Что не так с квир-критикой марша 8 марта

 

К грядущему Женскому маршу 8 марта поступило два «критичных» заявления с «радикальных» позиций — от киевского самба-бэнда Rhythms of Resistance и анонимной группы «Квир анархо-феминизм». Оба текста содержат такую концентрацию ерунды, что читать без нашатыря я вам их не рекомендую. Тем не менее я потрудилась подытожить и осмыслить предложенные нам дары мозга, в основном сводящиеся к следующему: «мы радикальные и политичные и в белом пальто стоим красивые, а у вас национализм, неолиберализм и вообще все не так».

Приступим, помолясь.

Сужение повестки к Стамбульской конвенции, заработной платы и «неуважения к женщинам» — это и есть повестка неолиберального правого поворота в феминистическом движении… Обсуждение темы марша не было открытым событием, из него были нарочно исключены ВСЕ НИЗОВЫЕ феминистические группы. Это было сделано с единственной целью, чтоб НГО продвинули свою нормативную, неолиберальную повестку.

Давно поймала себя на том, что при очередном появлении слова «неолиберализм» вместе со словами «квир» и «феминизм» у меня дергается глаз. Молодые, здоровые и обеспеченные студентки и преподавательницы университетов, придерживающиеся феминистских взглядов — большие фанатки критики «неолиберализма», причем не развернутой критики, а речекряканий в стиле «неолиберализм это плохо, пнятненько?»

Вряд ли они сами смогут объяснить, что конкретно не так. Я смогу, равно как и смогу объяснить, что в данном случае не так с его критикой.

Для начала, эта критика не антикапиталистична и поэтому не может считаться «радикальной». Все время хочется спросить — так а другие формы капитализма вас устраивают? Или вы о них не слышали? Третья волна феминизма начинала с критики капитализма в целом, откат ко второй — не то чтобы радикальненько, в двадцать первом-то веке.

Равно очень интересует вопрос наличия неолиберализма в современной Украине. Сомневаюсь, что повышение минимальной зарплаты и сборов с физических лиц-предпринимателей — это неолиберальная программа. Обращение организаторками марша к теме женских зарплат, казалось бы, должно приветствоваться — но нет, даже это правый поворот. Вот те раз.

Я работаю с семнадцати лет, сейчас мне тридцать три и размер оплаты труда меня все еще волнует, несмотря даже на то, что я неплохо образованная, не трансгендерка и не иммигрантка. Нет у меня такой привилегии — о деньгах не думать. Текст критики писали дети богатых родителей или жены богатых мужей? Денег, как говорится, нет, но вы держитесь.

Во-вторых, существующая на Западе и в Украине критика неолиберализма не интерсекциональна в деле. Она не переходит в практику — помочь осознать, озвучить и отстоять свои интересы бедной и необразованной женщине (или бедному и необразованному квиру). Все противодействие неолиберализму сводится к беседам между людьми, которые в существующей экономической системе имеют возможность получить хорошее образование и ездить на конференции с отрывом от зарабатывания денег, а то и с оплатой участия, а не стоять и торговать с лотка колготками или клепать текстовый контент с языком на плече.

Такая, знаете, нынче дайвёрсити, исключительно для обеспеченных и дипломированных. Чем тогда вас, гражданки феминистки, не устраивает система, в которой лично вы имеете возможность заниматься тем, чем хотите? Но ведь и не занимаются. Очень весело, когда группы, о деятельности которых не известно ничего, критикуют организации и инициативы, которые добиваются реальных изменений в процедуры, скажем, смены юридического пола или службы женщин в Вооруженных силах.

Как в анекдоте: сидит заяц на пенечке, ковыряется в носу — а зато он богат духовно. «Инсайт» годами работает, способствует реформам по вопросам гендера, проводит фестивали, услуги для сообщества — а мы зато политичные. Кто первые назовутся «политичными и критичными», те и в домике. Но быть более критичными, чем первые назвавшиеся критичными, по правилам этой односторонней игры нельзя — это называется обесценивание и продолжение угнетения, ты стратила.

Идея марша совершенно колониальная и стремится повторить / поддержать «белые» женские марши в США 2017 года, сокрушительно раскритикованные небелыми женщинами и трансгендерными людьми за отсутствие реальной инклюзивности.

«Квир-анархо-феминистки» под предлогом антиколониализма просто колониально повторяют за западными все мантры не только про неолиберализм, которого тут просто нет (Гройсман не Тэтчер, шахты не закрывал), но и про небелых, секс-работниц, ВИЧ-позитивных женщин.

Вторая и третья группа (секс-работницы и ВИЧ-позитивные женщины) на марше будут представлены своими существующими объединениями, о чем радикальные квиры навра… мягко умолчали, а первой (небелых женщин) в стране просто нет в тех же количествах, что в США или Великобритании. Даже местным крайне правым это как-то не интересно, они у нас все больше по исламофобии. При этом ромская проблема — смешанная этно-классовая.

Ничего не знаю о подписантках заявлений (они выходят на поверхность один-два раза в год и то анонимно), но, ей-богу, я сомневаюсь, что они черные, бездомные иммигрантки и секс-работницы одновременно, и озвучивают свои собственные, а не вычитанные на хаффпосте или у Батлер, проблемы. Ненавижу расизм и не… проблемы США и колониализм.

Мы видим нынешний марш как возрождение «Женской сотни», которая выдавала правую либеральную повестку за общефеминистическую, поддерживая и усиливая доминирование правого дискурса после 2014 года. После того, как Женская сотня «переприсвоила» привествие «Слава Украине», а женский марш на своем плакате «переприсвоил» шрифт Нарбута, что еще осталось «переприсвоить», чтоб отличия между правыми и ними окончательно исчезли?

«Переприсвоение». Тут и вовсе все просто — шрифт работы умершего в 1920 году художника Георгия Нарбута приравнивается к свастике на том основании, что другую его версию как-то раз использовало одно крайне правое движение. У коровы есть рога, значит, корова дьявол, а все, что однократно использовано правыми, навечно запрещается для дальнейшего касания, прямо как в советской тюрьме.

Архаичные иррациональные практики табуирования, сохранившиеся только в жутких гомофобных формах среди преступников — это, оказывается, радикальный квир. Есть концепция «долгого средневековья», а тут, получается, надо вводить «долгое первобытное общество». Тотем и табу наносят ответный удар.

Самое чудесное в заявлении «квир-анархо-феминисток» находится в конце. «Что еще осталось «переприсвоить», чтоб отличия между правыми и ними окончательно исчезли?» — вопрошают они. Вам — не знаю. Другие же будут отличаться всем остальным — ну там, идейным содержанием, например.

Ми маємо висловити недовіру організації «Інсайт», яка судячи з усього, до того ж, має намір апропріювати низову практику протестів Ритмів спротиву, створюючи свою «ініціативу з барабанами», яка підготує «яскравий виступ до 8-го березня.

В обратную сторону, что характерно, работает то же самое — сделать свою ритм-секцию не смейте, вы отжимаете идею! По запросу feminist samba band гугл показывает сотни фотографий изо всех стран мира — они все отжали идею у RoR? А RoR ее первые придумали? WAIT OH SHI~

В целом, единственное, в чем на самом деле можно упрекнуть предстоящий марш — это слово «женский» вместо «феминистского» в названии. Тем не менее, с учетом предыдущей деятельности всех участвующих организаций, нет никаких оснований считать, что это было сделано из трансфобии, желания «прогнуться под правых», некритичного отношения к неолиберализму или еще какого греха.

И если уж по каким-то причинам не хочется участвовать, а организовывать альтернативный марш с труъ-повесткой тоже желания нет — лучше вспомнить, что главный враг феминизму в стране не «Инсайт», а консервативное лобби в парламенте и крышующий крайне правых министр внутренних дел. И прекратить уже пакостить чужому труду.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • USD: skrill.com, [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...