Об одном критике феминизма и о 1968 годе

В начале октября «Нигилист» перепостил заметку из ЖЖ scholar_vit «Об одном сокрушительном поражении феминизма и его уроках». Иногда мужчины писали полезные вещи о феминизме, например, Джон Стюарт Милль. Но этот текст вызывает, мягко говоря, скепсис.

По мысли автора, американские феминистки второй волны не смогли перетянуть на свою сторону женский электорат и проиграли консерваторам.

«К началу 1970-х годов, — пишет он, — казалось, что ничто не может остановить простой и ясный законопроект (Equal Rights Amendment, ERA), который состоял из трех пунктов:

  1. Соединенные Штаты или отдельный штат не могут отказать никому в правах или ограничить равенство прав перед законом на основании пола;
  2. Конгресс имеет право издавать законы, направленные на исполнение этой поправки;
  3. Поправка вступает в силу через два года с момента ратификации».

Глория Стайнем

Помешала этому, по мнению автора, политесса и жена видного антикоммуниста Филлис Шлафли, которая «была умнее и талантливее Дворкин, Мак Киннон и других современных ей феминисток — ну во всяком случае харизматичнее». Интересно, что он упоминает только радикальных секс-негативных феминисток, забывая о Глории Стайнем, которая в юности снималась для «Плейбоя» и отличалась редким обаянием, или Рите Мэй Браун (если автору во что бы то ни стало хочется бросить камень в огород лесбиянок, к которым относили себя Дворкин и Мак-Киннон).

Но даже радфем он, видимо, толком не знает, иначе бы вспомнил «академического вундеркинда» Шуламит Файерстоун, авторку «Диалектики пола»: она едва ли не первой из феминисток подробно раскрыла идею искусственной матки и вообще опередила своё время. О Файерстоун, в частности, можно почитать в статье Ирины Тартаковской «Личное как политическое: вторая волна феминизма как эхо 1968-го».

Работы многих других учёных и публицисток второй волны не переведены на русский и украинский языки, но сейчас, во всяком случае, можно прочитать «Принудительную гетеросексуальность и лесбийское существование» Адриенн Рич (в одном из переводов — «Обязательная гетеросексуальность») и ещё несколько ключевых текстов.

Шуламит Файерстоун

Автор словно подменяет понятие ума понятием харизмы, но это ещё ничего. Странно, что он словно не замечает очевидного: сторонникам политического мейнстрима в определённые эпохи легче выглядеть более обаятельными и уверенными, чем революционерам, потому что консерваторы чувствуют мощную общественную поддержку.

Можно, конечно, вспомнить Даниэля Кон-Бендита, но он был белым мужчиной, которому бунтарство к лицу. А «настоящей женщине» к лицу фартук. Если не смотреть сквозь патриархальную призму, Шлафли не кажется ни сверхинтеллектуалкой, ни харизматической лидеркой. Женщина как женщина, конвенционально красивая, тщеславная и расчётливая, но не более. Разумеется, за ней стояли богачи, нуждающиеся в сохранении привилегий, а за Шуламит Файерстоун — никто.

Шлафли была типичной женщиной-викарием (характерно, что русский переводчик книги Алекса Константайна «Виртуальное правительство» считает её мужчиной: «…ультраконсерватор Филлис Шлафли назвал…»), но она упала, наступив на собственный патриархальный подол.

Рита Мэй Браун

Будучи противницей расширения женских прав, она дважды баллотировалась в Конгресс. Это непоследовательное, на первый взгляд, поведение опирается на железную внутреннюю логику: чтобы получить права привилегированной группы, надо побороться против угнетённых групп (как это в наше время делают Мизулина или Поклонская). Джин Болен в поп-психологической книге «Богиня в каждой женщине» восхищается Шлафли — якобы она олицетворяет архетип Афины, — но править этой богине всё равно не дали. Идеальной женщине лучше стоять у плиты, чем у кафедры: можешь сколько угодно наряжаться Минервой, но для общества ты Гестия.

Затем автор рассказывает, почему домохозяйки не хотели равноправия. Их устраивала размеренная жизнь, им не мешал даже запрет брать кредиты, потому что мужниным кредитом часто пользовалась жена. Если муж разрешал, а мог не разрешить. Но это такая ерунда, не правда ли?

Ещё интереснее выглядит объяснение, почему женщины в 70-х стали работать по найму: «Сначала масса замечательных изобретений и нововведений… сильно облегчили труд женщин. У них появилось больше свободного времени». Это время решил присвоить мировой капитал, выманивая домохозяек из кухонь. Женщины, понятное дело, этого не хотели, но либеральный крысолов с волшебной дудочкой их заколдовал. Социалисты, подчёркивает автор, поступали ещё хуже — буквально заставляли женщин трудиться.

То есть до Октябрьской революции женщины не работали на полях, фабриках и заводах, не были ни бурлачками, ни гувернантками, а занимались исключительно репродуктивным трудом. Хороший расклад, только противоречит историческим документам.

Американские сварщицы, заменившие мужчин в период Второй мировой войны

О том, что во Вторую мировую войну американки, несмотря на нехватку стиральных машин и электроплит, заняли место мужчин на производстве, а после победы были уволены, автор тоже почему-то не говорит.

Итак, женщины, которых выгнали с работы, чтобы освободить места для ветеранов, терпели около двадцати лет. За это время подросло новое поколение, начитавшееся про суфражисток и разочарованное буднями среднего класса.

Работницы швейной фабрики, 1960-ые, США

Но реакция также была достаточно сильна: «Женщинам было ясно, что именно феминистки разрушают привычный и удобный порядок, когда у каждого в семье свое место, когда муж работает, а жена ведет дом. Им казалось, что принятие ERA окончательно ознаменует приход этой новой опасной эпохи». Этим и воспользовалась Филлис Шлафли.

Автор обвиняет, в первую очередь, феминисток: «…они… не нашли нужных слов и не сумели убедить прежде всего женщин в своей правоте. Я не знаю, было ли это возможно в принципе…»

Кто же мешает узнать? Интернет-архивы — в распоряжении любого профессионала или грамотного дилетанта.

Вспомним XIX век. Возможно, Эрнестина Роуз тоже потерпела бы поражение в борьбе за имущественные права женщин США, если бы состоятельные отцы семейств не поняли, что из-за дурацкого закона их дочерей могут обобрать альфонсы. Поэтому в 1848 году власти штата Нью-Йорк позволили замужним женщинам свободно распоряжаться имуществом. (Подробнее — здесь.)

Конечно, Роуз должна была сначала донести эту мысль до отцов. Но, помимо слов, необходимы иные рычаги давления, а таковых у феминисток 70-х не было. Если их нет — ты не получишь желаемое, будь ты хоть Демосфен. Если есть — тебе открыты медиа, и ты можешь нести любую чушь, как Малахов на русском ТВ.

Более масштабное сопротивление системе началось, когда набралась критическая масса феминисток, а чтобы этот человеческий ресурс возник, необходима долгая коллективная работа. Это и анархо-зины, и популярные издания вроде журнала «Ms», и группы роста самосознания, и самодеятельные женские медицинские группы. Некто «нашла нужные слова»?

Ещё двадцать лет подождала, и они выкристаллизовались в её сознании? Если бы всё было так просто.

Но менсплейнинг — это всегда упрощение, особенно подающийся с таким апломбом.

Поддержать редакцию:

  • Гривневый счёт «ПриватБанк»: 5168 7422 0198 6621, Кутний С.
  • Для заграничных доноров: перевод через skrill.com на счёт [email protected]
  • Bitcoin: 1D7dnTh5v7FzToVTjb9nyF4c4s41FoHcsz
  • Etherium: 0xacC5418d564CF3A5E8793A445B281B5e3476c3f0
  • Dash: XtiKPjGeMPf9d1Gw99JY23czRYqBDN4Q69
  • Litecoin: LNZickqsM27JJkk7LNvr2HPMdpmd1noFxS

 

Вам также может понравиться...