Чего хотят и чего боятся правые

Факельное шествие ультраправых в Нэшвилле, США, 2017

Есть что-то общее у всех правых, несмотря на совершенно различные политические цели и способы их достижения. Например, они все так или иначе приходят к мысли, что современный мир катится в ад, и надо срочно захватить кабину машиниста, направив состав человечества в светлое прошлое. Что консерваторы, что клерикалы, что традиционалисты, что рунно-свастичные неонацисты — все видят угрозу в свободе и её завоеваниях, способных перетряхнуть древнюю систему власти и подчинения.

Правые, начиная с православного священника и заканчивая завсегдатаем форчана, боятся будущего, в котором мужчины не будут иметь власти над женщинами, старшие и богатейшие мужчины — над младшими и беднейшими, белые — над цветными. 200 лет назад правые испытывали ужас перед всеобщим избирательным правом и свободой вероисповедания, а сегодня их пугают женщины, способные конкурировать с мужчинами, цветные, вступающие в брак с белыми, геи и лесбиянки, которые не скрывают свои чувства, да вообще все люди, которые не признают никаких безусловных авторитетов, получают от жизни удовольствие и не спрашивают на каждом шагу разрешения.

«Если геи заводят ребёнка, в школах говорят, что вера в бога — это ненаучно, марихуана невиннее алкоголя, а транс-женщина может стать священником, значит, мир точно летит в тартары», — думает типичный правый.

Вот только что он может предпринять? Возродить патриархальную семью в эпоху, когда каждый может выбрать себе образование и вести небогатое, но самостоятельное существование? Воздвигнуть ультраавторитарное государство, которое разрушат благодаря Фейсбуку раньше, чем оно начнёт работать?

Очевидно, что технический прогресс с каждым годом делает всё больше элементов личной свободы необратимыми, несгораемыми. Когда вокруг терабайты свободной информации, бояться отца, бога или мужа становится всё труднее.

Лорен Сазерн, канадская ультраправая активистка, выступающая за гендерное равенство

Сегодня неонацистка, выступающая за равные права женщин и мужчин, или монархист, собирающий криптовалюту — это обыденное явление, не вписывающееся в традиционную картину мира. Даже некоторые правые не могут сопротивляться прогрессу. Поэтому тёмное прошлое в виде стадного мракобесия, псевдонаучного расизма и репрессивной сексуальности цепляется за самые яркие элементы будущего, предлагая обществу фактически антиутопию киберпанка.

«Следуй заветам, и всё будет хорошо, а иначе мир захватят исламисты, которым мы, правда, во всём стараемся подражать, но об этом никому ни слова», — мотивируют людей правые.

«Выбери мир высоких технологий и традиционных ценностей, в котором ты будешь героем, рыцарем или даже королём!» — агитируют они молодых мужчин.

«Блюди целомудрие до брака, а потом рожай своему мужу детей!» — говорят правые молодым женщинам, не зная, что ещё можно предложить этим «сосудам греховным».

«Бей пидоров, планокуров и черножопых!» — твердят правые своей самой бестолковой аудитории, которой не нужны ни технологии, ни какие бы то ни было ценности.

Они боятся, что ещё немного, и их сказки ни на кого не подействуют. Всё труднее проповедовать расизм, когда люди путешествуют по делам из одной страны в другую за пару часов. Всё труднее убеждать женщин в их неполноценности, когда передовые наукоёмкие отрасли предлагают им должности и оклады наравне с мужчинами. Это страшит правых и заставляет их думать о своём выживании как представителей определённого набора политических ценностей.

Именно поэтому в США набирает силу самое истеричное за всю историю правых движение — альт-райт; поэтому в  России церковь занимает всё больше ранее независимых общественных ниш, становясь одновременно источником права, научным авторитетом и заменой государству там, где ему неудобно пачкать свои руки. Институты и практики, на которые опираются правые, рекомбинируются и мутируют, вылезая в виде угревой сыпи на лице подрастающей цивилизации.

Страх — это альфа и омега правых идеологий. Всё, что они предлагают, может быть принято исключительно благодаря этому липкому чувству. Если ты не пойдёшь у них на поводу, то цветные леваки отберут твоего ребёнка, сделают из него транссексуала, после чего он во имя Аллаха взорвёт себя в самолёте. Ладно, но что дальше, какая альтернатива? И вот здесь самое интересное.

Правые никогда не предлагают новых проектов общества, которое было бы свободнее, безопаснее и эффективнее, чем всё существующие. Новое уже придумали либералы и левые, а посему им остаётся только тянуть старое, присобачивая к нему табличку с наукообразным описанием или броским технологическим понятием.

«Блокчейн!» — кричат они, размахивая флагом с немецким имперским орлом.

«Биокультурное разнообразие!» — добавляют правые, зачем-то призывая размножаться только внутри узкой группы ближайших родственников (белых европейцев).

«Белое этногосударство! Интермариум!..» — отчаянно кричат они, надеясь, что это хоть кого-то зацепит.

Говорить, что правые проиграли в глобальной схватке и теперь безуспешно бегут за несущимся на всех парах поездом — значит обманывать себя. Они давно и с комфортом размещены среди вагонов всех классов, и не так много факторов удерживает их от нападения на попутчиков в надежде, что эти меры заставят состав изменить движение. У них есть для этого все шансы.

Если не сопротивляться их культурному и политическому влиянию, которое всегда зиждется на страхе, они воспользуются громкой связью и начнут пугать пассажиров, пока те сами не попросят их управлять поездом. Из-за слепой веры в торжество безусловного прогресса и светлого будущего, которое наступит само по себе, можно пропустить начало ядерной войны всех против всех или распад цивилизации на варварские банды. Это будет окончательная победа правых.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • SKRILL.COM: [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...