Размышления о маскулистах-страдальцах

Уже много лет подряд я слежу за опубликованными в СМИ статьями и расследованиями, которые касаются темы домашнего насилия. Меня сложно шокировать, я просто механически отмечаю, что ещё одна женщина погибла или была серьёзно травмирована. Я рассматриваю случаи из разных стран, в том числе и с других континентов.

  • Парагвай. Адольфину Ортигозу муж избил за поставленные её записям в Фейсбуке лайки, думая, что эти лайки ставят её сексуальные партнёры.
  • Российская Федерация. Маргарите Грачёвой муж отрубил руки из ревности.

И это так, только то, что навскидку вспоминается за последние месяцы. Случаев, которые не стали медийными, тысячи. Но даже тех, которые просачиваются в прессу, хватает, чтобы бесконечно наблюдать один очень вредоносный логический выверт. Итак, имеется насилие супруга А над супругой Б, в ходе которого Б теряет трудоспособность или умирает.

В большинстве таких историй, сколь бы замечательной женой, хозяйкой и матерью ни была пострадавшая, в комментариях некоторых «экспертов» начинает разворачиваться идея того, что у домашнего насильника были настолько сильные и непреодолимые страдания от измен жертвы (реальных или мифических, в данном случае это совершенно не важно), что бедняга был просто вынужден отрубить руки, отрезать голову или избить до полусмерти.

И фокус с жертвы смещается на якобы главного страдальца этой ситуации — мужчину. Вот, к примеру, типичный комментарий интернет-тролля, который пришёл под статью о Маргарите Грачёвой рассказать, как она сама спровоцировала:

Мужчина получил не менее серьёзную психологическую травму, в первый раз когда заподозрил любимую в измене (многие только из-за этого уже кончают жизнь самоубийством), а второй раз когда пытаются добиться правды пытая любимую.. Такие травмы крайне негативно сказываются на мужском здоровье, на сердечно-сосудистых заболеваниях и иногда приводят к преждевременной смерти.

То есть логика такова: убить/искалечить лучше, чем развестись, поделить имущество и распределить время по уходу за ребёнком. Изучение таких историй не то что намекает, оно явно говорит, что домашний насильник может занимать вообще какое угодно общественное положение, иметь любое образование, придерживаться любых политических взглядов.

Вот Грачёв, к примеру, психолог по образованию. Мне бы к такому попасть на приём не хотелось. Некоторые экзальтированные особы пишут, что он «слишком милый и симпатичный как для садиста, он не мог». Тут вообще без комментариев.

Причина такого одобрения домашних тиранов лежит в патриархальной установке: «Ревнует — это значит он тебя очень сильно любит!» Нет. Если пошли уже патологические загоны с досмотром вещей, слежкой, угрозами или физическим насилием, то тут любовь сдохла.

Вообще очень печально, что шутейки типа: «Я тебе повыбиваю все зубы, если ты наденешь короткую юбку», — женщинами часто воспринимаются как признак самцовости-мужиковости, признак эдакого правильного защитника.

Так вот: вот таким заявлениям лучше верить. Буквально. Верить и быстренько-быстренько ретироваться, задействовав все возможные ресурсы. А то можно от такого самца-мачо уехать в пакете по частям за слишком ярко накрашенные ресницы.

Поддержать редакцию:

  • UAH: «ПриватБанк», 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • SKRILL.COM: [email protected]
  • BTC: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • ETH: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • DASH: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • LTC: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

Вам также может понравиться...