcelle Shehwaro, What if we accept Bashar Al Assad?

Давайте мирно обсудим этого слона, которого никто не замечает — что будет, если мы согласимся с правлением Башара Асада? Нам задают этот вопрос косвенно, порой пропуская его через закрытые круги, которые решают сирийский вопрос без учета мнения самих сирийцев. Иногда этот вопрос поднимают так, будто мы дети, которым не положено противостоять «истине реалистично». В самые суровые времена этот вопрос ставится перед нами как переговоры над телами наших детей. Ответ на вопрос: «Почему вы не согласны с властью Асада?» — очевиден — потому что он убивал наших детей, и шрамы их улыбок выгравированы на наших сердцах. Вопрос принимает форму шантажа: он убьет ваших детей и их улыбки, почему вы просто не покоритесь ему?

Простите нас, пожалуйста, нам нужно время, чтобы понять логику этого мира. Мира, которым руководят Трамп, Путин и горстка политиков, которым есть дело только до своего четырехлетнего пребывания у власти. Хафез Асад оградил нас от окружающего мира. Теперь его сын делает то же самое. Освободители среди нас опирались на уставы ООН и декларацию прав человека. Некоторые из нас верили, что эти уставы имеют какое-то значение. Когда разгорелась революция, мы выяснили, что все это разрушено небрежностью Совета безопасности ООН. Извините за отступление. Итак: почему мы не принимаем Асада?

Мы желаем, чтобы вы рассказали людям «жестокую истину». Мы хотим бросить вызов вашим пустым словам и напускной вежливости. Мы знали, что ваши слова ничего не значат, когда вы говорили что-то вроде: использование химического оружия — это последняя черта, Алеппо — это последняя черта, или Асад потерял свою легитимность. Правда в том, что Асад куда больший ваш союзник, чем наивная группа мечтателей вроде нас, верящих в демократию, справедливость и подотчетность власти. Это ли не послание нам в виде бомбежки Идлиба и Гуты сегодня? Чтобы «мягко» убедить нас принять политическое решение — единственное решение, в котором вы нас убеждали, пока нас убивают?

Вы говорите, что мы побеждены. Итак, господа, мы с группой друзей не представляли себе, что будем прятаться от пуль, выпущенных в нашу мирную демонстрацию, или что мы сможем сами сбивать русские самолеты. Мы никогда не думали, что можем выиграть «войну», находясь под пытками или задыхаясь от химического оружия, погибая от бомбежек, изнасилований и задержаний. Вполне вероятно, что мы действительно проиграли. Но это поражение заставило меня осознать то, чего мне никогда знать не хотелось. Сегодня я знаю терминологию насилия: голанские кассетные бомбы, разница между зарином и хлором, новая версия бункерных снарядов, которые могут пробить наши «надежные подвалы». Я выучила даже, как эти слова звучат по-английски.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «ПОСЛЕДНИЕ ЛЮДИ В АЛЕППО»

Вы сказали, что нас победили в Сочи! Но мы даже не были в Сочи. Сочи были костюмированной вечеринкой, на которой вы могли наблюдать наш режим. Мы поддержим вас в то время, когда вам придется проводить время с ними. Извините, я отвлекаюсь от того кошмара, который правит Сирией с позволения Башара Асада!

Что если мы «примем» власть Башара Асада? Во-первых, кто «мы»? Города осаждены и разрушены, люди должны пройти через тысячу границ, чтобы встретиться друг с другом. Кто эти «мы»? Беженцы, которые даже не могут воссоединиться со своими семьями? Или нуждаются в официальном разрешении, чтобы дышать? А если кто-то из нас действительно поддержит Башара Асада в качестве президента, что мы будем делать с теми из нас, кто слишком «плох», чтобы отказаться от чувства собственного достоинства? Что мы должны делать с теми, кто до сих пор верит в свое право на родину? Что если матери, похоронившие своих сыновей, отказались верить, что справедливость тоже умерла? Мы должны дать им умереть. То есть кто-то из нас капитулирует, а другие молча умрут. Или же мы можем дать вам имена и координаты всех тех, кто противостоит Башару Асаду, а вы и ваши русские друзья смогут обеспечить их исчезновение, так?

А если кто-то из нас вправду поддерживает режим Башара Асада — вы гарантируете, что война остановится? Что жестокий диктатор не станет праздновать победу, вкушая кровь побежденных? Вы говорите, что хотите оставить его на переходный период. Смешная шутка, ага. Вы правда верите, что сможете подвинуть Россию и режим? Мы годами просили вас остановить обстрелы. Потом мы вас пожалели и сузили свои требования к остановке обстрелов хотя бы больниц и школ. Но вы и здесь налажали. Годами мы просили вас доставить гуманитарные конвои в осажденные районы; транспортировать больных на 10 километров или гарантировать право семей знать о судьбах своих пропавших сыновей, но вы не справились. Вы неоднократно объясняли, что не можете оказывать давление на «Дамаск».

Вы не можете остановить бомбежку по школам, но можете гарантировать отстранение Башара Асада после переходного периода? Вы хотите, чтобы мы поверили в эту логику? Итак, предложение, отказом от которого вы шокированы, состоит в том, чтобы мы сдались без всяких ограничений, гарантий или условий, и желательно молча. Даже убьют тех, кто не сдался, нам придется это принять. Даже если изменится только разновидность нашего умерщвления, нам придется это принять. Даже если он будет править нами огнем и железом, а затем нашими детьми, которые опять поверят в свою свободу и будут убиты уже ядерным оружием, нам придется это принять.

Итак, имеем следующее уравнение:

  • Принять Башара Асада, подчиниться и умереть.
  • Отвергнуть Башара Асада, противостоять и умереть.

Мы отказываемся от всего уравнения и будем учиться противостоять идее выбора между смертью и смертью, несмотря на тысячи границ, разъединяющих нас каждый день. И мы храним весь гнев, вызванный убийствами наших людей, которых мы не смогли помянуть из-за продолжающейся резни. Мы сохраняем достоинство первых дней революции. Мы сохраняем всю нашу память и выбор жизни. Мы сохраняем фрагмент нашей старой прекрасной мечты — иметь родину.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «СИРИЙСКИЙ КОНФЛИКТ В ЛЕНТАХ НА DOCUDAYS»

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...