Война братских народов

Наметившееся противостояние Путина и Эрдогана может быть названо «войной братских народов» с гораздо большим основанием, чем российское вторжение в Украину. От слов о «братстве» Украины и России плохо пахнет. Произносящий их человек расписывается в замшелом примордиальном национализме. Близость России и Украины описывается исключительно в категориях «крови и почвы», иногда к ним добавляют еще и религию. На самом деле, структурно, государство Россия куда ближе к Турции, чем к Украине.
bismark
Оба они — государства, формально демократические, но тяготеющие к авторитаризму. Государства, в которых оппозиция подавляется жестоко и насильственно. Государства, в которых спустя многие десятилетия после насильственной деклерикализации снова наметилось слияние власти и церковников. Государства, в которых существуют нерешенные межнациональные конфликты, которые гасятся с помощью военных и полиции. Государства, которые не так давно стремились к интеграции с Западом, но избрали «свой особый путь развития», включающий рост консервативного мракобесия внутри страны и агрессивную внешнюю политику — снаружи.

Путин и Эрдоган очень похожи. Похожи и их избиратели. Похожи и сами возглавляемые ими государства.
Поэтому не следует считать Турцию «хорошей» стороной в конфликте, в нем нет и не может быть хороших сторон.

Но это не значит, что мы не можем радоваться громкому поражению России. Ведь ещё совсем недавно Россия рассматривала свою военную мощь как главный и непробиваемый аргумент, который может разрешить в её пользу любой внешнеполитический конфликт. Но рычавший на весь мир русский медведь, которого с гордостью изображали лояльные Кремлю карикатуристы, оказался бумажным. Кремлевские пропагандисты с их «смеющимися Искандерами» воют от бессильной злобы, но они даже выть в полный голос не решаются, потому что им страшно. Россия поднималась с колен лишь для того, чтобы упасть лицом в грязь. С чавканьем и брызгами. Путинский электорат это ещё не осознал, но скоро даже он осознает, что «международный авторитет России» ради которого они не так давно затягивали пояса — это пшик. Что Россию не ударили в спину, а плюнули ей в лицо и потом сапогом по этому лицу потоптались. И мужественный путинский рейтинг начнёт сдуваться.

Единственный способ надуть его напоследок — это ещё глубже ввязаться в сирийскую авантюру, что приведет лишь к углублению той могилы, которую Путин и Асад неизбежно разделят. Россия не может победить в Сирии. В Сирии вообще никто не может победить, кроме её жителей. Почему ИГИЛ невозможно уничтожить бомбежками неплохо пояснил в своём интервью Игаль Левин. Бомбежками можно лишь создать красивую картинку, которая ненадолго впечатлит недалеких людей. Тем жестче будет разочарование. Недавнее уничтожение гуманитарного конвоя показывает, что Россия выбрала именно этот путь, который может привести её лишь к крайне болезненному, кровавому и бесславному концу.
paper
Перефразируя один набивший оскомину пошлый мещанский афоризм: у тех, кто сегодня поддерживает Эрдогана нет ума. Но у тех, кто не радуется унижению Путина — нет сердца.

Вам также может понравиться...