Последние люди в Алеппо

Фестиваль правозащитного документального кино Docudays отшумел в Киеве. Тема войны, в том числе в Сирии, раскрывается на фестивале сразу несколькими фильмами, абсолютно разными по стилистике. Здесь и «Перша сотня», и «Вона та війна» об украинских реалиях, и «Молчаливая война» об изнасилованиях сирийских женщин  солдатнёй режима Башара Асада, и «Мерьем» — короткометражка о героическом сражении курдских женщин за город Кобане. В этом ряду достойное место занял «Последние люди в Алеппо» (2017).

Фильм снят сирийским режиссером Ферасом Файядом и спродюсирован датчанином Сореном Джесперсеном. Это взгляд самих сирийцев на трагедию, разворачивающуюся на их родине. И, безусловно, взгляд европейцев, наблюдающих, как жители их бывших колоний и «подмандатных территорий» терзают друг друга.

Действие разворачивается в Алеппо, ныне втором по величине городе Сирии после Дамаска, одном из старейших городов на Земле. Территория с 2012 по 2016 года была под контролем «сирийской оппозиции» — Свободной сирийской армии, противостоящей войскам режима Башара Асада.

События фильма вполне ожидаемы после чтения новостей в Интернете, но на экране они намного ощутимее. Город днем и ночью бомбят самолёты и вертолёты, опознаваемые жителями как «российские». Взрываются целые кварталы, цели выбираются случайно, гибнут гражданские. Авторы фильма избегают съёмок людей в форме — на протяжении всего экранного действия длится террор против мирного населения, уничтожение гражданских автомобилей и домов. Сбрасывают «бочковые бомбы» — оружие, запрещённое Резолюцией 2139 Совета Безопасности ООН в 2014 г. Все запреты игнорируются.

На фоне гуманитарной катастрофы и коллапса власти людей спасает волонтёрская организация «Белые шлемы» — Сирийская гражданская оборона. Её участники – главные герои фильма, это мужчины всех возрастов, от студентов до взрослых людей в расцвете сил. Они мечутся по обстреливаемому городу и его окрестностям, реагируя на каждый сигнал опасности, достают из-под завалов детей и взрослых, а в перерывах чинят технику, ведут разговоры о судьбах Сирии и поют песни. Все они имели «нормальную» жизнь работу до войны, и теперь их стойкость и храбрость пригодилась в, пожалуй, самом благородном деле во время войны — спасении мирного населения.

При этом все осознают, что Алеппо практически в полной осаде и продукты скоро закончатся.

Фильм передает атмосферу осады: персонажи постоянно указывают на то, что западным странам и «арабскому миру», к которому, в общем-то, кровно принадлежат сирийцы, нет дела до очередной войны. За кадром остаётся упрёк «большим белым людям», который я не раз встречал в соцсетях: стоит взорваться бомбам в центре Парижа, как все сочувствующие, даже из такой страны, как наша, размещают траурные аватарки. Стоит уничтожить двухмиллионный город Алеппо «бочковыми бомбами»… И ничего. Что и говорить об Ираке, Палестине, Сомали, Ливии или Афганистане. Это всего лишь «горящая периферия цивилизации», иногда документируемая такими режиссёрами, как Файяд.

Вражеские самолеты приучают жителей Алеппо не собираться большими группами, так как любое скопление немедленно бомбят. Немногочисленные отрадные моменты фильма, когда спасатели и дети с родителями проводят вместе время, обрываются очередным сигналом тревоги: собираться нельзя, нельзя.

В такой обстановке умудряются проводить и политические митинги против Асада с ритмичными речёвками, что выглядит скорее как угроза Давида Голиафу. Где-то там, за горизонтом — Голиаф в виде режима Асада и России, поставляющий все новые и новые бомбы на погибель «оппозиции».

Впрочем, авторы старательно избегают любых политических ассоциаций: флаги и надписи «оппозиции» мало что скажут европейскому зрителю, а политических деятелей, как и военных, в кадре нет. Есть только многочисленные проклятия стенающих гражданских в адрес Асада.

Один из самых запомнившихся моментов — разговор спасателя и спасённого им мальчика: взрослый говорит, что ребёнка Бог оставил в живых, чтобы тот вырос таким, как они, сильным и смелым (за кадром, впрочем, осталось, что в «белых шлемах» служит и около ста сорока сильных и смелых женщин). Или же второй момент — когда в редкие мгновения покоя на дежурстве спасатели принимаются петь песню о красивой девушке, а потом, на похожий мотив, песню о разрушении. Приезжая с опасного задания, один из спасателей справляет свадьбу, даже под обстрелом сохраняя атрибуты своей культуры. Есть и откровенно художественные кадры, давящие на ассоциативную память и эмоции — аквариум с рыбками (их пытается разводить один из спасателей), стоящий посреди разрухи, или выжившая после обстрела кошка.

Герои постоянно задаются вопросом: «Уезжать ли, покидать ли родной город?», а также: «Как это сделать?» и «Что будет там, в изгнании?»

Не будет спойлером тот факт, что часть жителей Алеппо окончательно покинула осаждённую родину, а часть показанных в фильме спасателей, отважных людей — погибла. Войска Асада захватили Алеппо в декабре 2016 года.

После таких просмотров хочется по привычке констатировать, что украинский зритель будет рад, что «у нас такого нет»… А потом вспоминаешь, что уже четыре года «такое» есть, и конца этому не видно. Благородный антивоенный посыл фильма предназначен скорее для «противника» к северо-востоку от Украины. Ощутит ли угрызения совести после просмотра «Последних людей в Алеппо» российский пилот, нажимавший на гашетку?

Численность населения Луганска, Донецка и городов Крыма сравнима с Алеппо, и над ними нависают боевые действия. Как бы ни старались продюсеры, «большие белые люди», снять фильм-обвинение против войны, они не смогли и не могут предотвратить войну в центре Европы.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...